Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 80)


3-й день месяца Куропатки (позднее)


— Я посылаю дополнительный состав гребцов, их будет семьдесят восемь вместо пятидесяти двух, мастер Кэшел, — проговорил король Фолкуин. Он как будто оправдывался за что-то. — Таким образом, вы сможете сможете менять половину гребцов каждую вахту и быстрее достигнете Вэллиса.

Кэшел осматривал корабль и людей на его борту, одетых только в набедренные повязки. На судне царил порядок, только народу казалось многовато. Он попытался представить моряков овцами — так было удобнее их пересчитать. Но не тут-то было.

Пятьдесят два и семьдесят восемь — для Кэшела это были всего лишь слова. Он вечно потел, если считал дальше, чем до пяти. Для этой цели он всегда пользовался камешками, кидая их в горшок. Гаррик и Шарина считали до скольки угодно, а Гаррик даже показывал другу, как измерить высоту дерева по тени на земле.

— Ты свою задницу сюда не втиснешь, — сказал Захаг, оглядывая судно. Сам он в это время почесывал собственный зад. — Что ж, лишь бы нам скорее выйти в море.

Он повернулся к Кэшелу.

— Конечно, лучше бы не оказаться снова в той пустыне, а, старший. Ты ведь не собираешься отправиться туда, а?

— Да, пожалуй, нет, — отвечал Гаррик.

— Тут слишком мало места, — пробормотала принцесса Ария, сузив глаза. Корабль назывался «Арбутус», и Кэшелу хотелось бы верить, что это — самое лучшее судно, к тому же, надежно защищенное от пиратов, что снуют в здешних водах.

— Мастер Кэшел очень спешит поскорее воссоединиться со своей Шариной в Вэллисе, моя дорогая, — вступил в разговор Фолкуин. — Я уверен, что он согласен потерпеть небольшое неудобство ради этого. Ведь спустя несколько рассветов он встретится с возлюбленной.

Кэшелу показалось неуместным называть Шарину его возлюбленной. Но ведь это правда, так что он не стал исправлять короля.

Кэшел крепче сжал свой посох. Еще не хватало говорить об этом с Фолкуином! Он никогда не станет обсуждать свои чувства!

— Я просто не нахожу слов благодарности за заботу о моем друге Кэшеле, Ваше Величество, — проговорила Ария. Судя по ее тону, она не придала большого значения его словам.

Ария обернулась к Кэшелу и приложила палец к губам.

— Кэшел, я знаю, ты многого добьешься. Ты доставил меня сюда, в то место, которому я принадлежу, и вряд ли кто-либо еще мог это сделать.

Она огляделась, словно собираясь с мыслями.

— Я прошу госпожу Богиню послать тебе удачу. И еще, знаешь…

Она бросила на Кэшела взгляд. Вроде бы, обычная девушка, но сколько в ней огня!

— Ты всегда желанный гость на Пандахе. — И посмотрела на Фолкуина. — Верно ведь, милый?

— Абсолютно верно, — сказал король, рассматривая собственные сандалии. — Что ж, капитан уже готов к отплытию, мастер Кэшел.

— Да, точно, — согласился Кэшел. Палуба заскрипела под его весом. — Да хранит тебя Госпожа, принцесса. И вас, король!

Гребцы задвигались, и нос судна начал поворачиваться. Кэшел поискал места, где сесть, но места попросту не было. Захаг вскочил на нос, между гребцом и капитаном.

Трубач проиграл двойной сигнал. Гребцы работали в слаженном ритме, их весла так и мелькали.

Кэшел помахал рукой оставшимся на берегу, потом занял место рядом с трубачом. Было тесновато, но он сумел кое-как пристроиться.

Захаг продолжал всматриваться в очертания берега.

— Не будь Ария такой тощей, она могла бы выглядеть очень даже ничего, — пробормотал он. — Хотелось бы мне поглядеть, что такое есть у Шарины, чего нет у Арии.

Кэшел поднял голову.

— Не вздумай еще когда-нибудь сказать такое, не то будешь вплавь добираться до места. Понял?!

Примат съежился в комочек.

— Можешь поверить, старший, больше — ни-ни…

На принцессе Арии было роскошное белое платье, ослепительно сверкавшее в лучах солнца. Просто удивительно, как далеко его видел Кэшел!


Илна остановилась, чтобы присмотреться, куда ее ведут проводники. Косые солнечные лучи падали на крыльцо перед входом. Крыша имела изящные очертания, несмотря на то, что выглядела пострадавшей от непогоды.

Одна из шести колонн, поддерживающих портик, упала на дорогу. Глаза Илны сузились, когда она заметила, что колонна разломилась под углом, а не рассыпалась на отдельные обломки.

— Это место отрезано от остального холма, — проговорила она. И, надо отметить, сделано это было мастерски. Каменщики на Третьей Атаре отменные.

— Да, верно, — отозвался Хостен. Они с солдатами становились все менее разговорчивыми по мере приближения к гробнице. — Ее выстроили для Старшего Роми еще при жизни.

— А закончили в тот самый час, когда он скончался, — добавил один из солдат. — Его смерть была предсказана заранее.

— Это все легенды, — резко оборвал его Хостен. — Может, так и было, а может, нет.

Он поглядел на Илну и добавил:

— О Старшем Роми много говорили как при жизни, так и так и после, госпожа. Будь я на вашем месте, я бы немедленно вернулся в Диверс и постарался сесть на корабль.

— Если он только, в самом деле, умер, — проронил один из солдат. На сей раз Хостен не стал его одергивать.

— Не такое уж это приятное путешествие, чтобы я бросила его на полпути, — ответила Илна. — Но долг есть долг.

Большую часть из двух миль от дворца они проехали в карете. Хостен предложил ей сесть на лошадь, но Илна никогда не ездила верхом и не хотела выглядеть глупо, если упадет.

Они прошли последние сто шагов. Земля была покрыта глубокими трещинами — видимо, образовавшимися в результате землетрясения, скорее всего, от такого и обрушилась колонна. В такую трещину даже лошадь могла

провалиться, что уж говорить о людях.

— Это естественная пещера, — подал голос Хостен. — Вот только вход украсили. Говорят, она ведет к морю.

Внутреннее море было отсюда не видно, но до Илны долетал шепот волн. Ее не заботило, что пещера уходит под воду. Если каменные стены простояли так долго, непохоже, будто море станет угрожать жизни Илны ос-Кенсет.

Она смутно улыбнулась. Это бы раз и навсегда покончило с ее долгом перед Халфемосом и Кэшелом, а также всеми прочими людьми — в том числе, и перед теми, кому она в прошлом причинила вред. Что ж, если боги существуют, они не дадут ей так просто исчезнуть.

— Гроб был холоден, как лед, — снова подал голос солдат. — Они…

— Довольно! — рявкнул на него Хостен.

Илна обернулась.

— Пускай говорит, — заметила она. — Сказки или нет, я хочу это услышать.

Хостен повернулся спиной, то сжимая, то разжимая рукоять меча в ножнах, пытаясь избавиться от гнева и напряжения.

— Продолжай, — велел он.

Тот откашлялся. Волосы у него были морковного цвета и слиплись от пота.

— Эта история… Мой дядя рассказал ее мне, когда я был мальчишкой. Роми уложили в серебряный гроб.

— У него не было друзей, — вмешался еще один солдат. — Только слуги, но все не с Третьей Атары. Поговаривали, будто они и не люди вовсе.

— Ну вот, значит, гроб был холодным, будто ледяным, — продолжал первый. — Они внесли его в пещеру, до самого конца, и тогда водоем, который там был, вскипел. И все, кто там был, бросились бегом из пещеры, а пар начал подниматься над землей.

— А кто же рассказал эту историю твоему дяде, а, Дигир? — сердитым голосом спросил Хостен. — Уж не слуги ли, которые были нелюдьми? Сказки все это, вот что я скажу!

— А вы спускались в пещеру, лорд Хостен? — задал ему вопрос тот солдат, что упоминал о слугах Роми. — В детстве, я имею в виду, решились на это? Я — да.

Хостен повернулся лицом к остальным. Он выглядел бледным, несмотря на солнечный день.

— Однажды. Я дошел до первого уровня, когда он начинает медленно понижаться. Мой факел погас. Я бросился прочь. Сама Сестра гналась за мной по пятам!

Он изучающе посмотрел на Илну.

— Не ходите туда, госпожа. Может быть, внизу ничего и нет, но там испытываешь самый жуткий холод на свете. Не ходите.

Илна пожал плечами. И сказала, обращаясь к человеку с фонарем:

— Если вы посветите, я позабочусь об этом деле, а остальные смогут идти домой.

Солдаты посмотрели на своего начальника.

— Мы подождем вас, госпожа, — произнес Хостен. — Скажем, до полудня.

Солдат приоткрыл крышку в задней части медного фонаря, вставил туда тлеющий фитиль, который нес в трубке на поясе, а потом слегка подул. На солнце непонятно было, загорелась ли искра. Потом он протянул фонарь Илне.

— Надеюсь, я вас еще увижу, — проговорила Илна, поворачиваясь и делая три шага ко входу. Один из солдат что-то пробормотал в ответ — а может, он просто разговаривал с приятелями.

Лишь в самом начале, у входа, пещеры касалась рука человека. Снаружи тоже пробивался свет. Фонарь давал немного освещения, но глаза Илны постепенно привыкли к перемене в освещении.

«Вниз» — только туда и можно было направляться. На глаза попалась кожаная шляпа. Илна сразу вспомнила о мальчишках, что пробирались в это жуткое место. Девчонки не стали бы заниматься подобной чепухой.

Она улыбнулась. А что же она сейчас делает? Ведь приняла же она вызов барона Робиларда?

Илна обнаружила, что ей хорошо удается видеть здесь. Стены пещеры были влажными. Они состояли, в основном, из песчаника и неких блестящих минералов, отражавших свет фонаря.

То там, то здесь попадались имена и символы, нацарапанные на камне. Почти тысячу лет народ на Третьей Атаре пытался доказать, что он храбрее, чем умерший — а вместо этого они доказывали, какими глупцами являются. Правда, дураки встречаются на всех островах без исключения.

Илна добралась до упоминаемого Хостеном спуска. Дорога дважды повернула налево. Чувствовалась, она вся исхожена юными любителями приключений за прошедшие века.

Далеко впереди захлюпала вода. Интересно, выходит ли пещера к морю?

Как Хостен и говорил, здесь оказалось очень холодно. Видимо, из-за влажности… правда, Илна почувствовала холод еще раньше. Она начала спускаться по склону.

Но камню она пришлась не по душе — так же, как и он ей. Тропа выскользнула из-под ног. Девушка едва удержалась на ногах.

И опять улыбка тронула ее губы. Неприязнь не должна ей особенно помешать, она к такому давно привыкла.

Спуск продолжался. Илна удивлялась — как людям с гробом Старшего Роми на плечах удалось протащить его вниз. Она начала осматривать стены. Это должно было отвлечь ее от тропы, чтобы никто не подумал, будто она боится. Девушка даже рассмеялась этой мысли. Чтобы никто не подумал? Но кто мог бы подумать такое? Оставшиеся снаружи Хостен и солдаты? Она дотронулась до холодной, словно лед, стены. Ум Илны начали посещать странные иллюзии, словно кто-то играл с ним в опасные игры. Ее слегка отрезвило осознание собственной ярости, когда она догадалась об этом. Наверняка, игрок действовал бы успешнее, будь на ее месте человек, больше доверяющий Великим Богам.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать