Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 85)


Лампы в зале начали снова загораться. Вокруг виднелись остатки пиршества — разбитая посуда, разлитое вино, обрывки одежды.

Илна огляделась. Халфемос пытался покинуть клетку, но глаза его все еще не могли сфокусироваться. Она зашагала по пустому коридору, стараясь догнать Роми и его пленников.

Процессия уже покидала дворец. Роми спускался с платформы. Илна закричала:

— Старший Роми! У меня к вам вопрос!

Ледяные люди встали как вкопанные. Старший Роми обернулся.

— Задай свой вопрос, Илна-ос-Кенсет, — велел он.

— Господин, чего вы боитесь? — уверенным тоном произнесла девушка.

Роми рассмеялся, и смех его раскатистым гулом прозвучал под сводами дворца.

— Я ничего не боялся при жизни. Ничего не боюсь и теперь.

— А не боитесь того, куда заведет вас ваш собственный гнев?

Илна остановилась напротив мага. Придворные тоже остановились и смотрели на нее, правда, некоторые из них, сгорбившись, еще не могли оправиться от своего отчаяния.

Илна махнула рукой в сторону людей:

— Они не такие уж невинные, — проговорила она. — Конечно, не считая младенцев. Но вы же знаете, они все равно такого не заслужили. И даже…

Ее взгляд остановился на Робиларде.

— …этот парень!

Лицо Старшего Роми исказила ярость. Он ударил посохом по мостовой. Сверкнула молния.

Безлунное небо было чистым. С четырех сторон горизонта собирались тучи. Еще одна молния прорезала небо. Обильный дождь пролился на головы людей. Илна, скрестив руки, встретила ястребиный взгляд Старшего Роми.

Роми рассмеялся и снова махнул посохом. Тучи исчезли. Дождя не стало. Только мокрая мостовая еще напоминала о нем.

Ледяные слуги растворились в воздухе, словно блуждающие огни. Леди Реговара, которую больше не поддерживали с обеих сторон, упала на землю, истерически хохоча.

Старший Роми начал исчезать. Его тело превратилось в туман, потом — и вовсе обернулось бесплотным духом. Но смеющийся голос, сильный и громкий, гремел:

— Когда я был во плоти, Илна ос-Кенсет. Когда я был во плоти!

Потом и он умолк. Илна слышала теперь только перестук последних дождевых капель по крыше.

Она вздрогнула, почувствовав облегчение. За спиной послышался какой-то звук. Она обернулась и увидела: приближается Халфемос. Лицо его было усталым, но, похоже, он оправился после тяжелой работы.

Восточный горизонт посветлел. Скоро взойдет солнце.

Леди Котолина, все еще не выпуская из рук младенцев, бросилась наземь и принялась целовать ноги Илне. Илна попятилась в сердитом замешательстве.

— А ну, прекратите! — шипела она.

Подошел барон Робилард вместе с Хостеном. Барон положил руку жене на плечо. Она закричала, но потом подняла глаза: до нее дотронулся человек. Хостен помог ей подняться, но передать ему одного из малюток она наотрез отказалась.

Халфемос попытался преградить барону дорогу к Илне. Но девушка жестом велела ему не вмешиваться. Юноша замешкался было, но ее взгляд подействовал красноречивей любых слов. Неужели он решил, будто она нуждается в защите?

Барон Робилард же упал на колени.

— Чего вы хотите? — вопрошал он. За прошедший час он постарел на добрый десяток лет. — Все, что угодно, все, что угодно.

Прежде чем Илна заговорила, барон торопливо добавил:

— Простите меня, мне так жаль! Я не знал, клянусь Госпожой, я ничего не знал!

— Я и не предполагала, будто вы можете что-то знать! — сердито отозвалась Илна.

Девушка огляделась, собираясь с мыслями. Появилось несколько слуг, в том числе, и нянька. Она выждала момент, затем бросилась к Котолине и своим подопечным.

— Встаньте, — резко бросила Илна барону. Для Илны ос-Кенсет было невыносимо видеть человека, стоящего на коленях перед ней, даже если этот человек немногим раньше сам пытался поставить ее на колени. — Думаете, мне доставляет удовольствие разглядывать вашу макушку?

Все придворные глазели на них с бароном, правда, большинство — с солидного расстояния. Казалось, Илну они боятся не меньше, чем Старшего Роми.

Ее улыбка стала шире. Пожалуй, придворным есть чего опасаться.

Вслух же Илна произнесла:

— Мои спутники и я хотим добраться до Вэллиса, барон. Если можете снабдить нас деньгами на проезд, я буду вам благодарна. Можете не беспокоиться, долг я верну, если только…

Тут ее улыбка исчезла.

— …останусь в живых.

Робилард поднялся. Илна заметила, что колени у него дрожат. Что ж, он получил хороший урок.

— Вопрос о том, вернете ли вы долг, вообще не стоит, госпожа, — заметил он. И голос его становился увереннее с каждым словом, к тому же все следы похмелья исчезли. — Я…

Он оглянулся на придворных.

— …и все присутствующие здесь — ваши должники до конца жизни. Я не могу предложить вам пропуск на торговое судно, ибо ни одно из них не отправляется в Вэллис из-за разразившейся там беды, но…

— Какой беды? — удивилась Илна, прервав его речь на середине. Внезапный страх за Кэшела — вернее, Кэшела и остальных — вызвал этот вопрос. Она знала: лучше подождать, пока барон договорит.

— Там произошел мятеж, — объяснил Хостен. Он стоял рядом с бароном. Котолина с нянькой уселись прямо на ступени, пытаясь унять орущих младенцев. — Было колдовство и даже хуже того. У нас есть агенты на всех островах, с которыми мы ведем дела, есть и на Орнифоле, вот они и предупредили нас, что везти туда грузы опасно, пока угроза не миновала.

— Но, разумеется, это не касается вас, — поспешно добавил Робилард. — Поплывете на одном из моих военных кораблей.

И он

огляделся.

— Я думаю, на «Эрне», верно, Хостен?

Тот кивнул:

— На нем — либо на «Корморанте». Для обоих у нас все равно сейчас нет экипажа, но через пару дней, думаю, наберем.

— Разумеется, я буду сопровождать вас, — проронил Робилард. — Итак, когда вы хотели бы отплыть?

Илна начала было протестовать, потом поняла, что это бессмысленно. Она хотела добраться до Вэллиса как можно скорее. Новости о бедах лишь подогрели ее намерение — а если Робилард теперь считает себя ее должником… что ж, не так уж он и неправ.

— Чем скорее, тем лучше, — молвила Илна. Она посмотрела на Халфемоса. — Когда ты будешь готов?

— Нам с Цериксом нечего собирать, госпожа, — отвечал тот. — Лишь благодаря тебе мы вообще остались живы.

— Тогда отплываем через час, — бросил барон. — Так что, Хостен, надо собирать команду.

— Команда будет, — угрюмо отвечал Хостен. — А иначе я найду достойное применение этой клетке, барон. И мы будем в Вэллисе еще до заката.

И он отправился во дворец, криками созывая конюхов и веля седлать лошадей.


Следуя за Ройясом в личные апартаменты короля, Гаррик налетел на косяк. Лиэйн окликнула его. Ройяс обернулся с озабоченным взглядом:

— Ты в порядке?

— Когда все устаканится, я намерен проспать неделю, — отозвался Гаррик. Он хихикнул и добавил: — Если до того времени не уснем вечным сном.


Лиэйн вздрогнула. Ей нелегко было привыкнуть к новым шуткам Гаррика.

— На поле битвы годится только юмор висельников, сынок, — пробасил в глубинах его сознания король Карус. — А может, он годится лишь для виселицы, не знаю, там мне не доводилось побывать.

Четверо Кровавых Орлов в приемной оставались стоять у внутренних дверей, когда Ройяс вошел. Когда Гаррик сделал было шаг внутрь следом за канцлером, они не пошевелились. Старший вахты выбросил кулак в салюте и сообщил:

— Он снова встречается со жрецами, господин. Попросил, чтобы никто не входил.

И кивнул Гаррику на дверь, мол, где находился король.

Гаррик знал: Кровавые Орлы без лишних разговоров умрут за Валенса. Они не станут выполнять его приказов, если те вступают в противоречие с волей реального правителя Вэллиса. Он постучал по деревянной обивке двери, затем откинул задвижку и вошел, прежде чем его успели остановить.

Гаррик улыбнулся. Он, именно он — истинный правитель Вэллиса и большей части Орнифола, он будет править всеми Островами, по крайней мере, если выживет в ближайшие дни.

Валенс жалобно проблеял:

— Я же велел никого… — и умолк, когда понял, что это Гаррик. Вместо шелковой туники, приличествующей лицу его ранга, на нем была власяница, раздражавшая нежную королевскую кожу, как свежесорванная крапива.

Гаррик уже имел дело с двоими священнослужителями, сидевшими у короля. Архиепископесса Иерофант Орнифолская была семидесятилетней старухой с кожей, напоминающей слоновую кость, и глазами холоднее стали. Перед своим возвышением она основала орден целителей, ныне управляющий сотней больниц по всему острову. Ее спутником был глава храма Пастыря-Вседержителя Вэллиса. Толстяк, чьи мозги никогда не были перегружены работой, а руки всегда искали чего бы урвать.

— Ваше Величество, — начал Гаррик. — У нас с вами есть, что обсудить.

Жрецы уже покидали помещение. Первое время, когда Гаррик приходил побеседовать с королем, жрецы думали, что могут остаться. Теперь они поняли, что ошибались.

Валенс в отчаянии покачал головой.

— Ну зачем вы так? Вы не понимаете, как важно для меня прощение Госпожи.

Губы Гаррика скривились в гримасе, но он удержался от комментариев. В известном смысле, Валенс прав: Гаррик не думал, важно ли для короля получить прощение Великих Богов. Но Валенс, на самом деле, имел в виду другое: «Вы не понимаете, сколько зла я совершил!» А как раз это Гарик понимал превосходно.

— Восстановление вашего правительства происходит именно так, как мы и надеялись, господин, — сказал Гаррик, не обращая внимания на жалобы короля. — На западе острова на нашу сторону перешло больше советников королевы, нежели я предполагал, но в большинстве случаев семьи много веков живут самоуправлением. Нам остается только присматривать за ними.

Хотя Вэллис и учредил новое правительство, с остальными островами было не так просто. Тот факт, что Валдрон и его северные союзники поддерживали принца Гаррика, являлся достаточной причиной для мелких землевладельцев юга и востока бунтовать против новой власти и пытаться отделиться и создать собственные группировки. Подпись Валенса на развозимых Ройясом и Тадаем документах оказывала больше влияния, чем военная угроза со стороны Валдрона.

Лиэйн сложила переносной планшет, в котором держала последние документы. Это была вещичка тонкой работы из кипариса, украшенного бронзой, и принадлежала некогда ее отцу-путешественнику.

Ройяс теперь должен был отвечать на все вопросы, связанные с документами. Прежде все это находилось в ведении одного лишь Валенса.

Гаррику приходилось присутствовать на слушании дел, ибо никто, кроме него, не мог прорваться в кабинет, а, кроме того, Валенс сам слушался его.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать