Жанр: Фэнтези » Дэвид Дрейк » Королева демонов (страница 92)


— Чудовище близко, — заговорил Валенс тихо. Все в комнате повернулись к нему. — Оно скоро будет здесь.

— Так или иначе, это может произойти, — мягко ответил Гаррик. — Ваше величество, вы ведь знаете, куда Силийон мог уйти вместе с…

Язык не повиновался ему, он не мог выговорить имя. — …с жертвой?

— В подземные покои дворца Тиранов Вэллиса, — отчетливо выговорил Валенс. — Аттапер знает это место, да и большинство Кровавых Орлов — тоже. Я часто водил их туда.

На короле была простая туника со скромным узором по вороту и на рукавах. На ней больше не было пятен от еды.

— Оттуда Чудовище входит в наш мир. Так говорит Силийон.

— Все верно, — сказал Гаррик, поднимаясь со своего места. Он вытянул меч из ножен, потом загнал его обратно. — Я возьму несколько Кровавых Орлов и вернусь как можно скорее.

— Он уже должен был подложить ее Чудовищу, принц Гаррик, — произнес Валенс с отчетливой ясностью человека, понимающего: его конец близок и расстраиваться тут не о чем. — Оказавшись в клетке, она не сможет вернуться. Ничто не может покинуть эту тюрьму, пока само Чудовище не прорвется сквозь сдерживающие его стены.

Гаррик стиснул руки. Он бы послал за Теноктрис, но знал: по крайней мере, еще час она должна оставаться в поместье королевы. Он понимал: старая волшебница сделала верный выбор, рассудив, что вначале нужно разобраться с королевой, а потом уже — с Чудовищем.

Илна развязала мешок. Бросила его на пол. К удивлению Гаррика, ткань сама начала складываться во что-то знакомое. Она изгибалась, и это были…

— Слова Старой Вязи! — вскричал Гаррик.

— Церикс, означает ли это что-либо для тебя? — спросила девушка.

Калека подъехал поближе в своем кресле. Он облизнул губы.

— Госпожа, мне кажется, это первая фраза Ключа Желтого Короля, заклинание открытия. Но…

Илна схватила ткань, скатала ее в руках и снова бросила наземь.

— А теперь? — спросила она, в то время как ткань ложилась новым узором.

— Да, это следующая фраза, — отозвался Церикс. Боль, искривившая его лицо, ничем не напоминала его обычную физическую боль. — Эти два — все, что осталось от Ключа. Но, госпожа, даже если вы составите всю фразу, среди ныне живущих магов нет ни одного, кто смог бы прочесть заклинание.

Церикс сжал кулаки.

— У меня бы ничего не вышло! Ничего! Как бы я ни хотел помочь!

— Ты мог бы написать эти слова для меня, Церикс, — тихо заметил Халфемос. — А я бы их произнес. Мы же всегда так делаем.

— Алос, это даже не для тебя! — отчаянным голосом воскликнул его старший товарищ. — Со времен Желтого Короля никто не мог прочесть это заклинание, а он — всего лишь миф!

Младший волшебник посмотрел на Илну.

— Именно этого ты хочешь, госпожа?

— Да, этого.

Халфемос кивнул. Обращаясь к Гаррику, произнес:

— Нам нужна карета для Церикса. Мой атам при мне.

И он показал нож из слоновой кости.

— Церикс, нам понадобится что-нибудь еще?

— О, да, больше силы, чем у тебя есть, Алос, — с горечью отозвался калека. — Жаль, что я не верю в Богов.

— Верно, — вмешался беседу Гаррик. — Давайте…

— Гаррик, — вдруг заговорил Ройяс. — Принц. Вам нужно командовать армией и управлять страной. Оставьте это дело другим.

— Я не перестал быть человеком с тех пор, как вы сделали меня принцем! — воскликнул юноша.

Ройяс же не сдавался.

— Вам известно, что я прав. — Он встал в дверях, и теперь Гаррику пришлось бы оттолкнуть его, ибо сам канцлер не собирался уходить.

Гаррик знал: ему не стоит сердиться на Ройяса, даже если тот неправ.

— Думаете, я все брошу, потому что беспокоюсь за Лиэйн? Конечно, я за нее беспокоюсь! Но все вы боитесь королевы и опасности, с ней связанной, а я вот что вам скажу: Чудовище, которое вызвал Силийон, не менее опасно! И кому, как не вам, это знать, Ройяс!

Все замолчали. Образ короля Каруса словно запечатлелся в облике юного правителя. На сей раз именно Карус говорил его устами. Он предложил решение, которое…

Внезапно ощутив всплеск понимания, Гаррик повернулся к Валенсу.

— Ваше Величество, ваш народ в большой опасности. Выйдите к людям, возглавьте борьбу. К вашим услугам — лучшие из полководцев и советников, но никто из них не может заменить короля.

Валенс смотрел на Гаррика глазами столетнего старца.

— Я? — спросил он, когда пауза стала слишком длинной. — Но я никогда и не был королем, на самом деле.

— Позвольте вам не поверить, — проговорил Гаррик, и голос его стал более жестким. — Но даже если и так, Ваше Величество, сейчас — самое время начать. Вы нужны народу.

Валенс повернулся к стоявшему рядом канцлеру.

— Ройяс, ты поможешь мне? — спросил он. — Я всегда доверял тебе, ты же знаешь.

— И сейчас можете доверять, Ваше Величество, — тихо произнес канцлер. — Вы облачитесь в парадные одежды и тогда… Вы впереди войска — это лучше, чем десять тысяч бойцов на стенах.

И они, рука об руку, покинули комнату — скорее, друзья, чем больной монарх и его слуга. Ройяс обернулся и быстро кивнул Гаррику в знак признательности.

Теперь он действительно друг короля, догадался Гаррик. Лучший, чем кто-либо еще. Несмотря на то, что сам Ройяс думал о смещении Валенса, опасаясь за дела государства.

Остальные смотрели на Гаррика в ожидании действий. Его рот искривился в

усмешке.

— А теперь — пойдемте. Чем скорее начнем, тем скорее разделаемся со всем этим, верно?

И король Карус в его сознании громко рассмеялся.


— Аллазан , — произнесла Шарина. Она выговаривала слова заклинаний уже в третий раз, и с каждым новым разом это давалось все труднее. Рот был словно набит камнями.

— Эомалта бет йопта кербет…

Девушка заметила, что пронизывающий холод исчез, ей снова стало тепло. Свет изменился, вместо красного стал голубым. Теперь Шарина и королева смотрели в залитый лунным светом сад, где перед ними открывался вид на резную каменную беседку. На другом конце строения каменные нимфы резвились в фонтане, вода в который поступала из системы каналов.

На лавочке посреди беседки богато одетая пара занималась любовью.

На лица их падала тень, людей было не узнать. На крыше беседки был искусно вырезан герб с кольцом на щите — символ древней королевской династии Хафта. Кроме того, здесь было еще и изображение нарвала — что относило его к роду бор-Наллиалов, одному из знатных домов Орнифола.

Любовники, глубоко вздохнув, разжали объятия. Оба были полностью одеты. Женщина лишь расправила платье, а мужчина застегнул узкие штаны, которые носил с коротким камзолом. Одежда обоих была богато украшена металлическими пряжками и вышивкой.

Вокруг жужжали ночные насекомые. Вот со свистом крыльев пролетела летучая мышь…

Мужчина повернулся и осторожно огляделся, потом покинул беседку. Шарина узнала его по портрету-миниатюре, найденному среди вещей матери: Ниард бор-Наллиал, граф Хафтский через брак с графиней Террой. Его убили восемнадцать лет назад, во время резни, когда Шарина с родителями покинули Каркозу.

Ниард шагал прочь, не оглядываясь. Когда прошло некоторое время, женщина тоже вышла из беседки и пошла в противоположном направлении.

У Шарины перехватило дыхание. Этой женщиной была служанка из числа слуг графини Теры, но не сама графиня.

С графом Ниардом была мать Шарины, Лора.

Королеве было абсолютно все равно, что она увидела. Она улыбнулась Шарине и ударила посохом, растворяя идиллическую картину. Сердце Шарины опять заледенело.

Повивальная бабка в черном переднике, указывающем на ее профессию, явилась к Лоре на устланный соломой скотный двор во дворце. Люди, вооруженные кто оружием, кто кухонными принадлежностями — ворвались внутрь сквозь открытые ворота. Некоторые несли факелы, и огонь отбрасывал блики в окна дворца.

Лора издала оглушительный крик. Акушерка повернула ребенка, помогая ему найти выход из родового канала. Лора напряглась в последний раз и откинулась на солому, пока повитуха перерезала и перевязывала пуповину.

Рядом стоял мул с завязанными глазами. Его запрягли в двуколку — такими обычно пользуются курьеры, быстро передвигающиеся по дорогам Хафта. От запаха дыма и криков животное сильно беспокоилось, несмотря на повязку на глазах.

Из дома вышел мужчина со свертком, закутанным в шелковую ткань. Повитуха в страхе завизжала, потом расслабилась, когда отблеск пожара упал на его лицо.

Шарина тоже узнала человека, правда, не так быстро, как Лору. Годы не пощадили Рейзе ор-Лавера, человека, которого Шарина всегда считала своим отцом.

Повитуха завернула ребенка Лоры в чистую шерстяную ткань. Рейзе протянул женщине сверток — другое новорожденное дитя. Он нагнулся и помог Лоре, находившейся почти без сознания, подняться на ноги и забраться в двуколку.

В двуколке была узкая скамья, а позади нее — корзин для писем и посылок. Сейчас ее устлали соломой. Рейзе забрал детей у повитухи и уложил их в корзину, одного за другим. Лора стонала и раскачивалась, обхватив себя за плечи.

Рейзе протянул повитухе монету; лунный свет высветил золото. Он прошел вперед и неловко тронул поводья, погоняя мула в повязке на глазах. Животное повиновалось, хотя и с трудом. Когда повозка выехала на улицу, трясясь на ухабах, пеленки развернулись. Теперь Шарина точно видела, что второй младенец — мальчик.

Видение исчезло. Шарина повернулась к королеве. Вначале перед ней была просто разъяренная фурия, но в человеческом облике, но потом на смену этому облику пришел другой — настоящий демон, раздираемый демонической злостью.

— Ты не из королевской династии! — кричал демон голосом, от которого закипело бы масло. — Твой брат — наследник Короля Лоркана, а не ты!

Это было все равно что смотреть в кипящий адский котел. Шарина терпеливо ждала, когда гнев королевы уничтожит ее.

Затем королева и красная сфера исчезли. Шарин стояла в зале, где уже была заточена прежде. Теперь она могла двигаться. За окном — безжизненный, красноватый пейзаж.

Шарина попыталась протиснуться в открытое окно. Стройное тело проскользнуло между камней, но дальше ее остановил острый барьер. Она билась, напрягая все мышцы, до красных кругов перед глазами, а потом обессиленная упала на пол своей тюрьмы.

Откуда-то доносилось пение заклинаний.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать