Жанр: Русская Классика » Геннадий Николаев » Вещие сны тихого психа (страница 31)


Доктор пытливо посмотрел на меня, как бы желая удостовериться в моей умственной полноценности, не появился ли еще один новый пациент, и сказал:

- Понимаете, голубчик, после того, что случилось, уже нет сомнений в том, что за ним действительно следили и всё это не бред. Скажу так: он не душевнобольной, но на него, как на человека талантливого, неординарного, временами накатывало. Эти сны, жертвоприношения древних славян, эта тьма египетская, Баргузин, дацан, лошадка и так далее. Ну, и последний его звонок в Москву, разговор якобы с Валентином - чистой воды слуховая галлюцинация, в основе которой внутренняя психическая установка, желание именно такого варианта, если хотите, фантазия на заданную тему. Лично я считаю, что активно работают два фактора: тонкая нервная организация и образное мышление. Уверен, по призванию он больше художник, чем ученый, мыслит образами, они преобладают над его "рацио". Отсюда - смесь реальности с буйной фантазией. Образы захлестывают его, порой он погружается в них с головой.

- Тогда почему здорового человека вы поместили в психушку?

- Хороший вопрос! Отвечаю. Чтобы спасти его! За ним и за его тетрадями охотились. Это вам ясно. Но было еще кое-что. Его руки! По линиям руки я четко видел, что ему что-то угрожает. Линия жизни сокращалась!

- И вы верите в эту, - чуть не сказал "чепуху", - хиромантию?

- Да, в "эту" верю, - твердо сказал доктор. - Причем не я один. Есть солидный список: Пифагор, Цезарь, Сулла, Гален, Авиценна, Преториус. Для меня важнее высказывание Иова из Ветхого Завета: "На руку всякого человека Он налагает печать для вразумления всех людей, сотворенных Им". Классики хиромантии, а их авторитету можно доверять, считали, что каждой из линий соответствует некое психическое свойство или состояние человека. И линии "живут", меняясь в зависимости от жизни человека. Когда я впервые взглянул на руки Марэна, то понял: жизнь его в опасности, год-два от силы. Сначала подумал, что болезнь. Но, выслушав Галю, узнав всю их историю с муравьями, обезьянами, с Валентином, изменил свой диагноз. Тут был приговор Рока! Помните, в математике есть такой метод - экстраполяции. Так вот, экстраполируя, грубо говоря, следя за изменениями линий на руке человека, можно, разумеется весьма приблизительно предсказать его будущее. Чем, кстати, широко пользуются гадалки, в особенности цыганки. Почему я решил побороться с самим Роком? А вдруг удастся! Помните рассуждения Марэна по поводу закона "равной реакции" Ньютона? Я понимал, что шансов почти никаких, но Марэн думал, что возможен некий вариант, когда "вознаграждение" за Зло и "наказание" за Добро могут как-то нейтрализовать друг друга, и в результате - нейтральный знак, ничья! Еще не вечер. Посмотрим, как он вырулит из своего Баргузина. Боюсь каркать, дай Бог ему удачи! Кстати, у Гали линия жизни четкая, нормальная, ей отпущено много. Имейте в виду, голубчик, каждый профессионально работающий психиатр должен учитывать все эти оккультные вещи. Они возникли не просто так. Не обязательно верить, но учитывать - обязательно!

- Значит, Галя тоже знает, что он обречен? По линиям руки...

- "Знает" - не то слово. Я ведь тоже не "знаю", лишь оцениваю вероятность. Галя и я делали все возможное...

- А вы не могли бы показать отпечатки с ладони Марэна? Очень любопытно взглянуть.

Доктор рассеянно огляделся по сторонам, порылся в одном месте, в другом, виновато развел руками:

- Извините, сунул куда-то, боюсь, быстро не найти. Поверьте на слово. Линия жизни не исчезала, оставалась на месте, где ей и положено было находиться, но сгущения, узелки на самом ее конце расплывались, и возрастные линии десятилетий от линии жизни к основаниям пальцев невозможно было провести. Это можно обнаружить только при внимательном изучении динамики процесса. Линию пятидесятилетия еще можно было определить, а шестидесятилетия - нет. Как-нибудь позднее найду и обязательно позвоню.

- Ну, а Джильда? Франц? Это реальность или тоже его фантазии?

- Могу сказать одно: Джильда - благочестивая, порядочная женщина, к тому же весьма дисциплинированная. Вряд ли она стала бы рисковать работой ради каких-то там десяти марок... Франц - сложнее. Человек он явно больной. На мой взгляд, надежд у него мало...

- А Баргузин? Действительно мечта всей оставшейся жизни?

- Баргузин - это его точка ОМЕГА или, по Тейяру де Шардену, достижение местопребывания СЫНА БОЖЬЕГО, Иисуса Христа. А попросту - пещера, в которой он надеялся спрятаться от сложностей жизни и... от самого себя! Своего рода погребок, где иной раз всем нам очень хочется сховаться. Понимаете, голубчик, Марэн по натуре ближе к Вильгельму Кюхельбекеру, а стремится к философии Михаила. Тут заложен динамит, нет, ничего хорошего для Марэна в заветном Баргузине я не вижу. Марэн либо сопьется с тоски, либо пойдет бродить по свету.

- Доктор, а вы интересовались у Марэна, действительно ли испытания проходили на Байкале?

- О! Еще как интересовался! Ведь Байкал заповедная территория. Хотя у нас одной рукой

создают заповедник, а другой - строят на берегу целлюлозно-бумажный комбинат. У нас все возможно! Захотелось генерал-лейтенанту по кличке Папа совместить опыты с рыбалкой на заповедном Байкале - кто мог его остановить?! Но думаю, что опыты были всё же где-то в другом месте. Байкал - ярко выраженная фантазия на тему "братья Кюхельбекеры".

- А его "африканские страсти" - с Галей, Джильдой и юной буряточкой?

- Думаю, сильное преувеличение, желаемое, но, увы, не действительное.

- А вы не пытались узнать в полиции, нашли они эту машину, этих людей?

- Нет, не пытался. Спросите, почему? Отвечаю. Итак, я звоню в полицию, у них на экране дисплея высвечивается номер телефона, с которого я звоню. Естественно, представляюсь: я лечащий врач такой-то такого-то, напоминаю, что произошло с моим бывшим пациентом, и спрашиваю, не нашли ли они преступников. Они вежливо осведомляются, по каким мотивам я интересуюсь этим уголовным делом. Я бормочу что-нибудь вроде: ну, как же, любопытно, это же мой бывший больной. Они уточняют мое имя и адрес и говорят, что сообщат мне тотчас, как только хоть что-нибудь выяснится. Таким образом, я оказываюсь прищелкнутым наручниками к их компьютеру по уголовному делу эмигранта из России. Мне это надо?

- Как вы считаете, кто покушался на Марэна?

- Конкретно кто, не знаю, но о заказчике можно догадываться... Понимаете, есть люди, о которых писал Ницше: хотя и люди, но ниже обезьян. Я бы уточнил: среди нашего брата есть такие экземпляры - мстительные пресмыкающиеся! Месть для них превыше всего. Вероятно, Валентин именно из этого отряда. Тем более что с переходом в известную организацию возможности его резко возросли.

- Ну, а Галя? Она здесь?

- В Париже! И - молодец! Очистилась от всех старых грехов и начала новую жизнь.

- А если появятся новые грехи? Снова к вам?

- Э, нет, те грехи и новые - слишком разные вещи. Я снял лишь память о событиях. Одно дело осознать свою вину и покаяться, то есть извиниться перед теми, кому сделал зло, снять с себя вину их прощением, и совсем другое - как получить прощение от загубленного "живого материала"?! Это останется при ней. Ну, а обычные, житейские грехи - kein Problem! Есть отработанная веками методика: согрешил, покаялся, получил отпущение грехов. Можно через священника, можно как в православии: двести поклонов в день, скажем, три недели или три месяца. Еще говорят, что за все наши грехи расплатился Иисус Христос, приняв мученическую смерть на кресте. На его страданиях выросла современная церковь с многочисленными ответвлениями. Только, ради бога, не подумайте, что я покушаюсь на основы христианства. Ветхий Завет, включающий нашу Тору, Новый Завет с евангелиями, могучая фигура Христа - всё это слишком серьезно, чтобы вот так, походя, зубоскалить.

- Вы меня не так поняли! Для меня всё это тоже важно. Но мы говорили о Гале...

- Да, да, о Гале... Понимаете, голубчик, насколько я разбираюсь в балете, жизнь - жестокая штука. Если бы у них, имею в виду Галю и Марэна, были дети, то, убежден, все пошло бы совсем иначе. Галя в самом начале наступила на мину, и жизнь ее покатилась под откос. Марэн - слишком мягкий, живет в мире своих идей, вечно ищет смысл во всем, с чем сталкивается. А смысла зачастую просто-напросто нет. Есть жестокая бессмыслица. Душа не может этого выдержать. Я говорю про Марэна. А вам, вижу, хочется еще раз спросить, нормальный человек Марэн или всё же сумасшедший. Попробую с другой стороны. Одни, в России, считают нас, эмигрантов, сумасшедшими, другие говорят "молодцы, разумные люди". Про тех, кто эмигрировал, а потом, не выдержав, вернулся обратно, говорят "ну, этот совсем спятил" или "хоть один опомнился". Разброс, как говорят математики, от минус бесконечности до плюс бесконечности. Так же и с Марэном... Они с Галей хорошие люди, хотя по характеру очень разные. И оба угодили в живодерню, которая и ей, и ему противопоказана. Кстати, Папе - тоже. Вот разным Валентинам там раздолье, это работа для хищников. Если бы мы могли, пройдя какой-то путь, нажать кнопку, как на компьютере, "НАЗАД", вернуться и двинуться в другом направлении... Но, увы, в жизни обратного хода нет... Итак, про Галю. Возможно, вам покажется это циничным, но есть такая шутка: "Любовь с большим сексом - большая любовь, с малым - малая". Это хорошая шутка, хотя у стариков возможны иные мнения. Так вот, в Париже, как докладывает израильская разведка, Галя не одна, а с неким приятелем, но не с Валентином. Однако здесь начинается, как говорят немцы, PRIVATLEBEN, частная жизнь, куда посторонним вход воспрещен. VERBOTEN!

[I] Пятьдесят... Сорок... Тридцать... Что?.. Бесплатно? (Нем.)



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать