Жанры: Детская Проза, Детские Приключения, Юмористическая Проза, Детское: Прочее » Юрий Воищев, Альберт Иванов » Пираты Неизвестного моря (страница 28)


Часть 4.

А ты нашел свое море?

Мы пираты все же не такие:

Мы – хорошие, а те плохие!

(Грунькин. Баллада о Джоне Спинглере).

Глава 1.

А ты нашел свое море?

Об этом вечере поэт Грунькин, на которого наконец-то нашло вдохновение, оказал так:

Был вечер тихий, Рожь шумела, А мы сидели у плетня…

Вечер был действительно тихий.

Но ржи не было и плетня тоже. А сидели мы под деревьями на ступеньках веранды. Здесь был весь наш отряд. Девчонки весело пели под баян: «Пусть всегда будет солнце, пусть всегда будет небо»…

Перед верандой слабо мерцал костер. Он уже прогорел. Загадочно светились красно-черные угли. И когда налетал ветер, по ним пробегали, словно пританцовывая, яркие трепетные огоньки.

Вениамин задумчиво шевелил палочкой чумазые картофелины, и большие тусклые угли рассыпались на сотни маленьких, ярких, как фейерверк.

Песню подхватили мальчишки. Вениамин подбросил в костер сучья, и яркие блики пламени заплясали на лицах, на блестящих кнопках баяна, на темных стеклах веранды. В небо заструились искры. И они были похожи на крохотных сверкающих парашютистов, которые по какому-то странному недоразумению летят вопреки всему с земли в небо.

Потом все замолчали. И стало совсем тихо. И только «разговаривал» костер: спорил, ворчал, шептал и охал, словно спросонья.

А вдалеке были видны огни нашего города. Яркие «бусы» телевизионной вышки… А вон та зеленая неоновая реклама установлена на крыше нашей школы. И мне даже кажется, что я разбираю давно знакомые слова: «Соблюдайте правила уличного движения». А если свернуть от школы налево, то попадешь на нашу улицу. Она сейчас шумная, веселая. Рядом с нашим домом парк, на ограде которого постоянно висит один и тот же щит с полустертой надписью: «Сегодня танцы». И даже зимой, когда ворота парка закрыты на замок, щит по-прежнему объявляет, что сегодня танцы, игры, аттракционы… Ночью, когда спишь на балконе, до двенадцати невозможно заснуть – из парка несется музыка, смех, милицейские свистки…

Вениамин начал делить картошку. Каждому досталось по одной.

Я разломил свою надвое, посыпал солью и съел вместе с хрустящей обугленной кожурой. Отличная вещь, картошка! После нашего мощного ужина даже на бананы не взглянешь. А для печеной картошки всегда место найдется.

– Вень, а ты море видел? – вдруг опросил Ленька.

– Видел… В кино…

– Шутишь!… – обиделся Ленька.

– Ей-богу!

И все засмеялись.

– Нет, правда?

– Ну, если правду – то один раз, из поезда.

– И больше никогда? – удивилась Маша Пашкова.

– Да вот так, – смутился Вениамин. – Не довелось…

– Море всюду, – вдруг ни с того ни с сего сказал Спасибо.

– Только его искать надо, – добавил я, а все почему-то захохотали.

– А ты нашел свое море? – снова спросила Маша у Вениамина.

– Нашел.

– Это физику-то, да? – пренебрежительно заметил Грунькин.

– А что ты знаешь о физике? – усмехнулся Вениамин.

– А все! – вгорячах выпалил Грунькин.

– Мы же физику не проходили, – дернул его за рукав Спасибо.

– Это ты не проходил! – гордо сказал Грунькин. – А я на три класса вперед все учебники прочитал!

Девчонки смотрели на Грунькина с уважением.

– Он отличник! – загалдели они. – Он знает!… Круглый пятерочник!… Стихи пишет!…

– Верю, – сказал Вениамин – А можешь ты решить одну задачу?

– Условие?

– Ты пришел ко мне домой…

– Ну, пришел…

– У меня на столе стоит графин с водой.

– Ну, стоит.

– Одна его сторона на солнце, а другая в тени…

– Ну, и что?

– А почему та сторона, что на солнце,

холодная, а в тени – теплая?

– Хм, – задумался Грунькин. – Яснее ясного! Лучи солнца, проходя через стекло и преломляясь в воде, отражаются на другой стенке…

– Ну, и?

– И нагревают ее! – Грунькин победоносно поглядел на Вениамина.

– Вот это да! – восторженно прошипел Ленька. – Знает!

– Все гораздо проще, – сказал Вениамин. – Просто перед тем как ты пришел, я переставил графин. И та сторона, которая успела нагреться, оказалась в тени.

Все грохнули.

Вениамин подбросил в костер хворост.

Грунькин сосредоточенно рассматривал свои башмаки и не поднимал головы.

– Отличник! – загалдели девчонки. – Он всегда!… Хвастун!… А еще спорит!…

– Ничего, ничего, – защищал его Вениамин, – бывает…

Конечно, бывает. Чего только не бывает, все бывает! Вот со мной был такой случай. Стою я у доски и решаю задачку. Никак не получается. А мой друг Федька мне подсказывает. Тут учительница его засекла и говорит мне:

– Садись.

Я сел.

– В следующий раз будешь заниматься! – сказала она мне, ставя Федьке двойку.

Интересная все же штука физика. Без нее никуда! И ракета не взлетит, и станок не построишь, и такси не поедет! И если даже пиратский бриг без физики строить, он наверняка или утонет, или опрокинется.

Вениамин нам обо всем рассказал: об атомных электростанциях, о законе Архимеда, о крохотных приемниках на полупроводниках и даже о том, как на экране телевизора изображение появляется.

Но самое интересное – это роботы, механические люди! Сами ходят, сами разговаривают, любые задачки решают. Нам бы такого на всю школу одного хватило. Тогда б не контрольные по арифметике, а сплошной праздник!

И диктанты он бы за нас писал без единой ошибки. А если и ошибется, все равно не накажешь – у него дневника нет. Правда, у нас в школе он бы вконец избаловался. С занятий бы удирал, потому что на него пожаловаться некому. А то еще и курить научился бы.

Идешь так по коридору, а навстречу робот. Дай, говорит, закурить. А у нас только старшеклассники курят, да и то под лестницей.

– Пойду к ним, – скажет робот.

Только он задымит, а тут – директор.

– Из какого класса? – закричит он.

А робот застесняется:

– Да я так, приезжий.

– Все равно не положено, – скажет директор.

– В первый и последний раз, – ответит робот и уйдет играть в футбол. Непробиваемый вратарь!

С ним не пропадешь. С ним можно по улице Беговой ходить, ни один хулиган не тронет! А если стукнет, кулак отобьет. И спросит:

– Ты что, железный?

– Стальной! – заулыбается робот.

– Шутишь! – заплачет хулиган, убегая в поликлинику.

– Шучу! – крикнет вдогонку робот.

И в космос без него ни ногой. Он и песни поет, и стихи сочиняет, и письма домой пишет, и на разведку ходит. И ракету сторожит. Он все может!

Хорошо, что Вениамин нам о роботах напомнил. Вот приеду домой, надо подумать: как и что. Я как-то в «Пионерке» читал, что ребята, не помню из какой школы, сами робота сделали и на Всесоюзную выставку послали. Школе за это медаль дали, а каждому мальчишке – по значку.

– А ты нашел свое море? – спросил у меня Олег, когда я ложился спать.

– Нашел! – ответил я.

– Физика? – догадался он.

– Физика! – признался я.

– Договор?

– Порядок!

И мы пожали друг другу руки. А Грунькин закричал:

– На готовенькое? Я первый физику выбрал!

Мы ему ничего не ответили.

Примечание: Все. На время кончаю вести свои записи. Надоело.

Пока!

Подпись: П. Помидоров.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать