Жанры: Детская Проза, Детские Приключения, Юмористическая Проза, Детское: Прочее » Юрий Воищев, Альберт Иванов » Пираты Неизвестного моря (страница 31)


Глава 4.

Вредный философ Колька

Колька заявился в лагерь с саперной лопаткой и спросил у Петьки, который сидел иа заборе:

– У вас тут черви навозные водятся?

– Не встречал, – вежливо ответил Петька.

– Я так и думал… Да я, собственно, не за этим, я к тебе… Ну, об этом потом…

Они помолчали. Колька оперся ногой на лопатку и небрежно ковырял землю.

– А зачем вы дачников ловите? – внезапно спросил Колька. – Делать вам нечего?

– Что ты! – завопил Петька и чуть не упал с забора – так возмутился. – Ты знаешь, лес…

– Знакомо, – перебил его Колька. – Зеленый друг. Валяй-валяй. Пошли лучше рыбу со мной ловить.

– Мне некогда, – гордо заявил Петька. – Мы сейчас в рейд идем. Ребят жду, видишь?

– Я же тебя на завтра зову. Смывайся часа в три утра. Я тебя подожду у развилки.

– Не-е, – промямлил Петька – Почему я? У нас один – за всех, все – за одного. Я, значит, деру, а другие? Потом… меня искать будут. Неудобно. Вениамина подведу.

– Ну, как хочешь, – сплюнул Колька. – Я к тебе почти что как к другу, из самой деревни топал, а ты… Я думал, ты самостоятельный. Было б предложено! Так нет, говоришь, червей? Ну, я почесал.

Петька вначале тоскливо смотрел ему вслед, но, когда показалась его пятерка, сразу повеселел и помчался к ребятам.

Колька вернулся домой и накопал червей за сараем. Хорошие были червяки – красные, бодрые, так и крутятся.

– Червей копаешь? – опросил у него дядя, тот самый гармонист из пионерского лагеря.

– Червей. А что, может, со мной рыбачить пойдешь?

– Нет, – вздохнул гармонист. – Мне завтра утром зарядку играть.

На крыльцо вышла Колькина мать:

– На рыбалку сговариваетесь, мужички?

– Нет. Колька один, – сказал гармонист и повторил. – Мне завтра утром зарядку играть.

Мать вздохнула:

– Я думала, вернется из армии, делом займется. А он третий месяц в лагере на гармони играет. А говоришь, мотористом в армии был!

– Механиком, – поправил ее Колька.

Мать расшумелась:

– Не встревай в разговор, когда старшие дело обговаривают! Марш отсюда!

– Ладно, ладно, – обнял ее за плечи гармонист. – Слово даю. Меньше недели осталось-то. С сентября иду в ремонтные. Уж так

отдохнул – даже надоело. Веришь?

Колька не стал слушать продолжения этого разговора, снял с крыши удочку и принялся налаживать. Привязал новый крючок особым матросским узлом. С полчаса гонялся за гусаком и выдрал у него длинное перо.

Гусь недовольно гоготал, а Колька его успокаивал:

– Чего кричишь? Весь в поплавках, что в городе по десять копеек штука, а кричишь. Не облысеешь. Иди, иди, гуляй.

– Один пойдешь? – опросил его гармонист.

– Один. Ведь кого зря не возьмешь на рыбалку? А у меня всего два друга, да и те на лето в город отдыхать уехали. К родственникам. Странно, а? Городские летом – к нам, а наши – в город. Почему?

– Ничего хитрого. Склонность к перемене мест. Читал «Онегина»?

– Еще не изучали.

– Ну так будете. Сильно у Пушкина сказано:

И склонность к перемене мест - Весьма мучительное свойство, Немногих добровольный крест!

Люблю я Александра Сергеевича. У нас все ребята им зачитывались. Душевный.

– Дядь, а чего эти патрули дачников гоняют? Уедут, снова все по-старому будет.

– А вы на что? – удивился гармонист. – Если каждый будет лежать на печке, да в потолок поплевывать, конечно, дела не будет.

– Это так, – вздохнул Колька. – Только я думаю, делать им нечего. Скучно – вот и дают дрозда.

– Ну, это ты зря. Большое дело делают. Лес, река – они же беззащитные. А хозяин кто? Ты. Да, ты. Значит, береги, словно глаз. Иначе все прахом пойдет от несознательных.

– А откуда несознательные берутся?

– Откуда? Кто их знает? Наследие прошлого, пережитки…

– А откуда ж пережитки, если нарушители-то совсем не старые и в прошлом-то и не жили?

– А у тебя откуда? Ты вот тоже пережитком щеголяешь… Делать им нечего, делать им нечего… Несознательность – и есть пережиток самый вредный, я так думаю.

– Это спорный разговор, – уклонился Колька, не хотелось признавать себя побежденным. – Все-таки напрасная затея. Природа большая, на всех хватит. И на нас, и после нас…

– Ананас! Вот ты кто, – рассмеялся гармонист. – Вредный ты философ, Колька.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать