Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Пилот Хаоса (страница 40)


Часть 3

АРИЗАР

Глава 22

Весенние бутоны цветов рассыпались по южной стороне ограды. Клео перевела взгляд с них на красные кирпичные здания, аризарианское пронзительно-синее небо и плато, на котором была построена школа. Она потерла руки от холода, которого не помнила со времен юности, прислушиваясь к бормотанию обеспокоенного чоя позади нее, умышленно не глядя в сторону приемной с прозрачной дверью, через которую было видно, как Палатон напряженно ерзает на стуле, погрузившись в тягостные мысли. Рядом с ним стояли два чоя. Прием был совсем не таким, какого она ожидала.

Она заговорила, перебивая взволнованное бормотание.

– Он вывел нас на одних вспышках бахдара, без чьей-либо помощи, пользуясь только моей человеческой памятью. – Она не стала упоминать о видении, оставленном ей Даманом. – Он был одним из лучших и вновь будет блестящим пилотом, если вы поможете ему. Как вы только могли предложить отправить его обратно?

Чоя, сидящие в комнате, обращались к ней с таким превосходством, какого Даман не позволял себе даже в первые дни их совместной жизни, и она расстроилась, несмотря на все усилия, покусывая губы и слушая его обидные слова.

– Ты не входила в эти двери тридцать лет – с тех пор, как решила связать с ним свою судьбу. А потом тезар Даман обманул наши надежды. Откуда нам знать, что ты вернулась не за тем, чтобы вновь обмануть нас? Обстоятельства изменились…

– Зато вы не изменились, рив Бриад. – Действительно, поведение чоя с иссиня-черными волосами и водянисто-голубыми глазами ничуть не изменилось. Постарел он незначительно. Даже морщин на лице, кажется, не прибавилось. Он нес бремя власти так же легко, как свой роговой гребень, но если Клео помнила его всего лишь наставником, теперь он был ривом, главой всей школы. – Я не знаю, почему ушел Даман. Знаю только, что мы никогда не ступали на земли Союза. Он поклялся, что никогда не сделает этого, и сдержал клятву. Никто не знал, где он и что он делает. Он был механиком и торговцем. И если вы считаете, что он не оправдал надежды школы, я не понимаю, что он мог еще сделать. Наставник Ферсон упрямо повторил:

– Он ушел и забрал с собой тебя.

Ферсон стал еще более пришибленным, чем в те времена, когда Клёо помнила его еще помощником прежнего рива – вероятно, потому, что преемником рива стал Бриад. Чоя оборонительным жестом скрестил руки, приподняв левый уголок рта и слегка помаргивая. Его золотистые волосы с возрастом совсем побелели. На груди висела линза. Клео сразу представила, как он подносит линзу к глазам, оглядывая буйных курсантов.

Клео моргнула и вернулась к главной цели беседы. Разве не они говорили когда-то, что чоя никогда не бросит в беде Брата? Разве теперь они не делают то же самое?

Бриад прошагал к экрану, не отвечая на ее вопрос.

– Он из Звездного дома?

– Так сказал Даман. Сама я разговаривала с ним очень мало. Он едва оправился от ужасного приступа лихорадки, – остальное она предоставила рассказать самому Палатону.

Наставница Грасет до сих пор сидела тихо, редко подавая свои напевные голоса. Ее черные, кудрявые, коротко подстриженные волосы были перевязаны лентой чуть ниже рогового гребня. Неожиданно она произнесла:

– Чем сильнее дар…

Ее серые глаза налились серебристым блеском.

Худощавый, гибкий чоя с темными волосами и ореховыми глазами сидел за столом, просматривая данные на экране. Он внезапно поднял голову:

– Запрос от него не поступал, – он перевел взгляд на рива. Казалось, он говорит беспокойнее, а его голоса звучат более напряженно, когда он обращается к риву.

– Значит, его нет в нашей базе данных, – заметил рив. – Понадобится некоторое время, чтобы выяснить все, что нам необходимо. Верно, Ферсон?

Худой чоя энергично кивнул.

– Назови его имя еще раз, Клео.

– Палатон, – отчетливо произнесла Клео и повторила по буквам.

Рив неожиданно поднял руку.

– Это имя мне знакомо, – он шагнул в сторону и пристально посмотрел через стеклянную дверь на пилота, ждущего в соседней комнате. – Ты уверена? Значит, это он… Это он отправил на смерть четыреста существ?

Клео ответила с неохотой, зная, что больше она не сможет защищать Палатона.

– Да.

– Мы перехватили его сигнал бедствия. Он был так силен, что почти пробивал пространство, – заметил рив.

– Еще одна Падшая Звезда, – пробормотала Грасет своим обычным многозначительным тоном, не отводя взгляда от рива.

Он ответил ей кратким кивком.

Казалось, рив наконец-то принял решение.

– Ферсон, вызови сюда доктора Лиго. Нашему гостю понадобится немного подождать и подлечиться, прежде чем мы расскажем ему о школе и о том, что сможем сделать для него. К тому времени мы получим о нем все сведения. А ты, Клео, – чоя повернул к женщине свое длинное, большеносое лицо, – чего ты хочешь от нас?

Клео неуверенно развела руками. Она знала, о чем хотела попросить, но рив был прав – за время ее отсутствия все изменилось. Она не была уверена, что эти изменения понравятся ей. Но больше Клео было некуда идти, и именно здесь она встретилась с Даманом.

– Я хотела бы остаться здесь. Я смогу работать с новыми курсантами…

Рив коснулся ее мозолистой руки.

– Ты знаешь, что самое важное у нас – забота о биосфере. Мы не можем потерять опытного садовода и заботливого наставника, – и он улыбнулся ей.

Клео смущенно улыбнулась в ответ. Она сжала руку рива, решив принять его предложение так же быстро, как он решил принять

ее.


Рив дождался, пока они с Грасет останутся одни в кабинете. Он смотрел на данные на экране, оставленные ему Ферсоном.

– Такой чоя, – пробормотал он, – еще никогда не появлялся у нас по собственной воле.

– Только потому, что мы излишне требовательны.

– Нет, тут дело в другом.

Грасет смешалась и сжала губы, как делала, когда курсанты спорили с ней. Она не любила, когда ей противоречили. Суровое выражение ее лица не сочеталось с перевязанным лентой хвостом волос, но Бриад знал, что видит перед собой настоящее лицо Грасет. Она никогда не сдавалась слишком просто и не собиралась делать этого на сей раз.

– Это слишком рискованно. Мы ожидаем Недара из Небесного дома. Мы получили его согласие – он уже отчаялся. Судя по нашей информации, они однокашники и в некотором роде соперники. Нам придется выбирать одного из них, Бриад.

– Мы не можем позволить себе выбирать! Нам нужна вся новая кровь, какую мы только можем получить. Даже Клео чувствует, что для нас важнее всего. У него есть дар – главное богатство тезара. Мы не можем упустить его. У нас есть все преимущества, а у него – никаких. Нам известен ход болезни. Мы знаем, что дар вернется вскоре после первого приступа, а он ничего не знает. Сейчас он совершенно беспомощен.

– А если его станут искать?

Бриад улыбнулся.

– Согласно информации, он считается пропавшим без вести. Мы ничем не рискуем.

– Если только он сам не ополчится против нас. – Грасет встала, чтобы выйти из кабинета, но задержалась в дверях. – Помни об этом, – добавила она.

– Если бы я имел обыкновение принимать неверные решения, то не сидел бы сейчас в этом кабинете.

– Все равно помни, – она открыла дверь и вышла.

Бриад уселся в кресло. Информация Ферсона оказалась обрывочной, и тем не менее интригующей.

– Значит, – пробормотал он, занося руки над клавиатурой и делая частные записи, – ты, чоя, считаешь себя виновным в преступлении. Интересно, как долго нам удастся держать тебя неведении?


В посадочной капсуле было полутемно. Большинство иллюминаторов было задраено, чтобы уберечься от вспышек грозовых молний, обрушившихся на нее после вылета из порта. Рэндолл упрямо не закрывал свой иллюминатор, пока капсула рывками пробивалась через темные густые тучи. Он видел вспышки молний, пробегающие так быстро, что он едва успевал их заметить – они были такими яркими, что даже закрывая глаза, юноша видел их сияние.

Остальные сидели тихо, потрясенные плохой погодой и тяжелым полетом, еще находясь под воздействием транквилизатора, который им всем дали на первом участке пути в дальний космос. Рэндолл принял только половину пилюль – ему хотелось запомнить первый полет. Теперь, когда его живот перестал противно сжиматься, а кислый привкус во рту рассеялся, он мог оглядеться по сторонам, не испытывая отвратительного головокружения. Ему удалось бросить всего один взгляд на знаменитых пилотов-чоя, но и этого взгляда было более чем достаточно.

Рэндолл прижался щекой к иллюминатору. Холод стекла помог ему собраться с мыслями. Темнота вокруг капсулы заставила задуматься о том, какая же сильная разыгралась снаружи гроза. Интересно, находится ли чоя-пилот до сих пор в кабине? Если да, то Рэндолл ничего не боялся, но если нет… тогда в этой буре они наверняка погибнут.

Сидящая рядом девушка прижала ногу к его колену. Рэндолл бросил на нее неловкий взгляд, гадая, было ли ее движение намеренным, и как раз в этот момент она подняла голову и быстро улыбнулась. На мгновение он успел подумать о том, какая безрадостная улыбка у его соседки, но тут юноша, сидящий в соседнем ряду, вылетел из кресла, свалившись им прямо на ноги.

Упавший юноша выругался сквозь зубы. Он сел на пол и стянул с плеча оборванный ремень безопасности. Его глаза были пронзительно-черными, густые волосы – растрепанными; он усмехнулся, обнажив белоснежные зубы, и оказалось, что улыбка полностью соответствует его виду беспризорника. Рэндолл недовольно хмыкнул, когда девушка нагнулась, помогая упавшему подняться. Она подвинулась, приглашая его сесть между ними.

– Кто ты? – тихо спросила она, когда он чуть не упал второй раз.

– Беван, – ответил юноша. В его голосе явно слышался южноамериканский акцент, хотя все они говорили на трейде. – А ты?

– Алекса. А это…

– Рэндолл, – быстро подсказал он.

– Ха, какое пышное имя, – усмехнулся Беван. – Слишком серьезное. Я буду звать тебя Рэндом.

Капсулу вновь швырнуло в сторону. Все трое теснее прижались друг к другу. Даже будучи отделенным от девушки гибким телом Бевана, Рэндолл чувствовал тонкий аромат Алексы – аромат мускуса и розовых лепестков, распространенный у него на родине. Его вновь охватила тягучая тоска по дому. Девушка взглянула на Рэндолла так, как будто прочитала его мысли, быстро облизнула губы и отвернулась.

Остальные девять курсантов говорили мало. Одна из девушек пронзительно взвизгивала каждый раз, когда капсула ныряла вниз или ее бросало в сторону, – до тех пор, пока не охрипла и не замолчала. Рэндолл начал засыпать, думая о том, как она разевает рот, не издавая ни звука.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать