Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Пилот Хаоса (страница 41)


Он проснулся оттого, что у него заложило уши, а ремень безопасности больно врезался в тело. Беван положил руку ему на плечо. В капсуле стало очень душно.

– Думаю, нам всем крышка, приятель. Я слышал разговор в кабине. Наша охрана нервничает.

Насколько понимал Рэндолл, второй перелет через дальний космос не был обязательным – оказавшись в Хаосе, можно лететь куда угодно, лишь бы было устройство чоя под рукой. Но им сказали, что их будут перевозить поэтапно, двумя перелетами. Эта капсула должна была доставить их во второй порт. Рэндолл гадал, не погнались ли за ними преследователи.

Лицо Алексы показалось ему слишком бледным в тусклом свете.

– Мы приземляемся?

– Нет, – Рэнд решительно покачал головой. – Это не снижение. – Он встретился взглядом с Беваном. – Похоже, мы петляем.

Беван добавил:

– Они хотят оторваться от преследователей – в космосе или же в Хаосе. Нам предстоит трудный полет.

– Похоже, что так.

Алекса хрипло рассмеялась.

– Я и так уже мертва. Разве меня этим испугаешь?

– Что?

– Ничего. Интересно, выживем ли мы?

Беван ответил:

– Думаю, нам придется приготовиться к самому худшему.

Они поднялись, захлопнув кресла и доверившись сплетенным ремням безопасности. Подвешенные на этих надежных, но колышущихся гамаках, они ждали. В оранжевых вспышках они разглядели, как остальные тоже встают и пристегивают пояса, следуя их примеру.

Алекса шмыгнула носом.

– Я чувствую себя, как муха в паутине.

– Если они выдержат нас, тогда все в порядке – заявил со своим чудовищным акцентом Беван.

Рэндолл попробовал вычислить угол наклона. Он вывернул шею, пытаясь выглянуть в иллюминатор. Серые тучи рассекала вершина черной горы. Рэндолл заметил пролетающий мимо корабль.

– О, Боже, – выдохнул он, – это абдрелики!

Агрессивность абдреликов пугала его – эти инопланетяне были непредсказуемы, к тому же сейчас капсула находилась вне планеты, на территории, где они могли по-своему трактовать правила.

Алекса оттолкнулась ногой и закачалась в своем гамаке, выглядывая в иллюминатор.

– В чем дело? Нас преследуют?

Все они знали, что самое главное – секретность. Об этом им говорили при наборе, а потом – еще раз, во время сборов. Теперь же разглашение тайны могло помешать только что начавшемуся воплощению мечты.

Капсула рванулась вперед, метнулась в сторону, вновь содрогнулась и с усилием принялась ввинчиваться в воздух.

Глава 23

Рэнд ошибся, говоря о приземлении. Кабину залил свет, и вошли охранники, быстро распутывая их и ремни.

– Живее, ребята, пошевеливайтесь!

Рэнд уперся пальцами ног в пол и начал отстегивать ремни, пока пилоты проходили между рядами.

– Кому пришла в голову мысль воспользоваться ремнями?

– Нам, – хором ответили Рэнд и Беван.

Капитан помолчал. Это был крупный мужчина с румяным лицом, костюм которого явно не подходил его коренастому телу.

– Неплохо придумано, – мягко произнес он и прошел мимо них троих. – Выбирайтесь отсюда как можно быстрее и готовьтесь катапультироваться.

Рэнду пришлось помочь Бевану выбраться из ремней – этот стройный юноша казался высоким, но вряд ли был старше него самого и в действительности оказался дюйма на два ниже Рэнда – а потом они оба распутали Алексу. Ощущая под ладонями ее теплое и упругое тело, Рэнд задумался о том, почему это прикосновение вызывает у него совсем иные ощущения, чем гибкое тело Бевана. Беван усмехнулся, как будто поняв причину его задумчивости, и Рэндолл отвернулся.

– Давайте выбираться отсюда.

Впереди самых слабых из них уже грубо поднимали на ноги и подталкивали к выходу. Крикунью несла женщина-охранник, перекинув через плечо, лицо девушки было искривлено от рыданий.

Острый, пыльный воздух пустынного плато хлынул в легкие Рэндолла, когда они вышли из капсулы. Быстрый взгляд на небо дал ему понять, что на плато быстро надвигается гроза. Увидев впереди тусклые фонари катапульты, он инстинктивно направился к ней.

– Что происходит? – спросила девушка позади него. Беван издал неопределенный звук, а Рэнд ответил:

– Они пытаются вывезти нас тайно. Беван задумчиво кусал ногти.

– Вот почему нас переправляют в два этапа.

– Может быть.

Алекса споткнулась в полутьме и присела, растирая щиколотку. Кудрявые волосы упали ей на лицо.

– Ничего не понимаю, – в такой позе ее голос прозвучал глухо.

– Мы стараемся сбить с толку преследователей. Потому-то нас и раздевали догола перед погрузкой на первый корабль – чтобы выяснить, нет ли на нас домашнего нижнего белья.

Алекса встала. Сейчас, в призрачном свете пустынной ночи, ее лицо казалось особенно бледным. Она удивленно взглянула на Рэндолла.

– Разве нас преследовали не абдрелики?

– Похоже, что они. Но мы либо затерялись в облаках, либо… – Рэндолл мельком взглянул на Бевана. Он подозревал, что экипажу удалось отстреляться.

Беван нехотя пожал плечами.

– Он считает, миледи, – последнее слово юноша подчеркнул, – что мы отбились от них.

– Что?

Рэнд вздохнул.

– Мы где-то оторвались. Пойдем. По-моему, они не собираются нас ждать – слишком спешат, – он подхватил Алексу под локоть и Дотащил к катапульте. Они вышли из капсулы одними из первых, а теперь остальные обогнали их.

Позади в тумане появилась высокая, грациозная, но странно сложенная фигура. Под мышкой у нее виднелся какой-то ящик. Рэнд оглянулся и споткнулся, увлекая за собой тоненькую Алексу. Инопланетянин прошел мимо на корабль. Это был пилот-чоя. При виде него у Рэнда забилось сердце и что-то сжалось в груди.

– Что это? – полюбопытствовал Беван.

– Пилот, – ответил Рэнд. Остальные двое глядели на него, как будто ожидая продолжения. Он тряхнул головой и скомандовал: – Вперед!

Как только они вошли в загрузочный туннель, Алекса взяла их обоих под руки.

– Давайте держаться вместе, – попросила она.

Задача была трудной, так как экипаж предпочитал размещать девушек отдельно от юношей. Беван снова взглянул на Рэнда, пожал плечами и заметил:

– Мы постараемся, миледи.

На лице девушки промелькнуло облегчение. Она была между двумя высокими юношами, – так они и подошли под наклонно стоящий корабль. Экипаж пересчитал их, протягивая бумажные стаканчики с крохотными пилюлями.

– Примите транквилизатор и занимайте места. Пристегивайте ремни – мы вылетаем немедленно.

Их не успели разделить. Рэндолл подумал и на этот раз принял все пилюли. Ему хотелось быть в полном порядке к моменту их появления в школе, а не мучаться тошнотой.

Алекса легла в кресло с низко опущенной спинкой, пристегнула ремень и протянула руки юношам. Беван сразу подал ей свою, и Рэнд после секундного замешательства последовал его примеру. Рука девушки оказалась теплой и сухой. Засыпая, Рэнд гадал, как долго они будут

держаться за руки, и смутился, подумав, что его ладонь может покрыться потом. Корабль завибрировал, их вдавило в кресла. Прежде, чем полностью потерять сознание, Рэнд услышал, как девушка сказала:

– Я хочу, чтобы вы оба были моими любовниками.

Он проснулся один, в ушах звенело, перед глазами все расплывалось. Рэнд испытал острое разочарование, пропустив полет, необычное чувство вывернутой наизнанку реальности, ужас прохождения по коридору, который может и не может существовать в одном и том же времени – все эти чувства, которые были способны лишить человека присутствия духа. Больше всего он пожалел о том, что не участвовал в пилотировании и не понял, что же такое тезарианское устройство, помогающее пилоту. Рэнд представил себя самого, сидящим в кабине и проникающим в Хаос, ведущим космический корабль невообразимым путем. Он продолжал лежать, погруженный в сладкие мысли.

Мимо прошел грузный мужчина.

– Просыпайтесь, сони. Завтрак готов, скоро приземляемся.

Мысль о еде заставила его выпутаться из ремней и подняться на ноги. Снаружи, за стенами корабля его ждал новый мир, и Рэнд поспешил встретиться с ним.

Зариты в порту напомнили ему расхаживающих на задних лапах хомяков, хотя были более гладкими; их большие, круглые, прозрачные уши поблескивали, наливались краской от возбуждения, пушистые хвосты помогали сохранять равновесие. Они работали в порту, разгружая корабль, выказывая при этом полное равнодушие и к людям, и к чоя. Их меховые щеки равномерно раздувались, шестипалые, ловкие руки непрестанно двигались.

Рэнд заметил, как один из заритов исподтишка взглянул на него. Он усмехнулся и увидел, как его – или ее? – уши налились краской, и пятнистое существо тут же отвернулось.

Он вновь заметил, что за ним наблюдают, забираясь в машину, которой предстояло отвезти их в школу. За ним следили и другие существа – остромордые, любопытные. Алекса рассмеялась, прижавшись носом к стеклу, когда Рэнд указал ей на них.

Она резко повернулась, и они чуть не стукнулись головами. Рэнд отпрянул. Девушка снова засмеялась; ее дыхание было сладким от аромата овоща кассерола, который они ели на завтрак.

– Они прелесть, – она опустила ресницы и поднесла изящно выгнутую руку к шее, чтобы почесать небольшой шрам.

Грузный пилот как раз проходил мимо. Он остановился, склонился к окну и увидел, куда они смотрят. Он гулко расхохотался.

– Эти? Зариты – ловкие, расторопные работники. Но они способны стащить с вас одежду и убежать так быстро, что вы и глазом моргнуть не успеете. Будьте осторожны. А теперь усаживайтесь, а то наставница Грасет оторвет мне голову за опоздание, – и он торопливо отошел.

Беван опустился на сидение и потянул за собой Алексу. Рэнд испытал облегчение, как, впрочем, и раздражение, обнаружив пустое сидение неподалеку от них. Он почти достиг своей цели – цели, ради которой он и его отец работали годами, не покладая рук.

Он еще продолжал строить планы, а капсула уже вылетела из порта Аризара к горам, где располагались верхнее и нижнее отделения школы Братьев. Дикая местность оказалась такой же разнообразной и непредсказуемой, какой раньше была Северная Америка, разве что здесь чаще попадались леса и реки. Всем раздали кружки с жидкостью, называемой «брен» – горячей, густой и чуть горьковатой, по вкусу напоминающей кофе и еще что-то – Рэнд так и не вспомнил, что именно. Окончательно проснувшись, он ощущал, как жидкость расплавленным янтарем заливает его желудок.

Внизу показались горы и холмы, окружающие школу. Выше полосы растительности горы оказались пурпурными, неровно обломанными, как будто целые скалы стекались в попытке добраться до неба. Это удалось только самым острым и ровным из них. Белые облака были рассеяны по пронзительно синему небу. Рэнд разглядел верхушку холма, выровненную и застроенную зданиями школы, и биосферную зону рядом с ней. Рэнд затаил дыхание – мечта становилась реальностью.


Чоя, которую называли наставницей Грасет, встретила их у ворот. Позади нее Рэнд разглядел лица других курсантов, юношей и девушек. Кто-то был постарше, кто-то помоложе, но все приближались к порогу взрослой жизни, а пока неистребимое любопытство заставляло их пристально наблюдать за новичками, будущими питомцами Грасет. Грасет держалась с большим достоинством, возвышаясь над людьми. Она оглянулась через плечо. Любопытные лица исчезли, но как только она отвернулась, появились вновь. Они напомнили Рэнду заритов.

Большинство зданий школы были построены из синего камня и кирпича, кроме массивных куполообразных помещений над биосферными садами, прудами и птичниками. Казалось, что они были вырублены в скалах. Рэндолл вспомнил о Непале и Гималаях – Крыше мира. Его мира. А это, как он решил, Крыша Аризара.

Грасет заговорила на общепринятом языке трейде – языке, которым ему приходилось пользоваться постоянно после отъезда из дома, однако Рэндолл понимал ее с трудом.

– Двенадцать курсантов, – произнесла она. – Надеетесь стать Братьями? В первые несколько недель нам придется расстаться по крайней мере с четырьмя из вас. Еще через некоторое время – с двумя, которые захотят уйти сами. Значит, остается шесть. Шесть выпускников. Посмотрите друг на друга, запомните лица своих друзей. Кто-нибудь из стоящих слева или справа от вас не достигнет цели.

Беван стоял слева от Рэнда, а Алекса – справа. Оба посмотрели на Рэнда. Беван покачал головой и округлил глаза. Его было нелегко запугать.

– Только самые достойные узнают, что означает стать Братом. – Грасет взмахнула руками, гибкими и грациозными благодаря двойным локтям, приглашая их войти в ворота.

Рэнд разыскал свой рюкзак в куче у ворот и перекинул через плечо. Он вошел одним из последних. Ворота захлопнулись за ним с хриплым скрежетом, отрезая его от остального мира. Засовы скользнули в узкие петли.

Рэнд вспомнил, что в каждом, даже самом лучшем сне есть частичка кошмара.

Клео возвышалась над ними, как гора – она была массивной, широкой в плечах и плотной. Она заплела свои каштановые волосы сзади, серый шрам над правой бровью выглядел так, как будто ее поразило молнией. Несмотря на внушительный вес, она двигалась грациозно, обнимая четырех детей, вверенных ее попечению Грасет. Рэнд немедленно испытал теплые чувства к воспитательнице, хотя не знал, отчего именно – она была совсем не похожа на его мать, облик которой почти стерся в памяти Рэнда.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать