Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Личный досмотр (страница 17)


— Ну, — спросил он, — куда поедем?

— Ха, — сказал Сизый, который почувствовал себя гораздо увереннее, сковав грозного противника, — поедем. Слышь, Пономарь? Он прокатиться хочет!

— Сейчас прокатим, — пообещал Пономарь, продолжая держать Комбата под прицелом. — Включи-ка ему первую передачу.

Сизый медленно двинулся по кругу, меряя пленника с головы до ног оценивающим взглядом, словно выбирая, куда ударить.

— Ну, чего смотришь? — насмешливо спросил Комбат, уже успевший понять, что его никуда не собираются везти. Весь этот, с позволения сказать, арест был просто дешевой комедией, направленной на то, чтобы свести с ним счеты. Ребята явно действовали по собственной инициативе, а значит, с ними можно было не церемониться. — Чего смотришь, спрашиваю? Не бойся, не укушу.

— Веселый, гад, — продолжая шарить по фигуре пленника глазами, сквозь зубы процедил Сизый. — Ничего, сейчас загрустишь.

Он вдруг остановился и нанес короткий режущий удар в солнечное сплетение. Комбат охнул и согнулся пополам. Криво улыбаясь, Сизый подошел к нему вплотную и, схватив за волосы, запрокинул голову кверху.

— Больно? — с издевательским сочувствием спросил он.

— Да не так чтобы очень, — неожиданно ясным голосом ответил Комбат.

Сизый еще не успел ничего понять, а Комбат уже обрушился на его промежность скованными руками.

Сизому показалось, что у него в джинсах со страшным беззвучным грохотом разорвалась осколочная граната, а в следующую секунду почувствовал сокрушительный удар в переносицу и спиной налетел на Пономаря.

Пономарь сделал шаг назад, пытаясь увернуться, но позади оказалась закрытая дверь, и он коротко заорал от нестерпимой боли, когда голова Сизого, показавшаяся ему тяжелой и твердой, как чугунная болванка, протаранила его многострадальную грудную клетку. Пистолет он не выпустил, но теперь от него было мало проку, потому что все тело Пономаря, казалось, превратилось в сплошной комок ужасной боли, и управлять этим комком было превыше его сил.

Шатаясь, он встал с колен и, держась за поврежденный бок, попытался поднять пистолет.

— Экий ты упрямец, — с упреком сказал Комбат и вполсилы ударил его в челюсть. Пономарь молча обрушился в угол, выронив пистолет, и затих там, мучительно пытаясь сообразить, жив он или уже умер.

— Так, — деловито сказал Комбат, поворачиваясь к Сизому, который уже подобрал под себя конечности и даже успел подняться на четвереньки. — Теперь ты.

— Ммм, — промычал Сизый, отрицательно мотая головой, отчего по всей прихожей разлетелись густые красные капли.

— Ты уверен? — спросил Комбат.

— Мммм!.. — ответил Сизый, кивая головой. Кивок получился вялым, но он все равно потерял равновесие и со стуком воткнулся лбом в линолеум.

— Пол не проломи, — предупредил Борис Иванович.

Он наклонился, чтобы отобрать у Сизого ключ от наручников, и в этот момент подкравшийся сзади Мешок, про которого он совсем забыл, ткнул его в шею электрошокером.

Комбат бревном рухнул на пол. Придавленный Сизый коротко вякнул и с помощью Мешка выбрался из-под тяжелого бесчувственного тела. Посмотрев на Сизого, Мешок содрогнулся.

— Мать твою, — сказал он. — Он же тебе переносицу сломал!

— Сам знаю, что он мне сломал, — зло огрызнулся Сизый, с трудом поднимаясь на ноги и для верности придерживаясь за стену. — С-с-сука!

Он несильно пнул лежавшего на полу Комбата, сам при этом едва не упав. Голова у него кружилась, перед глазами плыло, а от боевого пыла не осталось и следа.

Сизый подозревал, что, помимо перелома носа, он заимел расчудесное сотрясение мозга.

— Ну что, метельщики, — проскрипел из своего угла Пономарь, — отметелили козла?

Полученный удар в челюсть замечательным образом прочистил ему мозги, и теперь он с предельной ясностью понимал, что, поддавшись на уговоры приятелей, попал в крупную передрягу. Несанкционированное вооруженное нападение, применение спецсредств — все это грозило служебным расследованием, результаты которого не взялся бы предсказать никто. Хорошо, если дело удастся спустить на тормозах, но вот если угодишь под раздачу... Времена нынче сложные, и кто-нибудь из начальства запросто может отдать всех троих на растерзание, чтобы поставить очередную галочку в отчете: вот, мол, как беспощадно мы боремся за чистоту наших рядов. А тогда им вряд ли удастся отделаться простым увольнением из органов. А каково органавтам живется в зоне — общеизвестно. Тяжело им там живется. Тяжело и коротко...

И потом, что они доказали? Этот старый козел, которого они собирались отметелить, уложил всех троих голыми руками.., скованными руками, если быть точным. То, что сейчас он лежит мордой в пол, ничего не меняет: ткнуть человека шокером может любой дурак, и это совсем не то, что называется «преподать урок».

Урок был преподан не ему, а им самим, причем урок тяжелый и болезненный.

Тем временем Мешок, опять пострадавший меньше всех, без особенного энтузиазма обрабатывал лежавшего на полу Комбата ногами.

— Уймись, придурок, — с трудом садясь и морщась от боли, сказал ему Пономарь. — Он же ничего не чувствует. Только зря упаришься.

— Козел, — размазывая по лицу сочившуюся из носа кровь, невнятно пробормотал Сизый. Голос его звучал гнусаво, а глаза страшновато косили. — Вот козел вонючий." Пошли отсюда на хер, мужики. Мне в больницу надо...

— Я тебе пойду, — сказал Пономарь. Стараясь не

стонать, он дотянулся до пистолета и медленно встал. — Нам отсюда прямая дорога за проволоку.

— А все ты, — вдруг истерично заявил Мешок, до которого, похоже, наконец дошло, что они влипли. — ФСБ, ФСБ! Кто тебя за язык тянул?

Он снова зло пнул Комбата. Тот застонал и пошевелился. Мешок проворно отскочил от него подальше, выставив перед собой электрошоке?, — Ни хрена себе, — сказал Пономарь. — Уже очухался! Вот это здоровье, мне бы такое. Переверните-ка эту сволочь.

— Что ты собираешься с ним сделать? — спросил Мешок.

— Попрощаться, — ответил Пономарь.

Сизый понимающе кивнул: Пономарь был прав. Десантника надо было кончать по-тихому и уносить ноги.

Их затея обернулась неожиданной стороной, и теперь нужно было как-то выходить из положения. Сизый даже усмехнулся, несмотря на боль в сломанной переносице и подкатывающую к горлу тошноту: «как-то»... Известно как. По-другому теперь просто не вытанцовывается.

С помощью Мешка он перевернул тяжелое, обмякшее тело своего приговоренного противника на спину, чтобы тот видел, какая участь его ожидает. Комбат открыл глаза и увидел направленный на него пистолет.

— Опять вы, — с тоской сказал он. — Надоело.

— Уже все, — сказал ему Пономарь. — Сейчас уходим.

Палец, лежавший на спусковом крючке пистолета, напрягся, и тут за спиной у Пономаря распахнулась дверь.

— Оба-на, — сказал Подберезский, останавливаясь на пороге. — Ну, мужики, вы даете!

Пономарь резко обернулся, невольно охнув от боли, и направил пистолет на двери.

— Не двигаться! — приказал он, — Милиция!

— Ну да, — не обращая внимания на пистолет, сказал Подберезский, — так я и поверил. Вы, наверное, те придурки, которым Комбат давеча плюх накидал. Мало вам, что ли?

Пономарь заскрипел зубами. Неприятности множились, росли, как катящаяся с горы лавина. Что теперь — убирать двоих?

Комбат помог лейтенанту справиться с сомнениями, подбив его ногой под колени. Пономарь взмахнул руками, пытаясь сохранить равновесие, и тогда Подберезский, поймав его руку, в которой был зажат пистолет, резко вывернул запястье, задирая кверху. Пономарь закричал от боли в плече и сломанных ребрах, но тут же убедился в том, что знает о боли далеко не все: Подберезский обрушил на его локтевой сустав свой тяжелый локоть, сломав руку, как сухую ветку. Пономарь издал дикий вопль и потерял сознание.

Перепрыгнув через упавшего противника, Подберезский метнулся к Сизому, который безуспешно попытался увернуться от стремительно рванувшегося ему навстречу кулака, показавшегося огромным, как ядро Царь-пушки. Ядро ударило Сизого в висок, и свет померк.

Мешок, все еще остававшийся в строю, пятился по коридору в сторону кухни, отступая перед надвигавшимся на него Комбатом и отмахиваясь от него электрошокером. Подберезский, которому вдруг стало совершенно нечего делать, нашел в кармане у Сизого ключ от наручников и смирно стоял в сторонке, с интересом наблюдая за происходящим.

— Ты, значит, у нас интеллигенция, — напирая на Мешка, говорил Комбат. — Поборник, значит, научно-технического прогресса, нажиматель кнопок — на компьютерах, на электрошокерах... Любишь кнопки нажимать, правда? И пинаться, как я понял, тоже любишь.

— Убери руки! — взвизгнул Мешок, делая выпад электрошокером.

— Охотно, — ответил Комбат и что было силы пнул его в голень. Мешок ахнул и как подрубленный упал на одно колено. — Бить тебя срамно, — продолжал Комбат, — но надо. Ты, я вижу, сроду как следует по морде не получал, оттого и вырос таким дерьмом.

Мешок не разгибаясь бросился вперед, вытянув перед собой электрошоке?, как фехтовальщик, проводящий флеш-атаку. Комбат дважды ударил ногой. Первый удар остановил Мешка, а второй бросил его, уже бесчувственного, спиной на кухонный стол. Стол не сломался — все-таки это было не кино, — но опрокинулся, окатив Мешка горячим чаем из большой фаянсовой кружки, осушить которую Борису Ивановичу помешал звонок в дверь. Электрошоке?, по счастью, отлетел в сторону и не попал в курящуюся паром коричневую лужу, посреди которой бесформенной грудой мокрого тряпья замер лейтенант ФСБ Мешков.

— Я же говорил, что они тебя найдут, — подходя сзади с ключом от наручников в руке, сказал Подберезский.

— Вот суки, — протягивая ему скованные руки, пожаловался Рублев, — не дали чаю попить. Ничего, сейчас чайник поставлю...

— Погоди, Иваныч, — снимая с него наручники, сказал Подберезский. — Они что, мозги тебе отшибли?

Отсюда линять надо, пока соседи ментовку не вызвали.

— С какой это радости я из собственного дома побегу? — возмутился Комбат. — Сами вломились, сами пускай и отвечают.

— Они-то ответят, — сказал Андрей, брезгливо отодвигая носком ботинка откинутую в сторону руку Мешка, — но и нам с тобой дело пришьют.., просто так, за компанию, чтобы сор из избы не выносить. Что нам пришить, сам понимаешь, у них найдется. Сейчас нам надо время выиграть. В понедельник мой адвокат вернется из Италии, вот тогда мы с ними разберемся.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать