Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Личный досмотр (страница 40)


— Пристрелить на хрен, — честно ответил Шестаков, выхватил пистолет и нажал на спуск.

Комбат, не утруждая себя изобретением новых приемов, подхватил стоявший поодаль стул и обрушил на сержанта. Он ни за что не признался бы в этом даже на Страшном суде, но ему понравился треск, с которым эти, такие прочные с виду, стулья разваливались на части, входя в соприкосновение с блюстителями закона и порядка. Стул разлетелся вдребезги, и оглушенный Шестаков слепо зашарил по полу обеими руками, силясь нащупать выпавший пистолет.

— С предохранителя надо снимать, деревня, — сказал ему Рублев и наклонился, чтобы подобрать оружие.

Шестаков немедленно вцепился в него обеими руками, пытаясь повалить и добраться до горла.

— Надо же, какой ты упрямый, — сказал Борис Иванович и разогнулся, увлекая за собой вцепившегося сержанта. — Настоящий спортивный характер, да? Так и будешь на мне висеть?

Он снова ударил Шестакова в живот, отрывая от себя, и добавил левой, целясь в челюсть, но сержант дернул головой, и удар пришелся в ухо. Шестакова развернуло кругом и с неудержимой силой понесло головой вперед. Опрокинув по дороге два стула, он протаранил стену и затих.

— Не ментовка, а мебельный склад, — добродушно сказал Борис Иванович и немного постоял, прислушиваясь к доносившимся из-за запертой двери звукам.

Там все было спокойно: диктор объявлял посадку на очередной рейс, слышались приглушенные шаги по лестнице и голоса людей, ходивших по вестибюлю.

— Так, — сказал Борис Иванович, возвращаясь к столу и извлекая из-под него полумертвого от ужаса лейтенанта, — теперь твоя очередь, ворошиловский стрелок. Расскажи-ка, кто это тебя научил людям в спину стрелять?

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — стараясь держаться с достоинством, ответил Углов. Держаться С достоинством было трудновато: ноги не касались пола, а рубашка, вместе с кителем заграбастанная огромными ручищами Комбата, задралась чуть ли не до самой шеи.

— Не понимаешь? — удивился Комбат. — Я вреде по-русски спрашиваю...

Тон у него был спокойный и рассудительный, и Углов был очень напуган, обнаружив, что уже не висит в нескольких сантиметрах от пола, поднятый за грудки своим здоровенным мучителем, а летит, пересекая помещение по диагонали. Его полет завершился на диванчике для посетителей. Диванчик коротко затрещал и осел на одну ногу, а лейтенант испуганно вскрикнул.

— Раз ты не понимаешь русского языка, — продолжал Комбат, вынимая из кармана пистолет лейтенанта, — придется прочистить тебе мозги. Может быть, в твоей голове не хватает металла и ты поэтому так туго соображаешь?

Взведенный курок сухо щелкнул, и лейтенант Углов вдруг с предельной ясностью понял, что из-за маниакальной страсти Шестакова к битью морд они влипли в какую-то жуткую, совершенно темную шпионскую историю и что усатый тип в кожаной куртке — контрразведчик или что-то вроде этого.., так же, наверное, как и его предшественник с баулами. Тот прикидывался потерпевшим, этот — пьяным, но оба они, вероятнее всего, охотились за чемоданом мертвого майора. Предположение это, столь же гениальное, сколь и ошибочное, заставило Углова содрогнуться всем телом. Теперь он точно знал цену украденного им кейса и готов был принять ее не торгуясь. Кейс в обмен на жизнь — именно так стоял вопрос в понимании лейтенанта Углова, и он не колебался ни секунды, принимая решение.

— Нет! — горячо, но тихо, чтобы не услышали снаружи, воскликнул он, глядя в черный пустой зрачок собственного табельного пистолета, который привык воспринимать как обыкновенную деталь форменной одежды, этакий слегка обременительный, но необходимый аксессуар. — Не стреляйте! Я все объясню. Я отдам чемодан, не стреляйте! Понимаете, это все Шестаков, — он кивнул в сторону отдыхавшего у стены сержанта. — Все произошло случайно, никто не хотел неприятностей...

— Погоди, — удивился Комбат, — про какой чемодан ты толкуешь? Ты что, еще и чемоданы крадешь?

При чем тут какой-то чемодан?

— Ну как же! — воскликнул Углов, до слез огорченный тем, что собеседник не оценил лейтенантский жест доброй воли. — Кейс с материалами... Кассеты, фотокопии, дискета для компьютера... Ведь вы же за этим пришли, разве нет?

— Я пришел, чтобы объяснить тебе, сопляк, что в людей стрелять нехорошо, — сказал Комбат, продолжая держать убийцу в мундире на мушке и пытаясь сообразить, что должен означать этот чемоданный бред. Неужели Бурлаков вез какие-то кассеты? Может быть, он и в Москву приехал ради этого, а дружеская встреча — только предлог? Да нет же, решил он, не может этого быть. Не такой человек Григорий, чтобы впутываться в темные делишки, да еще и прикрываться при этом боевыми друзьями...

Тут до него вдруг дошло, что чемодан, о котором талдычил этот мозгляк в лейтенантских погонах, принадлежал скорее всего тому самому эфэсбэшнику, который и сейчас, наверное, лежал на свалке, упакованный в черную полиэтиленовую пленку, как дохлая собака. «Так оно и есть, — подумал Борис Иванович, — но вот вопрос: что мне теперь со всем этим делать?»

Он испытывал сильнейшее желание держаться подальше от закулисных игр, в которые, между прочим за народные деньги, с таким увлечением играли вчерашние чекисты. Более того, неприятностей с чекистами ему сейчас хватало и без каких-то подозрительных чемоданов, но оставлять кейс в руках этого недоумка

почему-то не хотелось. Кто знает, что там, в этом кейсе? Рано или поздно за его содержимым придут, и, вполне возможно, это обернется большими неприятностями для всей страны, у которой, как и у Бориса Ивановича Рублева, этих неприятностей пруд пруди.

Стране было не до бывшего командира десантно-штурмового батальона, но Комбат никогда не был чересчур обидчив, а привычка без раздумий становиться на защиту интересов страны давно стала для него такой же само собой разумеющейся, как дыхание.

«Придется взять этот сундук, — подумал Комбат, — посмотреть, что там к чему. Посоветуемся с Андрюхой и решим, кому отдать. Может, там ничего особенного и нет и не из-за чего огород городить. А если есть... В общем, разберемся.»

Он тяжело вздохнул. Больше всего ему хотелось взять пистолет, который сейчас был у него в руке, и засунуть его товарищу лейтенанту в задний проход — желательно, поперек. Не убивать же его, в самом деле... Вместо этого он шевельнул стволом пистолета и устало сказал:

— Ладно, рассказывай. Рассказывай по порядку, как дело было, куда спрятал кейс и зачем ты в него лазил руками своими загребущими... Давай говори, только покороче.

Лейтенант изложил слегка подредактированную версию событий, не став, разумеется, упоминать о том, что носил кейс домой и просматривал кассеты.

— И все-то ты врешь, — выслушав его, со вздохом сказал Комбат. — Ведь врешь же, по глазам твоим поросячьим вижу.

— Что вы! — горячо возмутился Углов. — Как можно...

— Эх ты, ментяра, — снова вздохнул Борис Иванович. — В милицейскую школу небось пошел, чтобы от армии откосить? Ладно, пошли в твою камеру хранения.

Он подобрал валявшиеся на полу пистолеты сержантов и двинулся было к двери, но тут под столом ожила сброшенная на пол портативная рация. Один из патрулировавших аэропорт нарядов вызывал лейтенанта.

— Ответь, — приказал Борис Иванович. — Только не вздумай хулиганить, голову оторву.

Кряхтя и болезненно морщась, Углов встал с диванчика, дотянулся до рации и коротко переговорил со своими людьми, ни словом не упомянув о том, что попал в передрягу. Ему и в голову не пришло позвать на помощь: он был уверен, что имеет дело с офицером контрразведки, и не желал осложнять свое и без тоге бедственное положение.

Рука об руку они покинули дежурку. Уходя, лейтенант запер дверь на ключ, чтобы кто-нибудь случайно не побеспокоил отдыхавших на полу сержантов. Шагая рядом с ним к автоматическим камерам хранения, Борис Иванович с неудовольствием думал о множестве предстоящих хлопот и неприятностей.

Он ехал сюда просто набить парочку морд, а вместо этого впутался в очередную историю, финал которой представлялся весьма и весьма сомнительным. То есть морды-то он набил, но человек, стрелявший в Бурлакова, целый и невредимый семенил рядом, с собачьей преданностью заглядывая в глаза, и Комбат уже точно знал, что не станет сворачивать подонку шею, как намеревался вначале. Убить или покалечить человека можно в бою, в кровавой драке на взаимное уничтожение, а мараться об этого жалкого слизняка, готового на любое унижение ради спасения своей драгоценной шкуры, Комбату не хотелось. "И потом, — рассудил он, — этот типчик все равно свое получит.

Вот придут хозяева за кейсом, а его-то и нет... Другой бы, возможно, и вывернулся, но для этого ум нужен, а у этого мусора ничего не осталось, кроме полных штанов... Замочат они его, — с брезгливой жалостью подумал Борис Иванович, косясь на своего невольного попутчика. — Шлепнут мимоходом, перешагнут и пойдут дальше. Погоны надел... Мусор — он и есть мусор. Из-за таких, как он и этот его рябой сержант, у нас милицию и не любят. И никакое кино тут не поможет, никакие книги, никакие газеты. Кино — это хорошо, но люди привыкли верить собственным глазам.., и бокам, между прочим."

Они расстались в полутемном прохладном лабиринте, стенами которого служили казавшиеся бесконечными ряды ячеек автоматических камер хранения. Углов торопливо вскрыл ячейку и услужливо приподнял крышку кейса, давая Комбату возможность заглянуть внутрь. Комбат бросил равнодушный взгляд на содержимое чемодана и захлопнул крышку, едва не отдавив лейтенанту пальцы.

— Расписочку напишете? — осмелился поинтересоваться Углов, когда Борис Иванович уже начал поворачиваться к нему спиной.

— А благодарность в личное дело тебе не требуется? — обернувшись, сказал Комбат. — Или, к примеру, денежная премия?

— Извините, — понурился Углов. — Подождите! — придушенно воскликнул он, видя, что Комбат собирается уйти.

— Чего тебе еще? — устало спросил Борис Иванович. — Пис... — Углов запнулся и гулко сглотнул слюну от волнения. — Пистолет, — выговорил он наконец.

— Пис-пистолет? — удивленно переспросил Комбат. — Ах, это! Ну нет, братец, даже не проси. Ты же с ним не умеешь обращаться. Дай тебе пистолет, ты опять беды натворишь. Он же стреляет, ты что, не в курсе?

— Меня же посадят, — упавшим голосом сказал Углов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать