Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Личный досмотр (страница 42)


Глава 13

На ночь Подберезского все-таки выставили из больницы.

Состояние Бурлакова стабилизировалось, и заведующий отделением, почти карикатурно похожий на доктора Айболита, каким того рисуют в детских книжках, чуть ли не взашей вытолкал добровольную сиделку из своего царства.

— Боевой старикан, — доложил Подберезский Комбату. — Не драться же мне с ним, в самом-то деле. Хотя он, по-моему, был не против. Во всяком случае, уши оборвать грозился. Ну я и ушел от греха подальше...

— Да, — сказал Борис Иванович. — Я же тебе говорил, что это танкоопасное направление.

— Так кто же знал, что они с тыла попрут? — развел руками Подберезский. — Может, мне стоило на улице подежурить?

— Ерунда, — отмахнулся Комбат. — Нашим ментам сейчас не до Бурлака, у них других проблем хватает.

— Я почему-то так и думал, — признался Андрей. — Расскажешь?

— И расскажу, и покажу, — пообещал Комбат. — Посоветоваться надо. Ты парень деловой, современный, может, и подскажешь что-нибудь, а то я в этих нынешних заморочках ни бельмеса не понимаю.

— Да что в них понимать? — брезгливо поморщился Андрей. — Хватай побольше, беги подальше... Обмани ближнего своего, пока он сам тебя не обманул...

Опять же, дают — бери, бей и беги. Вот тебе и вся суть современного бизнеса в двух словах. Чего тут непонятного? И при чем здесь Бурлак?

— Бурлак им просто не ко времени под руку подвернулся, — ответил Комбат. Он поставил на кухонный стол кейс майора Постышева и сильно хлопнул ладонью по крышке. — Вот эта штука, насколько я понимаю, кому-то очень дорога.

— Так выбрось ее к чертям собачьим на помойку, — посоветовал Подберезский. — Тебе что, своих проблем мало? А еще лучше, положи вовнутрь пару кирпичей и утопи в каком-нибудь болоте, чтобы уж наверняка.

— Честно говоря, я об этом думал, — признался Борис Иванович. — Кассеты там какие-то, фотографии... Наверняка такое дерьмо, что после него год не отмоешься.

— Об этом я и говорю, — поддакнул Подберезский. — Выбрось, и все. Напрасно ты его вообще в руки взял.

— Может, и напрасно, — задумчиво сказал Комбат. — А может, с помощью этого чемодана удастся какой-нибудь сволочи хвост прижать? Бывают же, наверное, честные законники.

— Теоретически должны быть, — с сомнением ответил Андрей, — а вот практически... Не знаю, Иваныч.

Просто не знаю.

— А как же твой хваленый адвокат? — спросил Комбат.

— Адвокат? — выкатил на него глаза Подберезский. — Адвокат — честный? Да у адвоката такая профессия, что ему по сто раз на дню приходится доказывать, что черное — это белое.., или, скажем, зеленое в красный горошек. Просто такая работа, понимаешь?

Мой адвокат честный, потому что я честный.., опять же, заметь, настолько, насколько это вообще возможно при нашем беспределе.

— Гм, — сказал Комбат. — Автомат, что ли, купить?

— Запросто, — подхватил Подберезский. — Могу организовать в два счета. Только это тоже будет незаконно, а значит, не совсем честно.

— Да ну тебя, — расстроился Комбат. — Тебя слушать еще хуже, чем новости по телевизору. И вообще, мы про кейс говорили.

— А что про него говорить? — удивился Подберезский. — О нем не говорить, от него избавляться надо, и чем скорее, тем лучше.

— Ну брось, Андрюха, — сказал Борис Иванович. — Тоже мне, прожженный делец... Давай посмотрим. Не хочешь — я могу и один.

— Ну конечно, — проворчал Подберезский, — один... Открывай, посмотрим, что там.

Они просмотрели содержимое злополучного кейса.

Фотокопии накладных на тушенку и бананы повергли Комбата в некоторое недоумение, которое немедленно было развеяно практичным Подберезским.

— Накладные наверняка липовые, — сказал он, небрежно отодвигая конверт с фотографиями в сторону. — Судя по количеству товара, кто-то проворачивает крупное дело. По объему это будет примерно... — Он закатил глаза к потолку, подсчитывая в уме. — Примерно два вагона. Может быть, даже три. Представляешь, Иваныч: два вагона героина.

Впечатляет, а?

— А разве столько бывает? — поразился Комбат.

— Хрен его знает, — признался в своей недостаточной осведомленности Андрей. — Наверное, не бывает. Ну пусть не героина, пусть это будет хотя бы контрабандная оргтехника или даже спирт. Ты представляешь, какие это деньги? За такие деньги нас с тобой в порошок сотрут и по ветру развеют, как Индиру Ганди.

— Фу-ты ну-ты, — сказал Рублев. — Ну давай отнесем это дерьмо обратно в милицию.

— Пойдем лучше мои обновки опробуем, — ответил Подберезский, задумчиво вертя в руках компьютерную дискету. — Надо же, как знал, что пригодится...

— Это уж точно, — улыбнулся Комбат. — До сих пор в толк не возьму, зачем тебе компьютер понадобился. Ну видак, телевизор — это я, допустим, понимаю.

Музыкальный центр опять же... Но компьютер!

— Это я с горя, — признался Подберезский. — Шиш тебе, думаю, сучка дешевая, буду жить еще лучше, чем раньше, компьютер куплю, посудомоечную машину...

— Ну и дурак, — сказал Комбат.

— А кто спорит? — вздохнул Андрей. — Я, еще когда деньги за весь этот хлам отсчитывал, подумал: вот дурак-то... Но, заметь, пригодился аппаратик.

— Точно, — сказал Комбат. — Давай дискету в посудомоечную машину затолкаем: вдруг кино покажет?

— Это ты, Иваныч, от зависти, — сказал Подберезский, вставая из-за стола и сгребая содержимое кейса в кучу. — Но мы, молодые российские бизнесмены, к этому уже привыкли и не

обижаемся. Ну, ты идешь или будешь дальше тут сидеть и издеваться?

Они перешли в гостиную и начали с просмотра видеокассет. Это познавательное занятие дало им то же, что и лейтенанту Углову: они поняли, что на их глазах происходит обсуждение какой-то важной сделки. Обилие обнаженной женской плоти ничуть не умаляло ощущения холодной угрозы, волнами исходившей от широкого экрана телевизора, приобретенного Подберезским взамен украденного. Они смотрели и слушали внимательно, обмениваясь мнениями по поводу увиденного, но так и не поняли, что именно являлось предметом торговли.

— Тот, черный, похоже, покупатель, — задумчиво сказал Андрей, ставя кассету на перемотку и выключая телевизор. — Ну и рожа!

— А что — рожа? — отозвался Комбат. — Можно подумать, у тех двоих рожи лучше.

— Ты что, Иваныч, сам не видел? — удивился Андрей. — Это же кавказец, бандюга!

— Ты мне это брось, — сказал Комбат. — Я этого не понимаю и понимать не хочу. В какой это школе тебе объяснили, что кавказцы — все сплошь бандиты?

— Только не надо политинформации, — непривычно резким тоном ответил Андрей. — Про дружбу народов и интернациональный долг... Я не говорю, что все кавказцы — бандиты. Я, между прочим, даже так не думаю. Ладно, допустим, он крестьянин или, скажем, представитель общественности. Тогда скажи мне, Иваныч, что он делает в этой бане с этими двумя боровами и десятком шлюх? Это же вылитый полевой командир, это у него не только на роже, но и на заднице его голой большими буквами написано!

— Да, — согласился Борис Иванович, тоже успевший прочесть письмена на ягодицах кавказца, — шрам заметный.

— А как же, — не без удовольствия хмыкнул Подберезский, — русское оружие... А китель в предбаннике ты заметил?

Комбат тяжело вздохнул и кивнул головой: он, как и Подберезский, углядел на вешалке в предбаннике парадный китель с погонами генерал-майора и кучей юбилейных побрякушек на груди.

— Я тебе говорил: давай выкинем все это к чертовой матери, — напомнил Подберезский. — Как ты думаешь, что может продавать русский генерал кавказскому полевому командиру — бананы?

Комбат сильно поскреб ногтями шершавый от проступившей за день щетины подбородок, дернул себя за ус и недоверчиво покачал головой.

— Брось, Андрюха, — сказал он. — Того, на что ты намекаешь, просто не может быть. Два вагона!

— Или три, — поправил Подберезский. — Конечно, не может быть. Это наверняка бананы. И тушенка. Вагон бананов, вагон тушенки. Гуманитарная помощь.

У нас в Поволжье этими бананами все элеваторы забиты, комбайнеры с ног валятся, коровы их жрать отказываются, а вот на Кавказе, наоборот, неурожай. Как тут не помочь? Это надо в газету отдать. Готовая статья: российские военнослужащие протягивают руку помощи голодающим в Чечне. Им там заложников кормить нечем, сволочам... Ладно, не будем спорить, давай лучше музычку послушаем.

На протяжении следующих двадцати минут они слушали «музычку», записанную майором Постышевым специально для своего старого друга. Когда запись кончилась, Подберезский выключил воспроизведение и посмотрел на Комбата.

— А вот это, — сказал он, — два кулака-мироеда договариваются угнать обоз с продовольствием для голодающих боевиков. Ну и вляпались мы, Иваныч!

— Почему «мы»? — проворчал Комбат. — Я вляпался, не спорю, а твое дело — сторона.

— Слушай, командир, а что бывает, когда младший по званию бьет старшего по званию? — спросил Подберезский.

— Как это — бьет по званию?" — сделав удивленное лицо, переспросил Комбат. — Что это за орган такой — звание?

— Ну не по званию, так по голове, — поправился Андрей.

— Трибунал, — ответил Комбат, с интересом разглядывая бывшего подчиненного.

— А если оба в отставке? — уточнил Подберезский.

— Тогда старший по званию в ответ бьет младшею и по званию, и по голове, и вообще по чем попало, — сообщил Борис Иванович. — Хочешь попробовать?

— Честно говоря, да, — признался Андрей. — Что у тебя за манера: "я" да "я"... Обижаешь, командир.

— Какие мы нежные, — проворчал Комбат. — Ну что у нас еще осталось? Дискета?

Дискета повергла их в окончательное уныние. Просматривая длинные колонки цифр и страницы спецификаций, они с окончательной ясностью поняли, в какую историю их угораздило ввязаться. Поражал не сам факт торговли оружием, а масштабы.

— Ядрит твою налево, — сказал Комбат. — Ты посмотри, что делается! Этак через пару лет наши бравые воины вооружатся рогатками.

— Точно, — согласился Подберезский. — Ив таком виде пойдут в Индийском океане сапоги стирать. Ты гляди, чего тут только нет! «Каштаны», «волки», «мухи».., о «Калашниковых» я уже не говорю. А вот, смотри, два бэтээра...

— А почему цены две? — поинтересовался Борис Иванович.

— Вторая цифра — это, наверное, процент, который отгребает посредник, — предположил Андрей. — Ну, попали так попали! А вот и наша «тушенка» — видишь, последняя запись? Что у нас тут? Вот тебе и бананы. И как раз два вагона. Прибудут из Йошкар-Олы послезавтра. Что у нас в Йошкар-Оле, Иваныч?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать