Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Личный досмотр (страница 45)


— Баран ты, Костырев, — с горечью сказал Ладогин, не глядя на напарника. — Нашел с кем связаться — с Шестаковым... Кинуть меня решил, придурок? И откуда такое дурачье берется? Учишь вас, учишь...

— Не печалься, Игорек, — сказал ему Мурашов, — ты ничего не потерял. Наоборот, можешь считать, что тебе повезло: этот твой философ кинул не тебя, а меня, а ты благодаря ему остался в стороне.

— Не знаю, — пожал плечами Ладогин. — Я как-никак не первый год работаю и могу отличить сердечника от контрабандиста. Вы уж извините, что так получилось, но мне действительно нужно было отлучиться. Кто же мог знать...

— Детский лепет, — отрезал Мурашов, которому очень хотелось пристрелить обоих не сходя с места.

Стрелять в аэропорту было бы, конечно, неразумно, но Быстрый Стас не сомневался, что сумеет справиться с этими штатными вуайеристами и без применения огнестрельного оружия. Он уже прикидывал, как бы половчее двинуть Костырева в висок, но тут дверь дежурки отворилась, и из нее вышел человек, в котором наметанный глаз Быстрого Стаса без труда распознал коллегу.

— Вот он, — подтверждая его догадку, сказал Ладогин.

— Сам вижу, — проворчал Мурашов, с сожалением посмотрел на закаменевший затылок Костырева и быстро вышел из аппаратной, чтобы не поддаться искушению.

Три минуты спустя «чероки» с помятым крылом покинул аэропорт, стараясь не отставать от машины майора Багрянцева. По дороге в город и Багор, и Быстрый Стас сделали по одному телефонному звонку каждый:

Багра интересовали анкетные данные владельца автомобиля, номер которого назвала уборщица, а Мурашов снова связался с Аркашей и безоговорочным тоном отдал кое-какие распоряжения, которые старик согласился выполнить с огромной неохотой.

На Москву стремительно опускались скоротечные осенние сумерки, и город, как осажденная крепость, защищался от призрачного нашествия, зажигая фонари везде, где они уцелели. По Тверской косяками гуляли осиротевшие племянницы и их потенциальные дядюшки, а в квартире Подберезского двое озабоченных мужчин смотрели черно-белый любительский порнофильм, снятый покойным Михеичем, который все еще продолжал кормить рыбу на дне заповедного озера: Багру и в голову не пришло возиться, доставая сторожа оттуда. Где-то очень далеко от Москвы гудел, грохоча колесами по стыкам, скорый поезд, в одном из вагонов которого целых три купе были заняты неразговорчивыми бородатыми людьми. Эти люди с момента отправления непрестанно пили водку, ничуть при этом не пьянея и до смерти пугая бывалого проводника.

Был вечер последней в сентябре субботы.

Глава 14

К тому времени, как Багор миновал пост дорожной милиции на въезде в город, ему позвонили и продиктовали адрес какого-то Андрея Подберезского. Кто такой этот Подберезский, Багор не знал и знать не хотел, но, судя по тому, во что он превратил троих вооруженных милиционеров, был он парнем крутым и непредсказуемым. Багор в свое время отправил в лучший мир немало крутых парней и был не прочь поразмяться, но ситуация складывалась такая, что он не имел права даже на минимальный риск. Махать руками и ногами — дело увлекательное, но положение обязывает, и Багор решил, что будет наилучшим образом соответствовать своему положению, если вызовет подкрепление.

Джип с охранниками присоединился к нему на полпути, вывернувшись из бокового проезда и сразу же мертво зависнув на хвосте. Сидевший за рулем джипа Рыло два раза мигнул фарами, давая хозяину знать, что все в порядке, и Багор в ответ помахал выставленной в окошко рукой.

Этот обмен условными сигналами не ускользнул от внимания пассажиров следовавшего за машиной Багра «чероки».

— Ночь нежна, — сказал Быстрый Стас, мечтательно улыбаясь.

— До хрена их там, — откликнулся сидевший слева от него водитель.

— Пятеро в джипе и один в легковушке, — презрительно произнес один из профессионалов с заднего сиденья. — Пара пустяков.

Мурашов промолчал, любовно поглаживая в кармане рукоять армейского «кольта». Он подумал, что можно было бы попросить помощи у Аркаши, но посвящать старого паука в подробности дела не хотелось: старик славился непредсказуемостью и вполне мог надумать разыграть собственную партию, заодно избавившись от человека, много лет державшего его за горло. И потом, подумал Мурашов, шесть человек — это и в самом деле не слишком много для профессионала, и уж тем более для четырех профессионалов.

— По полтора человека на нес, — сказал он. — Ерунда.

Багор свернул в междворовый проезд и с черепашьей скоростью повел машину дворами, высматривая нужный номер дома. Однако раньше, чем коряво выведенные на углу дома цифры, в глаза ему бросилась стоявшая напротив одного из подъездов машина, марка и номер которой полностью совпадали с теми, которые назвала глазастая Андреевна. Багор мрачно улыбнулся, поняв, что птичка в клетке.

Он почти не волновался по поводу исхода операции: все поведение человека, в руках которого находился сейчас кейс Постышева, говорило о том, что человек этот совершенно случайный и понятия не имеет о том, во что ввязался. Из рассказа лейтенанта Углова Багор уяснил, что неизвестного больше интересовал незнакомец с баулами, не ко времени притащившийся в дежурку и схлопотавший случайную пулю, чем хитроумный майор с его взрывоопасным чемоданом. Впрочем, вся эта история выглядела настолько дико, что Багор не рискнул бы ручаться за что бы то ни было, предпочитая готовиться к худшему.

Он остановил машину, намертво заблокировав автомобиль Подберезского спереди. Понятливый Рыло сделал то же самое, лишив Подберезского возможности выбраться со стоянки задним ходом. Отрезав таким образом потенциальному противнику все пути отступления, Багор вышел из машины и поманил за собой своих людей.

Водитель стоявшего поодаль с потушенными огнями «чероки» беспокойно завозился на сиденье.

— Мать твою, — сказал он, — автоматы.

— Какая разница? — пожал плечами Мурашов. — Деваться все равно некуда. Теперь так. Нам нужен кейс — черный пластиковый кейс с кодовыми замками. От стрельбы лучше всего воздержаться, но при этом желательно, чтобы оттуда ушли только мы. Это что-то вроде задачки про волка, козу и капусту, только немного сложнее. Главное — кейс. Все ясно? Вопросы есть?

Ему никто не ответил.

— Значит, вопросов нет, — удовлетворенно констатировал Мурашов. — Тогда вперед.

В это время несколькими этажами выше Рыло, который был не только профессиональным водителем и любителем-водолазом, но и признанным авторитетом по части замков, дверных цепочек и прочих хитроумных запоров, беззвучно насвистывая сквозь зубы, ковырялся в замке указанной Багром квартиры. Его спутники теснились вдоль стен, наведя на дверь автоматы: Багор не хотел никаких неожиданностей, они ему до смерти надоели, и он собирался покончить с этим делом быстро и

эффективно.

Замок щелкнул.

— Оба-на, — одними губами прошептал Рыло и сделал приглашающий жест в сторону двери.

Люди майора Багрянцева один за другим тенями скользнули в квартиру. Багор поймал последнего за плечо и жестом приказал ему остаться на стреме. Тот кивнул, взял автомат под мышку, вынул из кармана пружинный нож и принялся деловито перепиливать телефонные провода. Убедившись, что здесь полный порядок. Багор бесшумно шагнул в квартиру.

В прихожей было темно, свет пробивался лишь с лестничной площадки да сквозь матовое стекло закрытой двери, которая вела в гостиную. Оттуда доносились неразборчивые голоса: похоже, хозяин был не один. Прислушавшись, Багор понял, что так оно и есть: в гостиной беседовали двое мужчин. Багрянцев пожал плечами: трупом больше, трупом меньше — и взмахнул рукой, посылая своих людей вперед.

Стеклянная дверь с грохотом распахнулась, и автоматчики ворвались в комнату, держа пальцы на спусковых крючках. Сгрудившись посреди гостиной, они растерянно остановились: комната была пуста, лишь динамики дорогой стереосистемы продолжали приглушенно бормотать мужскими голосами.

— Никого, — упавшим голосом сказал Рыло, констатируя очевидный факт. — Вот сука!

Коротко размахнувшись, он обрушил приклад автомата на переднюю панель музыкального центра.

— Что ты делаешь, дурак, — остановил его Багор, успевший разобрать пару фраз и понявший, что это за разговор. — Прошмонать квартиру, — приказал он, — эта сволочь где-то здесь!

Автоматчики приступили к обыску, а сам Багор, осторожно покопавшись в обломках, извлек целую и невредимую кассету. Позади него с треском лопнул кинескоп мимоходом сброшенного на пол телевизора, — Ну что за козлы, — тихо сказал Подберезский, стоя на балконе и осторожно заглядывая в окно. — Я не прибедняюсь, но нельзя же, в самом деле, каждый день менять в квартире всю обстановку!

— Не бойся, — ответил Комбат, — что-нибудь останется. Давай полезли.

Он потянул Подберезского к пожарному люку в полу лоджии, но тот вырвался.

— Погоди, Иваныч, — сказал он, — давай им рыла набьем! Не могу смотреть, как они в моей квартире хозяйничают!

— Какие рыла, — зашипел на него Комбат, — ты что, ополоумел? Четыре автомата! Они же нас так по стенкам размажут, что легче будет обоями заклеить, чем соскрести! Пошли, чудак, успеешь еще руками поработать. Сейчас ногами надо, ногами!

Подберезский вздохнул. Как бы ни хотелось ему с ревом ворваться в квартиру и повыкидывать незваных гостей в окошко, он понимал, что Комбат прав: с автоматами не поспоришь, особенно когда по тебе почти в упор бьют из четырех стволов. Он шагнул к люку, и тут дверь, которая вела с лоджии в кухню, отворилась, и сообразительный Рыло навел на них автомат.

— Привет, мужики, — сказал он. — Чемодан отдайте, а то как бы не попортить.

— На, — сказал Комбат, протягивая ему кейс, — подавись, приятель.

— Не умничай, — усмехнулся Рыло. — Поставь на пол и сделай шаг назад. Эй, — не оборачиваясь, крикнул он своим товарищам, — эти клоуны здесь!

— Мебель тебе, — едва слышно проворчал Комбат, адресуясь к Подберезскому. — Жадность фраера сгубила.

— Факт, — хохотнул Рыло и сделал повелительное движение автоматным стволом. — Ставь, ставь чемодан, а то я нервный.

Комбат неохотно поставил кейс на бетонный пол лоджии и сделал шаг назад. Внимательно наблюдавший за ним Подберезский заметил, что шаг этот был очень маленьким, и понял, что его командир вовсе не собирается сдаваться. В этом Андрей был полностью согласен с Борисом Ивановичем, поскольку сдаться означало неминуемо погибнуть, в то время как сопротивление дарило им пусть ничтожный, но все-таки шанс.

Рыло не спешил поднимать чемодан.

— Ну где вы там? — снова крикнул он, держа своих пленников под прицелом. — Говорю же, здесь они!

— Ты чего орешь? — спросил его другой охранник, открывая дверь, которая вела в лоджию из гостиной. — А, вот вы где, голуби! — воскликнул он, увидев Комбата и Подберезского.

— Наконец-то, — сказал Рыло и, опустив автомат, наклонился за кейсом.

— Давай, Андрюха! — крикнул Комбат и ударил Рыло ногой. Профессиональный водитель и взломщик-виртуоз отлетел назад, ударился спиной о стену, оттолкнулся от нее и бросился навстречу второму удару, который бросил его на перила лоджии и дальше, вниз, в зиявшую за перилами пропасть.

Подберезский не видел всего этого, занятый вторым охранником. Тот стоял совсем рядом и слишком поздно понял свою ошибку: Андрей ухватился за ствол автомата и крепко рванул его на себя. Охранник рефлекторно вцепился в оружие, словно собрался играть в перетягивание каната, и тогда Подберезский, снова рванув автомат на себя, выдернул охранника из дверного проема и столкнул его в люк. Коротко заорав, охранник выпустил автомат и обрушился вниз, и Андрей немедленно прыгнул следом, свалившись охраннику на плечи и едва успев отскочить в сторону, чтобы упавший сверху Комбат не сломал ему шею. В руке у Бориса Ивановича был чемодан майора Постышева, и Подберезский только покрутил головой, оттаскивая с крышки люка бесчувственное тело охранника.

— Уходят! — закричал кто-то наверху. — Через подъезд давай, внизу их встретим!

В люке над головой Подберезского возник автоматный ствол, и Андрей, вскинув отобранный им у охранника автомат, дал короткую очередь. Пули скрежетнули по откинутой крышке люка, высекая длинные белые искры, и просунутый в люк ствол мгновенно исчез. Свет, горевший за окном лоджии, в которой сидели Подберезский и Комбат, так же мгновенно погас.

— Ты что, охренел?! — крикнул Комбат. — Брось эту железяку, люди же кругом!

Он нырнул в люк, спускаясь этажом ниже, и тут где-то наверху, но не в лоджии и даже не в квартире Подберезского длинно загрохотал автомат. К нему тут же присоединился второй, а в ответ часто, как новогодние петарды, захлопали пистолетные выстрелы.

— Это еще что такое? — спросил Комбат у спустившегося вслед за ним Подберезского.

Тот не успел ответить: наверху раздался шорох, и оба метнулись в сторону за долю секунды до того, как вертикально выпущенная из верхнего люка автоматная очередь прошила жестяную крышку у них под ногами. Ржавая железная лестница завибрировала под весом торопливо спускавшегося по ней человека, и Подберезский снова дал короткую очередь из автомата, который он и не подумал никуда выбрасывать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать