Жанр: Боевики » Андрей Воронин » Личный досмотр (страница 57)


Шаров прибыл в рекордно короткий срок и сразу же вызвал майора Багрянцева к себе. Он так и сказал по внутреннему телефону — майор Багрянцев, и у Багра окончательно испортилось настроение. Сейчас, думал он, торопливо поднимаясь на второй этаж, сейчас он мне вломит. Сейчас завинтит такой фитиль, что глаза на лоб полезут... Только вот с чего бы это вдруг?

Живот у него, что ли, разболелся? Сейчас... Сейчас мы все узнаем...

Хозяин, против обыкновения, не сидел развалясь за своим огромным столом, старомодно обтянутым зеленым сукном, как какой-нибудь трахнутый бильярд, и не стоял у полукруглого, от пола до потолка, окна в позе глубокого раздумья, а поджидал Багра прямо за дверью кабинета, как засевший в тростниках голодный тигр-людоед. Он и прыгнул в точности, как тигр из засады, и Багор, готовый, казалось бы, ко всему, в первый момент даже растерялся: ему показалось, что хозяин хочет вцепиться ему в глотку своими фарфоровыми зубами.

— Ты, — прошипел генерал-полковник Шаров, обильно брызгая слюной, как взбесившийся пес, — ты, недоумок!

Он схватил Багра за отвороты пиджака и с размаху припечатал к стенке. Именно в этот момент майору почудилось, что ему хотят перегрызть горло.

— Виноват, — прохрипел он, пытаясь встать по стойке «смирно», — боюсь, я не совсем понял...

— Он не совсем понял! — повторил генерал-полковник Шаров, оторвал начальника своей охраны от стены и снова с силой припечатал его спиной к темным ореховым панелям. Теперь он уже не шипел, а рычал. — Ты совсем ничего не понял, дерьмец, поганец, сморчок недоделанный! Ты все поймешь, когда тебя возьмут за твою тощую задницу и повесят на солнышко для просушки! А вместе с тобой и меня, быдло ты, петух барачный!

Он с неожиданной в его почтенном возрасте силой отшвырнул Багра в сторону, как грязное полотенце, и, отдуваясь, прошел к столу. С трудом удержавшийся на ногах Багор смотрел, как он усаживается на свое место и ерзает в кресле. Он и сидел-то сегодня не так, как всегда, а так, словно ему в задницу всадили штык-нож. Геморрой? Сроду у него не было никакого геморроя... И потом, не из-за геморроя же он так бесится. Ну все, уселся. Теперь, кажется, все, сейчас начнет говорить...

— Я вами недоволен, майор, — лязгающим голосом сказал хозяин, и Багор понял, что его дела совсем плохи: обращение на «вы» означало у Шарова высшую степень раздражения. Хотя чего там, уныло подумал Багор, и так видно, что старик не в себе... — Я вами категорически недоволен. Имя Рублева Бориса Ивановича вам что-нибудь говорит?

— Рублев? — переспросил Багор. — Нет, впервые слышу...

Догадка вдруг продрала майора до самого нутра, до кишок, словно он хватил полстакана купороса.

— Не может быть, — почти прошептал он. — Тот?

— Тот! — грохнув кулаком по столу, выкрикнул генерал. — Почему вы меня спрашиваете, тот это или не тот?! Я не знаю и знать не хочу ни тех, ни этих! Почему эта сволочь до сих пор жива?! Почему эта сволочь свободно разгуливает по городу с тем самым кейсом, который, по вашим словам, сгорел вместе с этой сволочью?! Почему?! Я вас об этом должен спрашивать или вы меня?!

Багор гордился своим умением падать, как кошка, на четыре лапы, не расшибаясь при этом в лепешку.

С другой стороны, подумал он, молча и с уставной стойкостью выдерживая шквал риторических вопросов, кошка — тоже не эталон. Если кошку выбросить, к примеру, из самолета...

— Итак, — внезапно переходя на холодный, но вполне деловой тон, спросил хозяин, — что вы намерены делать?

Он неторопливо закурил и откинулся на спинку кресла.

Багор заметил, что товарищ генерал вовсе не так взволнован, как могло бы показаться вначале: руки у него не дрожали, и поза снова сделалась прежней, лениво-вальяжной, хозяйской. Он был взбешен, но не напуган. Побесился, сорвал злость и успокоился... Ну не совсем успокоился, конечно, но почти.

— Виноват, товарищ генерал, — по возможности спокойно и ровно сказал Багор. — Из того, что вы мне сейчас сказали, следует, что я плохой начальник охраны.

— Очень плохой, — подтвердил генерал-полковник Шаров, затягиваясь и с любопытством разглядывая Багра сквозь дымовую завесу как некое редкое и довольно неумное животное.

— ..Поэтому я прошу вас понизить меня в должности или вообще уволить — по вашему усмотрению, — продолжал Багор. Это было рискованное заявление: его действительно могли уволить, и не только с занимаемой должности, но и из жизни вообще. Посмотрим, подумал он. Я тебе еще нужен, приятель, так что посмотрим, как ты меня уволишь. — Независимо от того, что вы решите, — снова заговорил он, — я считаю своим долгом по возможности исправить допущенную мной ошибку.

— Как же это ты собираешься ее исправить? — проворчал генерал, снова переходя на «ты».

Ага, подумал Багор, добрый знак. Еще не все потеряно...

— Этот человек умрет, — ответил Багор. — Я считаю его смерть своим личным делом, — совершенно искренне добавил он. — Вот только я не совсем понял, что там с чемоданом...

— О чемодане не беспокойся, — ответил Шаров. — Чемодан находится в руках у моего человека, его сейчас, наверное, уже везут сюда... А этого мерзавца действительно надо убрать. Он слишком шустрый, мне такая резвость не нравится. Прямо как колобок — от бабушки ушел, от дедушки ушел...

— От меня не уйдет, — пообещал Багор. — Я разыщу его сегодня же.

— Не надо

его искать, — сказал генерал. Он протянул Багру какую-то карточку. — Возьми, майор. Это адрес твоего приятеля. Сходи к нему в гости, чайку попей... Только я бы на твоем месте был предельно осторожен.

Багор взял карточку, прочел адрес и спрятал карточку в карман. Золотые твои слова, подумал он. Ни за какие деньги я бы не стал вступать с этой усатой сволочью в личный контакт. Мне еще жить не надоело...

Майор Багрянцев боялся Рублева и совершенно не стеснялся своего страха. Если человек считает нужным посторониться перед тепловозом и не сует пальцы под диск циркулярной пилы, перед вами не трус. Перед вами, подумал Багор, просто умный человек.

— Да, — сказал он, — конечно. Все будет в порядке сегодня же.., ну, максимум, завтра.

— Максимум, — подчеркнуто повторил генерал. — Вот тогда и посмотрим, что с тобой делать. Свободен.

Багор вышел из кабинета. Сделав первый шаг, он понял, что получил-таки основательную встряску: ноги стали ватными и слушались плохо. Окончательно он пришел в себя уже за дверью кабинета. Хотелось немедленно действовать, но он сдерживал себя: нужно было еще провести повторный инструктаж, назначить кого-то вместо себя старшим группы, которая будет сопровождать хозяина... Эти рутинные дела воспринимались сейчас как досадная помеха.

Есть такие вещества: адреналин и норадреналин, размышлял Багор, спускаясь на первый этаж и привычно не замечая развешанных вдоль лестницы приторно-красивых, в высшей степени патриотичных и наиболее соответствующих вкусам хозяина пейзажей с березками, водоемами и свекольно-красными закатами. Норадреналин в моменты стресса вырабатывается организмом хищника и делает того вдесятеро сильнее, быстрее, злее и вообще, так сказать, боеспособнее. Адреналин — гормон испуга, заставляющий жертву впадать в панику, бестолково метаться или бежать по прямой куда глаза глядят, пока сердце не разорвется. Так выпьем же за норадреналин, подумал майор Багрянцев, входя в гараж и направляясь к комнате охраны.

Выпьем же за то, чтобы это чудесное вещество вообще не уходило из нашей крови, делая жизнь прекрасной и, черт возьми, полной побед.

Разобравшись с повседневными делами, он вывел из гаража свою вторую машину, которую до происшествия на станции берег, холил и лелеял, — темно-вишневый «ягуар-император» — и отправился домой. Дома все было, как всегда: скудный минимум ветхой мебели, криво обвисшие горизонтальные жалюзи на давно нуждавшихся в мыльной воде и тряпке окнах, протертый и во многих местах прожженный ковер в гостиной, пустая ржавая мойка и полупустой холодильник — типичное жилище одинокого пенсионера-отставника, неуютная берлога, служащая только местом ночлега, да и то далеко не всегда. Приезжая сюда на «ягуаре», майор всегда оставлял машину в двух кварталах от дома: нечего соседям трепать языками и строить версии. Здесь, по месту своей постоянной прописки, проживал полунищий военный пенсионер, любитель рыбалки и прогулок на свежем воздухе, шутник и балагур, которого как облупленного знали все соседи, все до единой продавщицы из ближайшего гастронома и даже участковый мент. Здесь он был не Багром, а Валерием Дмитриевичем Багрянцевым, и это было очень хорошо, хотя и доставляло порой мелкие бытовые неудобства.

Он открыл холодильник и некоторое время с сомнением разглядывал скудное содержимое. Аппетита не было, а то, что хранилось в холодильнике, вряд ли могло его возбудить. Багор взял с полочки на дверце початую бутылку водки и задумчиво покачал ее из стороны в сторону, держа за горлышко. Вот выпить ему хотелось, и даже не просто хотелось, а требовалось, но... Успеется, решил Багор, возвращая бутылку на место и закрывая холодильник. Сначала дело.

Скрипя отставшими от лаг половицами, он вернулся в прихожую, открыл стенной шкаф и раздвинул в сторону висевшую в нем одежду. Шкаф был мелковат, распяленные на плечиках плащи и куртки висели боком и терлись о стенки, но Багор не сетовал на это: он сам модернизировал шкаф таким образом, что для одежды в нем осталось маловато места.

Потянув на себя штырек скрытого запора, майор сдвинул влево фальшивую заднюю стенку и, позвенев ключами, отпер показавшуюся железную дверцу. Оружейный шкафчик был совсем плоским, никак не более пятнадцати сантиметров в глубину, но в нем вполне хватало места для трех пистолетов, укороченного автомата «Калашникова», тупорылого израильского «узи» и дальнобойной снайперской винтовки с оптическим прицелом. Картонные коробки с патронами и несколько гранат лежали на дне тайника.

Тайник был примитивный, но Багра это не огорчало: личность военного пенсионера Багрянцева была такой незначительной и потертой, что вряд ли кому-то могло бы прийти в голову подозревать его в незаконном хранении огнестрельного оружия. Случайного обыска он не боялся, а неслучайного... Когда дело дойдет до обыска, связанного с его профессиональной деятельностью, майору Багрянцеву будет уже все равно. Все под Богом ходим, подумал Багор, разглядывая оружие.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать