Жанр: Современные Любовные Романы » Лэйси Дансер » Свет и тени (страница 15)


— Это очень печально. Но с другой стороны, я рад. Я хочу первым облечь тебя в сияющие одежды. — Он невольно улыбнулся поэтичному обороту, вырвавшемуся у него, и, наклонившись, отважился на поцелуй, о котором мечтал уже много дней.

Миранда потянулась к нему, и их губы встретились. Мэтт привлек ее к себе, и ее руки доверчиво легли ему на плечи. Его теплые ищущие губы пахли мятой. Его язык, как искусный меч, вторгся в рот, вовлекая ее в дуэль, о которой прежде она не имела понятия. Миранда застонала, охваченная желанием, которое разгоралось с неистовой силок, грозя сжечь ее заживо.

Мэтт почувствовал произошедшую перемену и с усилием подавил побуждение ответить на немой призыв. Она не готова к следующему шагу.

Ускорить события — значит поставить на карту все, а он не хотел так рисковать. Миранда подпустила его совсем близко, но что произойдет, если он повалит ее на диван и прижмет сверху всем своим могучим телом? Если она почувствует себя в западне, тоненькая ниточка доверия, возникшая между ними, порвется.

Мэтту стоило титанического усилия поднять голову и мягко высвободиться из жадно цепляющихся рук, стараясь унять возбуждение, охватившее ее хрупкое тело.

— Миранда, посмотри на меня, — гихо приказал он и, дождавшись, пока она открыла глаза, добавил: — Я хочу тебя, хочу так сильно, что ты к этому не готова. Хочу повалить тебя на диван, выпить до дна твою нежность, твою страсть, отдать тебе всего себя. Но я не могу. Я не хочу, чтобы это прекрасное тело сжалось от страха.

Он погладил ее по спине, ощутив сквозь махровую ткань халата пробежавшую по позвоночнику дрожь.

— Ты должна полностью доверять мне, чтобы я не причинил тебе боль. Пока слишком рано.

Миранда заглянула ему в глаза и поняла, какая идет там внутренняя борьба. Ему стоило неимоверных усилий предоставить ей этот выбор. То, что он говорил, было правдой. Все до последнего слова. Она могла бы это отрицать, но ложь причинила бы обоим только боль.

— Я сама этого не ожидала, — прошептала она, зная, что должна что-нибудь сказать.

— Это же прекрасно, что в тебе заговорила женщина.

Он коснулся, ее лица, провел пальцем по нежной шее к ложбинке на груди.

— Помоги мне не причинить тебе боль, — попросил он. — Помоги мне не спешить, потому что это очень важно.

Всю свою жизнь Миранда чувствовала себя слабой и никчемной. Каждый день был битвой за себя, за свое место в жизни, за свое «я». Несколькими простыми словами Мэтт открыл перед ней ее собственную значимость. Еще ни один мужчина не просил у нее помощи. Она ощутила прилив сил, нежности и тепла и робко улыбнулась, гордясь этим маленьким подвигом.

— Мы поможем друг другу, — тихо прошептала она.

Глава 7

Мэтт улыбнулся. Вспышка страсти уступила место чувству гордости — за Миранду, за ее отважные усилия покончить с воспоминаниями, которые давно сломили бы более слабую женщину. Он нежно поцеловал ее, но этот поцелуй не имел ничего общего с сексуальным желанием. Миранда улыбнулась — на этот раз увереннее.

Мэтт взял ее за руку и потянул за собой.

— Поехали в магазин. Мне не терпится увидеть тебя в новом купальнике. Я покажу, какие мне нравятся. Тебе, по-моему, пойдет. Ноги у тебя — залюбуешься.

Миранда посмотрела на свои ноги. Халат доходил почти до щиколоток, и большинство ее юбок были не намного короче.

— Не сочиняй. Ты даже не видел мои ноги. А вдруг они тощие и кривые?

Мэтт со смешком потянул ее к спальне.

— Этого не может быть. У тебя чертовски соблазнительная фигура, значит, и ноги на том же уровне.

Он легонько втолкнул ее в спальню, а сам остановился на пороге и оперся о дверь, разглядывая комнату. Мэтт попытался представить Миранду в этой обстановке. С сексом придется повременить, но и разыгрывать из себя святого он тоже не собирался. Конечно, воображению далеко до реальности, но пока придется довольствоваться этим. Его взгляд привлекла постель. Стеганое одеяло и наволочки из бледно-зеленого атласа явились для него неожиданностью. Зная ее чрезмерную консервативность в одежде, он скорее рассчитывал увидеть простое полотно.

Миранда проследила направление его взгляда. В аскетической обстановке спальни изысканное постельное белье было единственной роскошью, которую она себе позволила.

— Я стала немного экстравагантной, — пробормотала она, снова испытывая смущение.

Мэтт склонил голову набок, переводя глаза с кровати на Миранду и обратно.

— Лично мне это место нравится больше всего в квартире.

Миранда не знала, оскорбиться ей или принять это как комплимент. Пока она колебалась, Мэтт продолжил:

— У тебя прекрасная обстановка. А кровать просто пышет женственностью. Она напоминает тебя. Шелковистая, мягкая, а внутри — скрытая пружина. Мужчине надо держать ухо востро, иначе в два счета полетит кувырком.

Миранде трудно было представить Мэтта летящим кувырком на пол из-за неловкого движения. Он так хорошо владел собой, так легко и грациозно двигался.

— По-моему, ты переоцениваешь действие пружины, — прошептала она.

Мэтт засунул руки в карманы, чтобы удержать их. Миранда находилась в опасной близости от мягкого широкого ложа, а выражение ее лица невольно распаляло в нем мужские инстинкты. Он оттолкнулся от двери.

— Одевайся, Миранда. А мне нужно поскорее убраться отсюда, пока я не забыл, что пытаюсь изображать святого перед обольстительницей.

Он демонстративно вышел из спальни. Миранда проводила его взглядом. На губах ее играла легкая улыбка. На этот раз ей была понятна грубоватая нотка, прозвучавшая в его голосе, потому что она тоже испытывала чувство досады. Тихонько что-то напевая под нос, она разыскшта и натянула белые шорты и бирюзовую майку. Из гостиной доносились шаги Мэтта, который нетерпеливо расхаживал, поджидая ее.

Миранда снова замурлыкала какой-то незатейливый мотив. Ее переполняло счастье. Мир был залит солнцем, и день обещал быть чудесным.


Бутик Лайлы оказался столь же необычен, как и его владелица. Это был небольшой магазинчик на обычно многолюдном морском пляже. Он ничем не походил на заурядный киоск для праздношатающейся публики. Пол был сплошь устлан роскошным ковром в золотисто-пшеничных тонах. В развешанных повсюду золоченых зеркалах отражалось море, плескавшееся сразу за порогом. Любой посетитель, которому вздумалось бы поглядеть на богатый ассортимент пляжных нарядов, мог без помех полюбоваться своим отражением.

Такой шикарный магазин наверняка пользовался успехом, но сегодня здесь было тихо, прохладно и безлюдно. Миранда внимательно разглядывала себя в зеркале около кабинки для переодевания. Слава Богу, что ее никто не видит, кроме Мэтта. Купальник, конечно, красивый, но он едва прикрывает тело. На носовой платок и то пойдет больше ткани.

— Мэтт, я не могу носить такое, — воспротивилась Миранда, удивляясь, как

она позволила Мэтту уговорить себя примерить эту фитюльку.

Мэтт стоял у нее за спиной, откровенно любуясь зрелищем.

— Да это просто специально для тебя сшито. Миранда изучающе оглядела купальник, точнее, то, что называлось этим словом. Он был цельнокроеный, но открытый до неприличия и слишком сексуальный. Ноги казались особенно длинными из-за глубоких вырезов снизу, а плотно облегающая ткань, кажущаяся ей второй кожей, золотисто-шоколадного цвета при каждом движении переливалась.

— Но я уже выбрала два других, — слабо запротестовала она. Этот купальник сидел так удобно, что она не чувствовала его на теле.

— Чудесные купальники. Но этот — специально для сегодняшнего пикника. Поскольку те два ты уже купила, позволь мне купить тебе этот.

Миранда повернулась и тронула его за руку. Похоже, это постепенно входило у нее в привычку.

— Мы это уже проходили.

Мэтт нахмурился. Они действительно уже успели поспорить. Он потерпел поражение, но никак не мог смириться.

— Ведь это была моя идея устроить набег на магазин. У меня и в мыслях не было, что ты будешь платить. Я хотел сделать тебе подарок.

Мэтт посмотрел на ее опущенную голову и внезапно понял то, что следовало сообразить гораздо раньше. Зная прошлое Миранды, он должен был додуматься, что ей просто необходимо самой покупать себе вещи. Она долгие годы ходила в чужих обносках, которые ей швыряли в лицо из милости, а потом жила на деньги мужа. Его подарок ущемлял ее гордость. Проклиная себя за глупость и близорукость, он лихорадочно соображал, как бы поделикатнее дать задний ход.

Миранда думала о своем. Заговорив о подарке, Мэтт затронул еще одну частицу ее души. Ей никогда ничего не дарили. При их нищете было не до подарков, а Том осыпал ее дорогостоящими безделушками, только чтобы выставиться перед окружающими, не вложив в подарки ни капли души. У Мэтта не было корыстных мотивов, он хотел лишь доставить ей удовольствие, а она фыркает, как последняя идиотка.

Миранда подняла голову, и их взгляды встретились.

— У меня идея, — сообщил Мэтт. — Я куплю тебе этот купальник, а ты купишь мне плавки. Не могу же я напялить свои прошлогодние, если ты . разоденешься, как богиня. — Он окинул взглядом магазин. — И потом, ты тоже сможешь пожирать меня глазами, так что мы будем квиты, — лукаво добавил он. Смешинка, звучавшая в его голосе, позволила обратить эти слова в шутку.

— Ты не пожирал меня глазами.

Мэтт лукаво ухмыльнулся:

— Еще как пожирал. Просто я ловко маскировался. Напрашиваешься на комплименты? Такие очаровательные маленькие гру…

Миранда быстро закрыла ему рот рукой, не дав договорить. Мэтт поцеловал узкую ладонь, нарочно пощекотав ее бородой, и довольно улыбнулся, почувствовав, как по ней пробежала дрожь.

— Я прекрасно знаю свою анатомию, — запинаясь, произнесла Миранда, стараясь не подать виду, что озадачена таким откровенным обсуждением ее достоинств.

— Держу пари, я мог бы тебя кое-чему научить, — пробормотал он, увлекая ее к витрине с мужскими плавками.

— Уже научил, — призналась она.

С Мэттом можно было говорить откровенно, не опасаясь, что он извратит ее слова или обернет вырвавшееся признание против нее. Это был первый мужчина, с которым она чувствовала себя в безопасности.

— Ну вот. Я помог тебе подобрать подходящий купальник, а теперь ты мне помоги. Что тебе нравится из всего этого?

Миранда уставилась на длинный ряд вешалок. Чего там только не было — от длинных «семейных» трусов до микроскопических треугольничков, которыми любят украшать свои могучие тела культуристы. Пожалуй, с Мэтта станется напялить такой фиговый листок, но у нее никогда не хватит духу предложить ему это.

— Ты сейчас смахиваешь на целомудренную старую деву, — поддразнил ее Мэтт, видя, что Миранда не в силах оторвать глаз от крохотных лоскутков, величаемых плавками. — Ну что ты поджала губы? Это всего лишь современный эквивалент набедренной повязки.

Миранда почувствовала, что заливается краской. Проклиная свою нежную кожу, она сдернула с вешалки первые попавшиеся трусы и не глядя сунула их Мэгту. Он взглянул на них и рассмеялся.

— Солнышко, они мне только на нос. Попробуй еще раз.

Миранда с досадой топнула ногой.

— Ты надо мной потешаешься, — возмутилась она.

— Еще бы. Не забывай, у меня не было матери, которая выбирала бы мне одежду. И клянусь, я не знаю ни одной женщины, кроме тебя, которой я оказал бы эту сомнительную честь. Поэтому я не намерен пропустить такой забавный спектакль. — Он прислонился к стене и скрестил руки на груди. — Знаешь, я тебе даже помогу. У меня тридцать шесть дюймов в талии.

Миранда метнула на него подозрительный взгляд. Нет, не похоже, что он издевается. Начавшись как игра, обмен купальниками превратился в нечто большее. Мэтт действительно хотел, чтобы она выбрала для него плавки. Она снова повернулась к вешалкам, на этот раз внимательно разглядывая развешанные предметы мужского ту — , алета. Медленно перебирая их, она невольно увлеклась поиском. Ей хотелось подобрать для Мэтта что-нибудь действительно подходящее, доставить ему удовольствие. Пусть знает, что она считает его красивым и привлекательным. Внезапно рука замерла, нащупав нечто столь мягкое, что совсем не напоминало ткань предыдущих плавок. Потянув вешалку к себе, Миранда извлекла маленькие плавки. Они были того же шоколадного оттенка, что и ее купальник, только потемнее, очень открытые и спереди и сзади. Миранда легко представила, как замечательно они будут выглядеть на сильном поджаром теле Мэтта. — Вот эти, — повернулась она к нему, протягивая вешалку.

Мэтт внимательно посмотрел на плавки. От него не укрылось сходство с купальником Миранды — и по покрою, и по цвету. В глазах загорелся довольный огонек. Не проронив ни слова, гигант направился к кабинке для переодевания.

Миранда опустилась в ближайшее кресло и задумалась. Она поражалась перемене, произошедшей в ней всего за несколько дней. Казалось, до этого она не жила, а просто существовала, действуя как заводная машина. С появлением Мэтта ее жизнь наполнилась красками и запахами, радостью и азартом. Холодок в груди растаял, ушло чувство одиночества. И самое главное — она ощутила свою значимость. Для Мэтта она была личностью, желанной женщиной, перед которой он мог не таиться, с которой мог говорить откровенно. Он подарил ей свое доверие.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать