Жанр: Современные Любовные Романы » Лэйси Дансер » Свет и тени (страница 8)


Глядя ей в спину, Мэтт быстро соображал. Если бы не опасение, что Миранда впадет в панику и бросится бежать по строительной площадке, он бы отнял ключи. Он перевел взгляд на машину и внезапно принял решение. Ни слова не говоря, он зашел спереди, поднял капот и вырвал провода аккумулятора.

Миранда резко обернулась на звук захлопывающегося капота. Мэтт стоял, опершись о крыло автомобиля и скрестив руки на груди.

— Она не тронется с места. Так что тебе придется ехать со мной.

Глава 4

Миранда уставилась на провода, болтавшиеся у него в руке. Желание бежать мгновенно испарилось, уступив место ярости. Охватившее ее бешенство выплеснулось в трех коротких словах.

— Как ты посмел! — выпалила она, не в силах поверить своим глазам. — Ты не имел права!

Мэтт приготовился опекать слабое беспомощное существо. Бешеный огонь в глазах и яростный напор застали его врасплох. Бледное лицо загорелось румянцем, дрожь прошла, от былой слабости не осталось и следа. Сейчас перед ним стояла женщина, которую он мог уважать. Женщина, с которой мужчина мог разделить судьбу. Заинтригованный, пораженный всплеском энергии, который он невольно спровоцировал, Мэтт с любопытством ждал дальнейшего развития событий.

— Я не нуждаюсь в твоей опеке. Руки у меня уже не трясутся. — Миранда демонстративно вытянула их вперед. — Видишь, я прекрасно доберусь сама. Но даже если бы и не так, это мне решать. Дай их сюда, — властно приказала она.

Пусть Мэтт думает, что хочет, но она не тряпичная кукла, лишенная самостоятельной воли.

— Что толку? — Мэтт взглянул на провода. — Я их не отсоединил, а вырвал. Нужны новые.

Глаза у Миранды сузились.

— Ты… ты… крыса… подлец… вор… — со злостью прошипела она и продолжала выплевывать ему в лицо все новые бранные слова, которые приходили на ум.

Губы Мэтта дрогнули в усмешке. Потрясающая изобретательность! Чем яростнее она бушевала, тем больше он был заинтригован. И с чего это он решил, что Миранда не в его вкусе?

— Мое предложение отвезти тебя домой остается в силе, — прервал он поток оскорблений.

— Исключено.

— Предпочитаешь дожидаться такси? В потемках? Одна? Здесь, на стройплощадке?

Мэтт выпрямился во весь рост. Миранда, казалось, даже не заметила, что он подвинулся ближе на добрых шесть дюймов, и это его обрадовало.

— Уже четвертый час, а мне в пять вставать.

Я устал, челюсть болит зверски. Кстати, смею напомнить, что удар я схлопотал в доблестной битве за твое имущество. Я не ужинал, мне хочется принять душ и лечь в постель. И у меня нет ни малейшего желания торчать на пустой стоянке и вести бесплодные пререкания с красивой женщиной, которая только и делает, что проклинает моих предков до седьмого колена.

Миранда уставилась на него, раскрыв рот от изумления. Добродушная решимость, звучавшая в голосе Мэтта, была для нее чем-то новым. В его интонации не чувствовалось ни злости, , ни даже легкого раздражения. Во время ее оскорбительной тирады он, казалось, едва сдерживал смех. Ее злость мгновенно испарилась, против воли уступив место любопытству.

— Ты оставишь меня здесь? — озадаченно спросила она.

— Нет. Отец научил меня оставаться джентльменом, несмотря на провокации, — и Мэтт шагнул к ней.

Миранда почувствовала себя, как листок, сорванный с ветки ураганом. Слишком много переживаний обрушилось на нее за последние часы.

— Кажется, я вела себя по-идиотски, — пробормотала она. — Извини, Мэтт.

Мэтт со смешком придвинулся еще ближе, на расстояние согнутой руки.

— Я бы так не сказал. По-моему, у тебя были причины выпустить коготки. Просто я не мог придумать ничего другого, чтобы тебя остановить, — признался Мэтт.

Он помедлил и уже серьезно добавил: — Я не хотел тебя напугать.

Миранда широко раскрыла глаза, ошеломленная неожиданным открытием. Такая ранимость прозвучала в его словак.

— Дело не в тебе, — с запинкой промямлила она и тут же прокляла свой несдержанный язык.

Лицо Мэтта сохраняло серьезность, но, когда он заговорил, в голосе слышалась надежда.

— Разве? А в чем же тогда, Миранда?

Жалея, что вообще открыла рот, Миранда лихорадочно пыталась придумать подходящее объяснение, но мозг отказывался прийти на выручку.

— Дело во мне, — со вздохом признала она наконец. — Я же тебе говорила, что у меня клаустрофобия.

— Но мы ведь не в помещении. — Он быстро окинул взглядом открытое пространство.

Миранда решила, что единственный способ отвлечь Мэтта от вопросов, на которые она не может ответить, — это позволить ему отвезти ее домой.

— Ты сказал, что устал. И я тоже. Пожалуй, я воспользуюсь твоим предложением.

Она повернулась и пошла к единственному автомобилю, не считая ее собственного, который оставался на стоянке.

Мэтт двинулся следом, заинтригованный еще больше. Миранда являла собой сплошной клубок противоречий и тайн.

— Приглашаю тебя на ужин, — сказал он, отпирая дверцу грузовика. — В качестве компенсации за поврежденную машину. Кстати, завтра я отдам ее в ремонт.

Миранда забралась на сиденье, как ни странно оказавшееся очень удобным. Их глаза оказались на одном уровне.

— Мэтт, я не принимаю ничьих ухаживаний. Я тебе уже это говорила. Кругом хватает других женщин.

— Почему ты не принимаешь ухаживаний?

— По-моему, у тебя нет права задавать такие вопросы, — отрезала она.

Мэтт нахмурился, понимая, что она права, но был не в силах смириться. Миранда почувствовала себя виноватой. Мэтт был очень добр к ней. Даже эта проделка с автомобилем была продиктована заботой, а не злым умыслом. Отдавая себе отчет в том, что после пожалеет о своих словах, она со вздохом

сказала:

— Два года назад я развелась. Это была тягостная процедура, и я до сих пор не пришла в себя.

Она сказала чистую правду — вполне достаточную, чтобы удовлетворить его уязвленное самолюбие и успокоить свою совесть. Почему же ей не стало легче на душе?

Мэтт слегка откинулся назад, чтобы лучше видеть ее лицо.

— Два года — немалый срок, — медленно произнес он вполголоса.

— Смотря для чего, — безотчетно вырвалось у Миранды.

Мэтт уловил в ее голосе глубокую боль. Сердце тревожно кольнуло, хотя, если б его спросили, он и сам не ответил бы почему.

— Поужинать с другом — разве это проблема? Миранда взглянула на него, вскинув брови.

— А разве мы друзья, Мэтт?

— Но ведь не враги. — Он поднял руку и легонько провел пальцами по нежной коже ее щеки. — Хорошо, оставим серьезные темы. Давай поболтаем о твоем магазине, о погоде, о перспективах «Дельфинов» в этом сезоне.

Миранда ощущала его прикосновение каждой клеточкой своего тела. Ее окутало мягкое, безмятежное тепло. Хрипловатый баритон Мэтта в полумраке кабины звучал интимно и в то же время дружелюбно.

— Я не увлекаюсь футболом.

— Хоккей?

— Нет.

— Тогда что же? Пикники на пляже, сандвичи пополам с песком, который скрипит на зубах?

Она рассмеялась, не ожидая подобных слов от грубоватого, по ее мнению, мужчины.

— Этого я не пробовала, так что ничего не могу сказать, — улыбнулась она.

— Ты живешь здесь почти два года и ни разу не была на пикнике? Позор! — Он широко ухмыльнулся, любуясь ее улыбкой. Впервые за время их знакомства она улыбалась по-настоящему — открыто и беззаботно. У него чесались руки дотронуться до смеющихся губ, но он сдержался. Она подпустила его совсем близко. Пока достаточно и этого.

— Мне показалось, ты пригласил меня на ужин? — обронила Миранда, не в силах прогнать улыбку с лица.

Стояла темная ночь, они были одни, и ей это нравилось.

— Тебе это не показалось… — Секундная заминка словно превратилась в вечность. — Куда тебе хочется пойти?

— Я бы предпочла пикник на берегу, — сказала Миранда, внезапно осознав, что впервые за многие годы мужчина предоставляет выбор ей.

— Ты принесешь провизию или я? — с надеждой осведомился он.

Она невольно рассмеялась.

— По-моему, ты собирался угостить меня в качестве компенсации за изуродованную машину.

— Конечно, — согласился он, захлопывая дверцу грузовика, и размашистыми шагами обошел его с другой стороны, чтобы залезть в кабину. — Но я говорил об ужине. А на пикнике еда гораздо вкуснее, если ее приготовила женщина, — выкрутился Мэтт.

— Значит, ты не умеешь готовить? — догадалась Миранда.

— Абсолютно. В лучшем случае могу сунуть полуфабрикат в микроволновку. Зато я умею скверно бренчать на гитаре. Мне дадут за это награду?

Ее беспечный смешок в темноте обвился вокруг него, словно завязывая пестрой ленточкой маленький подарок судьбы.

— Я принесу провизию, если ты позаботишься о музыке, — предложила она, внезапно почувствовав себя юной и беззаботной.

Миранда уже предвкушала яркий солнечный день, горячий песок под ногами, вкус соленых брызг на губах. Прошлое унесет отливом, а набегающая волна принесет будущее. Мэтт предлагает ей дружбу. У нее еще никогда не было друзей среди мужчин.

— Заметано. А когда? Послезавтра воскресенье. Подойдет?

— Почему бы нет? — Миранда рассмеялась, откинувшись на сиденье. — Прямо не верится. Ты сломал мне машину, я готова была от злости свернуть тебе шею, а теперь вдруг принимаю твое приглашение на пикник.

— Дружеское приглашение, — напомнил Мэтт, исподволь внимательно наблюдая за своей спутницей.

Легкая досада, отразившаяся на ее лице при этом уточнении, вызвала у него едва заметную улыбку. Кто бы мог подумать? Мэтью Рокланд заинтригован хрупкой леди, которая страдает клаустрофобией и вдобавок к этому не принимает ухаживаний. При мысли о том, сколько еще невероятных открытий подстерегает его в будущем, губы невольно расползлись в широкой усмешке. Приключенческий роман да и только!

Миранда подошла к окну, выходившему на искусственное озеро в центре жилого комплекса, и рассеянно окинула взглядом открывающийся вид. Цветные прожектора оживляли ландшафт яркими зелеными, красными и желтыми сполохами. Скоро начнет светать.

Она должна была бы валиться с ног от усталости. Собственно, так оно и было, пока голова не коснулась подушки. Сначала Миранда думала, что ее нервное возбуждение — отголосок прошлого, тех жутких ночных кошмаров, которые до сих пор часто ее посещали. Но дело было в другом. Всему причиной стал Мэтт. Она не могла забыть момент, когда их губы едва не соприкоснулись. Тогда Миранда была слишком удивлена, чтобы осознать свои чувства, но сейчас они дали о себе знать. Ощущение пустоты и одиночества, потребность поделиться с кем-нибудь своими бедами и радостями нарушили мирное течение ее жизни, как мелкая рябь — зеркальную гладь озера.

Прошлое боролось в ней с настоящим. Дружба. Мэтт предложил ей дружбу, и она с готовностью откликнулась. Но зачем было обманывать себя и его? Она жаждала не только дружбы. Стэси заронила эту мысль ей в голову, а Мэтт открыл путь к осуществлению. В сердце Миранды затеплилась надежда. Почему бы не попытаться? Не взять от жизни то, что для других женщин само собой разумеется?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать