Жанры: Морские Приключения, Научно-образовательная: Прочее » Анджей Урбанчик » В одиночку через океан. Сто лет одиночного мореплавания (страница 32)


 Трассы четырех рейсов Вито Дюма.

Первый рейс (обозначен пунктирной линией: 1 — Аркашон (Франция), затем через Виго (Испания), Канарские острова, острова Зеленою Мыса до Буэнос-Айреса.

Кругосветный рейс через «ревущие сороковые» (обозначен сплошной линией): 1 — Монтевидео; 2 — Кейптаун; 3 — Веллингтон (Новая Зеландия); 4 — Вальпараисо (Чили); 5 — петля вокруг островов Хуан-Фернандес; 6 — мыс Горн; 7 — Мар-дель-Плата; 8 — Монтевидео.

Третье путешествие (обозначено прерывистой линией: 1 — Буэнос-Айрес, затем через остров Куба, Нью-Йорк, Азорские острова, остров Мадейра, Канарские острова, острова Зеленого Мыса, Сера (Бразилия) до Буэнос-Айреса.

Четвертое путешествие (обозначено штрих-пунктиром: 1 — Буэнос-Айрес, затем через мыс Сан-Роки и Бермудские острова до Нью-Йорка.

Дюма полон сил. В отличие от предыдущего этапа, когда основу его меню составляли консервы и сухари, теперь у него большой запас свежего хлеба, овощей и фруктов. Яхта плывет с небольшой, но постоянной скоростью, и это вселяет в Дюма оптимизм.

9 марта. 40°41? южной широты, 117°15? западной долготы. «Думаю, что до Вальпараисо ещё четыре недели плавания. Конечно, всё зависит от ветра. Штормы мне помогают, а вот хорошая погода — задерживает».

Через два месяца плавания при умеренных переменных ветрах «Лег II» поворачивает на северо-восток и, покинув «ревущие сороковые», направляется к островам Хуан-Фернандес, на широте которых находится Вальпараисо. После семидесяти двух дней ничем не омрачаемого плавания, преодолев 5400 миль, Дюма увидел гористый берег Южной Америки и бросил якорь в Вальпараисо. Моряки и рыбаки, которые толпой пришли его приветствовать, буквально атаковали мореплавателя.

Во время длительной стоянки предусмотрительный Дюма вытаскивает яхту на берег, чтобы тщательно её отремонтировать перед последним трудным участком рейса. У Дюма уже нет финансовых затруднений. Чилийское правительство принимает решение бесплатно отремонтировать яхту, снабдить Дюма картами, лоциями, продовольствием и всем необходимым.

Опираясь на данные лоций и морских карт, Дюма решает впервые в истории одиночных плаваний обогнуть мыс Горн с запада. Он намеревается это осуществить в наиболее благоприятное время, то есть в конце июня. Оставшиеся до отплытия дни моряк посвящает отдыху. Он завязывает много интересных знакомств, читает лекции, бывает на приемах. Подошел конец мая. Пора трогаться в путь.

30 мая, пополудни, Дюма в сопровождении друзей и знакомых прибыл на пристань, чтобы отправиться в последний этап своего беспрецедентного путешествия. «Лег II» в прекрасном состоянии, снабжен всем необходимым. Дюма берет курс на северо-запад, чтобы обойти вокруг островов Хуан-Фернандес.

Поверхность воды маслянисто-гладкая, без следа волн. Дует северный влажный ветер. Ещё видны контуры островов Хуан-Фернандес, хотя яхта уже прошла 240 миль. Следуя на некотором удалении от чилийских берегов, которые опасны из-за встречного Перуанского течения и коварных юго-западных штормов, «Лег II» держит курс на юг.

По мере приближения к южной оконечности Америки погода становится всё хуже. Низкая облачность, частые дожди и даже град, пронизывающий холод и штормовые ветры предвещают тяжелое плавание. Да и волны здесь иные — они гораздо ниже, но круче и потому более опасны.

Дни стали короче, солнце проглядывало редко, всё на яхте пропиталось влагой, температура по ночам снижалась почти до нуля. До грозного мыса осталось около 500 миль. И хотя Дюма хорошо подготовился к самому трудному испытанию, призвав на помощь свою железную выдержку, червь сомнения гложет его.

Двигаясь теперь уже на юго-восток, мореплаватель ощущает холодное дыхание громоздящихся у Антарктиды льдов. Штормовой ветер гудит в снастях, грозя сорвать паруса. Дюма много времени уделяет управлению яхтой и штурманским вычислениям, чтобы не сбиться с нужного курса.

24 июня «Лег II» приблизился к зловещему мысу. Наступила

ночь, с севера на яхту надвинулся шторм. В полной темноте, сквозь лавину обрушивающихся на палубу волн «Лег II» мчался на юг. Вдруг яхта сильно накренилась, и находящегося в каюте моряка отбросило к противоположному борту. Дюма ударился лицом об иллюминатор. Когда он пришел в себя, то обнаружил, что у него сломан нос, разбита голова и повреждена рука. Обессилевший Дюма остановил кровотечение и лег на пол каюты. Яхта без управления движется на восток, раскачиваясь под ударами волн.

Утром ветер несколько ослабевает. Весь белый от инея «Лег II» выходит в Атлантический океан. Не зная своего точного местоположения, Дюма осторожно, на значительном удалении огибает грозный мыс и, повернув на север, оставляет его позади. Теперь яхта быстро идёт на север. С каждым днем солнце становится всё более щедрым. Круг, проделанный яхтой, начинает замыкаться. 7 июля «Лег II» входит в Мар-дель-Плата. Мореплавателю была устроена встреча, достойная национального героя.

После шестинедельной стоянки «Лег II» снова выходит в море, чтобы завершить кругосветное плавание. Словно в насмешку, на этом последнем этапе, в хорошо знакомых водах, в ночь с 23 на 24 августа произошло неприятное событие.

«Чтобы не слишком удаляться от земли, я держался в двух часах хода от берега. Так прошли ночь, день и ещё ночь. После более чем 30-часового перехода с закрепленным румпелем я находился на широте озера Мар-Чикита. В 22 часа я направил яхту к берегу. До этого я спал не более полутора часов.

Около 22.30 я выскочил на палубу. Что послужило причиной: течение или роковое совпадение обстоятельств? Яхта находилась примерно в ста метрах от берега, о который разбивались волны прибоя. Ветра почти не было. Я рванул закрепленный руль. Ножа под рукой не оказалось. Яхта быстро приближалась к большому песчаному холму. Наконец мне удалось высвободить румпель. Я налег на него, но яхта не слушалась. Полоса прибоя была совсем близко…

Вдруг корма поднялась на волне и, когда яхта опустилась, я ощутил сильный толчок — киль коснулся песчаной отмели. Следующая волна разбилась о палубу. Я был в отчаянии и страдал так же, как моя яхта. Какой же я после этого моряк и товарищ! Да, это моя вина!.. Но причитать некогда. Надо спасать яхту».

Дюма решает выброситься на берег. Вскоре яхта лежала на песке, а опечаленный моряк перетаскивал из каюты снаряжение и припасы. Трудно описать отчаяние Дюма. До родного Буэнос-Айреса оставалось всего 200 миль!

Благодаря немедленному вмешательству аргентинской спасательной службы с помощью специального 1000-метрового плавающего троса яхту удалось стянуть в воду и отбуксировать в Мар-дель-Плату.

К счастью, «Лег II» не получил повреждений. Через несколько дней Дюма смог отправиться в путь.

30 августа, после четьтрнадцатпмесячною плавания, яхта вошла в гавань Монтевидео, замкнув сделанный ею вокруг земного шара круг. Дюма приветствовала целая флотилия яхт и моторных лодок, а когда он причалил, восторженные возгласы заглушили звуки военного оркестра.

7 сентября Дюма завершил свой долгий рейс в Буэнос-Айресе, где его приветствовала по-южному темпераментная многотысячная толпа горожан.

Вскоре мореплавателю были вручены спортивные и правительственные награды за беспримерный подвиг, каким, несомненно, был его кругосветный рейс: Дюма преодолел 20400 миль за двести семьдесят два дня с заходом только в три порта (Кейптаун, Веллингтон и Вальпараисо); он пересек самые трудные с точки зрения навигации и метеорологии районы океанов, обогнул с запада на восток зловещий мыс Горн.

Следует также помнить, что этот необыкновенный мореплаватель совершил свой рейс в тяжелый период войны, на яхте, не оборудованной двигателем и не имевшей никаких приспособлений для автоматического управления.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать