Жанры: Морские Приключения, Научно-образовательная: Прочее » Анджей Урбанчик » В одиночку через океан. Сто лет одиночного мореплавания (страница 39)


Проходя в сутки по 100 и более миль, «Катр ван» быстро приближался к Полинезии. Правда, через три недели плавания он попал в штиль, продолжавшийся с небольшими перерывами четыре дня.

11 мая, после тридцати семи дней плавания, по курсу «Катр ван» появился небольшой атолл Фангатауфа. Судно вошло в лабиринт опасных островков и коралловых рифов. С большой осторожностью Бардьо пробирался через архипелаг Туамоту и вывел судно на морской простор. Впереди были последние две сотни моль, отделявшие мореплавателя от острова Таити. Этот переход занял около двух суток, и 17 мая «Катр ван» стал на якорь у Папеэте.

Вскоре на шлюпе появился лоцман, с гордостью заявивший, что обычно ему приходится проводить в гавань суда, в несколько тысяч раз большие, чем «Катр ван» Прежде чем лоцман закончил свою речь, судно застряло, правда не опасно, на коралловом рифе…

Десятимесячное пребывание на островах Общества Бардьо посвятил лечению ноги. Время от времени он ходил на паруснике вокруг острова, а также совершал пешие прогулки. Посетил он и соседние острова Раиатеа Силли н Бора-Бора.

Наконец 13 марта 1954 года «Катр ван» покинул Таити. Следующий этап рейса, до Новой Зеландии, Бардьо решил пройти для разнообразия в условиях импровизированных гонок, приняв вызов голландского моряка Ламберта, прибывшего в Полинезию на большой яхте «Энн-Элизабет» с экипажем в несколько человек. 

 Маршрут кругосветного рейса Бардьо.

1 — Гавр; 2 — Бискайский залив (Аркашон); 3 — Лиссабон; 4 — Касабланка; 5 — Канарские острова; 6 — Дакар; 7 — Рио-де-Жанейро; 8 — Буэнос-Айрес; 9 — Пуэрто-Десеадо; 10 — мыс Горн; 11 — Кокимбо; 12 — остров Таити; 13 — остров Раротонга; 14 — Окленд; 14 — Нумеа (Новая Каледония); 16 — Порт-Морсби; 17 — остров Тимор; 18 — Джакарта (остров Ява); 19 — Кокосовые острова; 20 — остров Маврикий; 21 — Дурбан; 22 — Кейптаун; 23 — остров Святой Елены; 24 — Ресифи; 25 — остров Тринидад; 26 — Малые и Большие Антильские острова; 27 — Нью-Йорк; 28 — Бермудские острова; 29 — Азорские острова; 30(2) — Аркашон.

[Следует заметить, что Бардьо обогнул мыс Горн, а не шел Магеллановым проливом, как это следует из схемы маршрута. — Ред. ]

Соревнование должно было проходить на двухэтапной трассе. Уже на первом этапе в 600 миль до острова Раратонга в архипелаге Кука Бардьо получил некоторое преимущество, преодолев трассу за пять дней. На следующем этапе, протяженностью почти 160 миль, погода ухудшилась, и теперь перевес был на стороне «Энн-Элизабет». Бардьо, который следовал на юго-запад против сильных ветров, добился прекрасных результатов, проходя свыше 150 миль в сутки. По мере удаления от тропика Козерога сила ветра росла. Становилось всё холоднее. Когда наконец через десять дней пути, во время которых Бардьо почти не покидал палубы, «Катр ван» приблизился к Новой Зеландии, сильные течения начали сносить судно с курса.

21 апреля, после пятнадцатидневного тяжелого плавания, Бардьо привел «Катр ван» в Окленд, опередив соперников на восемнадцать дней!

В Окленде моряк пробыл два месяца. Парусник был поднят на берег для очистки и ремонта.

В конце июля Бардьо покинул порт и взял курс на северо-запад. Почти сразу же судно попало в многодневный сильный шторм. Без точного знания своего местоположения, без отдыха моряк держит путь к Новой Каледонии. В ночь на 1 августа, когда Бардьо спал, «Катр ван», плывший при непрекращающемся шторме, налетел на коралловый риф. Выскочившего на палубу капитана волной смыло в море, а сама яхта легла на борт. Положение казалось безнадежным.

Отчаянно борясь с прибоем, вздымающимся над рифом, Бардьо оттащил якорь как можно дальше от шлюпа и, выбирая якорную цепь кабестаном, стянул судно на глубокую воду. Израненный острыми кораллами, он с трудом держался на ногах, но был вынужден неустанно откачивать воду, врывающуюся в пробоины корпуса парусника.

К счастью, земля была близко, и через несколько часов рискованного блуждания среди коралловых рифов «Катр ван» вошел в порт Нумеа (Новая Каледония).

Только здесь стало видно, сколь велики повреждения: порваны снасти, свалена мачта, поломан руль, содрана обшивка корпуса. Все свидетельствовало о том, что моряк героически вырвал судно из смертельно опасных тисков кораллового рифа. Почти три месяца длился ремонт парусника и залечивание ран моряка. Только в конце октября судно вышло в Коралловое море.

Полный сил, энтузиазма и энергии Бардьо направляется на северо-запад, к Новой Гвинее. Дуют переменные и, что хуже, слабые ветры. Через девятнадцать дней, 17 ноября, «Катр ван» прибывает в Порт-Морсби, где путешественник намеревался быть гораздо раньше. Учитывая значительное опоздание, он останавливается там только на две недели и 2 декабря выходит в море. Стояла хорошая погода, плавание протекало без осложнений, и через два дня парусник вышел в Торресов пролив.

Используя попутный ветер, Бардьо идет на запад, остановившись только на острове Терсди. В половине декабря судно было уже в Арафурском море. Погода стояла по-прежнему хорошая. Лишь 20 декабря, когда «Катр ван» уже входил в Тиморское море, ветер изменил направление и стал набирать силу. Судно, шедшее в бейдевинд, сильно качало на крутых, набегавших с запада волнах.

Вместо того чтобы, подобно большинству предшественников, избрать более безопасную южную трассу, Бардьо захотел посетить острова пленившей его Индонезии и избрал трудный путь вдоль берегов острова Тимор и южных островов Индонезии навстречу юго-западным ветрам, к тому же рискуя попасть в руки пиратов. Управляемое им судно уверенно лавировало среди изменчивых течений, коралловых рифов и отмелей.

Довольно долго Бардьо задержался на острове Бали. Боль в правой ноге почти не давала знать о себе, и он мог совершать пешие прогулки. Затем мореплаватель посетил Сурабаю и Джакарту. В Джакарте шлюп на берегу был подвергнут очередному осмотру и очистке.

В июле Бардьо распрощался с Индонезией и направил своё судно в третий океан — Индийский. Как и предсказывали прогнозы, вместо желанного пассата «Катр ван» встретили переменные, порывистые ветры и высокие волны. Бардьо, напрягая силы, вёл судно на

юго-запад, к Кокосовым островам, которых достиг через шесть дней. Здесь сильный шторм несколько задержал шлюп, но 29 июля «Катр ван» уже снова в пути к далекой родине.

Сильный пассат уносит судно с большой скоростью на юго-запад. При полном ветре его скорость достигает восьми узлов. Когда погода портилась и начинался дождь, моряк спускался в каюту и отдыхал.

Прошла ещё неделя плавания. 12 августа, как бы в подтверждение правильности навигационных расчетов Бардьо, показался остров Родригес. Здесь моряк устроил себе великолепный двухнедельный отдых, а затем, перебравшись на соседний остров Маврикий, продлил свой «отпуск» ещё на три месяца. К этому примешалось неприятное обстоятельство — двухнедельное пребывание в больнице для лечения колена.

С начала декабря «Катр ван» снова в пути. Почти всю первую неделю Бардьо не выпускает из рук руля. Но он не жалеет сил, и за эти дни шлюп проходит по 180 миль в сутки. Очередная цель кругосветного путешествия уже близка. 14 декабря шлюп стал на якорь в Дурбане. Здесь наступает длительный перерыв в плавании. Там же Бардьо знакомится со многими известными моряками, в том числе с Жаном Го и Бернаром Муатесье.

Пошел следующий год плавания в одиночку вокруг земного шара. 10 февраля 1956 года «Катр ван», пополнив свои запасы и снаряжение, двинулся на юг, чтобы обогнуть мыс Доброй Надежды. Зайдя по пути в Порт-Элизабет и свернув затем на запад, 22 февраля безотказный шлюп прошел мимо южной оконечности Африки. На следующий день Бардьо остановился в порту Херманюс, вблизи Кейптауна.

Теперь уже известный мореплаватель, «покоритель мыса Горн», Бардьо был принят в Кейптауне очень тепло, и ему не приходилось беспокоиться о своем шлюпе и его оснащении. А когда «Катр ван» вышел после почти полугодовой стоянки в море, раздались звуки «Марсельезы» и некоторое время яхту отважного моряка сопровождал военный учебный корабль.

Сентябрьская Атлантика приветствовала судно встречными западными ветрами, напоминая моряку, что его ожидает впереди немало трудностей, прежде чем он достигнет родного порта. Бардьо, который, по его словам, «любил находиться в море», радовался каждой пройденной миле. Он ловил рыбу, готовил из неё вкуснейшие блюда, читал и много писал. Бардьо неплохо освоил навигацию. Через девятнадцать дней после возобновления плавания яхта прибыла на остров Святой Елены.

13 сентября, после знакомства с островом и осмотра многочисленных исторических мест, связанных с закончившим здесь свою жизнь Наполеоном, Бардьо продолжал плавание. Стояла прекрасная теплая погода с преимущественно попутными ветрами. Моряк отдыхал, а шлюп с закрепленным рулем плыл на юго-запад, направляясь к Ресифи.

24 сентября 1956 года наступил знаменательный момент: «Катр ван» пересек свой старый курс и замкнул кругосветное кольцо. Путь, который прошла за это время верная яхта, — 50 000 миль — дает Бардьо значительное преимущество почти перед всеми его предшественниками.

Двумя днями позже моряк останавливается в Ресифи, чтобы, согласно своим намерениям, посетить Бразилию. Сделав короткий переход в Натал, 1 декабря Бардьо следует далее к острову Тринидад. Затем наступают восхитительные месяцы странствий по Малым и Большим Антильским, а также Багамским островам. Экзотика очаровывает моряка. Он посещает десятки портов, знакомится с сотнями люден, а надежный шлюп «Катр ван» переносит его всё дальше и дальше. Не обошлось, однако, и без хлопот. У Гваделупы якорной цепью Бардьо сломал на ноге большой палец. Впрочем, наложенный гипс не очень стеснял моряка — он уже умел работать, стоя на одной ноге.

Очередной этап до Нью-Йорка был трудным и опасным. Плавание вдоль восточных берегов США всегда рискованно, особенно если принять во внимание частые ураганы и быстрый Гольфстрим. В условиях сильных и порывистых ветров шлюп наконец достиг Нью-Йорка — самого большого порта в мире. Этот огромный город, в котором всё, и хорошее и плохое, должно было быть «колоссальным», произвел на Бардъо огромное впечатление. Поначалу он хотел задержаться в Нью-Йорке подольше, но поздняя осень и наступившие холода вынудили его двинуться к Бермудским островам.

Сначала шлюп мчался, подгоняемый попутным ветром, затем на судно обрушился ураган, трепавший его целых три дня.

И опять наступил новый год, на этот раз 1958-й, приход которого Бардьо отпраздновал на чарующих Бермудах. Там же моряк провел и первые месяцы нового года. Только в начале июня шлюп покинул гостеприимные острова и направился на восток, к Европе. В эту пору пересечение Атлантики не составляет серьезной проблемы: попутные западные ветры облегчают плавание. Бардьо нетерпеливо ожидает появления Азорских островов. После двадцати дней плавания острова встретили его великолепным султаном огня: то было извержение вулкана.

Население Орты, крохотного порта, где 24 июня остановилось судно, сердечно приветствовало отважного моряка. Двенадцать дней отдыха промелькнули незаметно. Перегруженный подарками шлюп двинулся дальше, к берегам Европы. Этот этап, как и предыдущий, прошел при хорошей погоде и благоприятных ветрах. Бардьо направляется к Франции, до которой 1500 миль и куда он рассчитывает прибыть до конца июля.

Быстро пролетели последние недели длящегося уже восьмой год путешествия. Бардьо подводит итог своего кругосветного рейса и… огорчается тем, что его великолепное путешествие подходит к концу. В половине июля «Катр ван» достигает испанского порта Ла-Корунья. Через два дня Бардьо следует дальше на восток и 22 июля прибывает в Аркашон, где соотечественники устраивают ему восторженную встречу. Несколько позже шлюп прибыл в Париж, закончив свой долгий рейс.

За восемь лет плавания в одиночку вокруг земного шара Марсель Бардьо прошел около 70 000 миль и посетил свыше 500 портов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать