Жанры: Морские Приключения, Научно-образовательная: Прочее » Анджей Урбанчик » В одиночку через океан. Сто лет одиночного мореплавания (страница 40)


Несколькими фразами

35. Клайд Дил — «Рам»

Как сообщает в своей книге Жан Мерриен, впрочем весьма кратко, в 1951 году американец Клайд Дил отплыл из Норвегии на десятиметровом кэче «Рам», не имевшем вспомогательного двигателя.

За пятьдесят пять дней моряк прошел путь через океан от Канарских островов до Нью-Йорка. Далее Дил плыл вдоль восточных берегов обеих Америк, прошел через Магелланов пролив и, направляясь на север вдоль западных берегов Американского континента, якобы достиг Сан-Франциско, преодолев около 20 000 миль.

Девятнадцать тысяч миль плавания в одиночку

36. Жак-Ив Ле Тумелен — «Курун»

Строго говоря, знаменитый французский моряк Жак-Ив Ле Тумелен не является человеком, который в одиночку совершил кругосветное плавание. В некоторых источниках утверждается, что он в одиночку проплыл только две трети пути вокруг света. Однако его выдающиеся мореходные достижения обеспечили ему видное место среди величайших одиночных мореплавателей.

Ле Тумелен, подобно Бернико, родился на побережье Бретани — родине многих знаменитых моряков. Его семья издавна была связана с морем. Отец его был капитаном парусного флота.

Атмосфера рыбацкого порта Ле-Круазик на берегу Бискайского залива, в котором прошла юность Тумелена, способствовала его приобщению к морскому делу. Искусство плавания под парусами он освоил рано.

Молодой Тумелен намеревался поступить в военно-морскую школу, но этому помешала вторая мировая война. Тогда он начинает плавать на рыболовецких судах. Со временем ему удалось скопить деньги на постройку яхты и осуществить наконец мечту юности — отправиться в кругосветное путешествие.

В трудные военные годы Тумелен весной 1943 года приступает к постройке яхты, которая в том же году была спущена на воду. Однако во время войны яхта погибла.

Со свойственной Тумелену настойчивостью он строит другой парусник. На сей раз это тендер, имеющий значительную ширину, что обеспечивает ему хорошую остойчивость, с высокими бортами, минимальными подзорами и со штормовыми шпигатами на корме. Длина широкого массивного корпуса составляла 10,1 метра, ширина — 3,6 метра, осадка — 1,6 метра. Судно было выполнено из дуба и тика. Девятиметровая мачта несла гафельный парус площадью 38 квадратных метров. Яхта «Курун» (так называлось судно) имела огромный трехметровый бушприт, который при желании можно было укорачивать. Большой стаксель площадью 15 квадратных метров позволял яхте плыть самостоятельно с закрепленным рулем. Яхта Тумелена отличалась традиционной конструкцией и не имела двигателя.

Внутреннее оборудование было простое и прочное. Четыре бака на 400 литров пресной воды, примус на карданном подвесе. Многочисленные шкафчики, ящики и полки позволяли удобно разместить всё необходимое. Яхта была оснащена комплектом парусов, двумя якорями, запасными фонарями, маленькой шлюпкой и запасом тросов различной длины.

В период подготовки к путешествию Тумелен окончательно определил маршрут: он пойдет через Панамский канал, Торресов пролив и обогнет мыс Доброй Надежды. Вместе с Тумеленом должен был плыть также его товарищ юных лет, бретонец Гастон Дюфур. Правда, сначала Тумелен, начитавшись книг Слокама и Жербо, намеревался идти в одиночку, но уговоры отца, девизом которого было «не рискуй без надобности», подействовали.

19 сентября 1949 года «Курун» отошел от причала Ле-Круазик. В трудном плавании через осенний Бискайский залив яхта и её капитан выдержали первый экзамен. В марокканском порту Федала (Мохаммедия), вблизи Касабланки, товарищ Тумелена покинул яхту. Наступил довольно длительный перерыв в путешествии. Наконец на палубе «Куруна» появился новый член экипажа — Поль Фарж. В начале апреля 1950 года яхта вышла в океан и через Канарские острова направилась к Антильским островам.

Используя сильные ветры, за месяц «Курун» преодолел Атлантический океан, прошел между островами Карибского моря и через Панамский канал вышел в Тихий океан. Тумелен приобретал всё больший опыт и всё больше верил в свою яхту. Поль Фарж оказался понятливым учеником и славным товарищем, но Тумелен всё больше сожалел, что плывет не один.

Во время остановки в Бальбоа на яхте был укорочен гафель и уменьшен грот-парус. Благодаря этому судно стало лучше выдерживать курс, идя с закрепленным рулем. С попутным пассатом яхта пересекла экватор, задержалась на островах Галапагос, а затем направилась к Маркизским островам.

Острова Таити яхта достигла 18 февраля 1951 года. Там по желанию Фаржа моряки распрощались. Дальше Тумелен решил плыть в одиночку. Четырехмесячная остановка была использована для тщательного осмотра и ремонта, было пополнено парусное вооружение яхты.

10 июня Тумелен покидает Таити. Наконец-то он один! «Курун» посещает экзотические острова Общества. На острове Бора-Бора моряк побывал на могиле Алена Жербо. Но на этом чудесном острове он пробыл лишь несколько дней, так как спешил выйти в океан.

24 июня Тумелен отправляется на запад. Подгоняемый пассатом, «Курун» мчится к берегам Новой Гвинеи, до которой почти 4000 миль. С наступлением сумерек растаяли высокие вершины острова Бора-Бора. Неся двойной стаксель, яхта плывет с закрепленным рулем, точно выдерживая курс. 9 июля «Курун» минует Самоа.

14 июля — годовщина взятия Бастилии, французский национальный праздник. Яхта плывет сама по себе, а моряк спит. Наступает хмурое дождливое утро.

«Около семи часов утра берусь за румпель. Ветер шесть-семь баллов. Море неспокойно. За последние четыре часа яхта прошла 26

миль. Ветер усиливается, небо заволокло низкими тучами.

Похоже, что ветер вскоре достигнет ураганной силы. Море бурлит, и управлять яхтой трудно. „Курун“ скачет по гребням высоких воля. Скорость — до восьми узлов. Долго мне так не выдержать. Если ветер не ослабеет, придется уменьшить парусность… Погода отвратительная, видимости никакой. Дождь. Не могу даже позавтракать. Западный мыс приближается, и я должен оставаться на палубе. Время идет, а море как бы старается доказать, на что оно способно. Привязавшись, стою, широко расставив ноги, на корме у руля… Дождь как из ведра. Наступает ночь. Яхту болтает, и она то и дело зарывается носом в волну. Я перебираюсь со своего ложа у левого борта на противоположную койку. Стараюсь заснуть, но из этого ничего не получается. Вот так праздник!»

Продвигаясь при порывистых сильных ветрах, «Курун» быстро пересекает океан, минуя острова Тонга и Фиджи. По прошествии четырех недель после отплытия от острова Бора-Бора Тумелен проходит через архипелаг Новые Гебриды, оставляя слева по борту острова Маэво и Эспириту-Санто. Тихий океан был пройден, и перед моряком открылось коварное Коралловое море. Но погода стоит хорошая, и 3 августа, одолев 3750 миль за тридцать девять дней, «Курун» прибывает на Новую Гвинею и отдает якорь в Порт-Морсби.

Тумелена, этого подлинного романтика моря, в кругосветном путешествии привлекали прежде всего не новые впечатления, а море само по себе и плавание под парусами. Однако моряк не мог устоять перед красотой острова. В своей книге он посвятил ему немало страниц. Будучи гостем местного яхт-клуба, Тумелен не беспокоится ни о пополнении снаряжения яхты, ни о закупке продовольствия.

Девятидневный отдых пролетел незаметно, 14 августа Тумелен снова выходит в море, осторожно маневрируя среди бесчисленных коралловых рифов. Перед ним — Торресов пролив, открывающий путь в Арафурское море. Чтобы войти в пролив, моряк должен ещё одолеть 350 миль тяжелого пути через залив Папуа.

Мчась в порывах сильного ветра, с зарифленным гротом, Тумелен петляет среди предательских коралловых рифов. Он не может позволить себе даже короткого отдыха.

Ветер меняет направление, и моряк всё время вынужден идти галсами. Тумелен настолько устал, что, боясь уснуть (это было бы равносильно катастрофе), решает стать на якорь. Миновав островок Лонгве, он сходит с фарватера и бросает якорь за маленьким островком Эрнест. И сразу же засыпает.

«22.10. Просыпаюсь от какого-то предчувствия беды. И вовремя. В туго натянутой якорной цепи лопнуло звено, и якорь остался лежать на дне моря. В порывах воющего ветра яхта быстро удалялась от острова и, окатываемая волнами, мчалась куда-то всю ночь».

Утром ветер несколько ослаб. «Курун» на большой скорости миновал острова Венсди и Терсди и наконец вышел в Арафурское море.

Переход через Арафурское море, где в это время года обычно стоит хорошая погода, не представил каких-либо серьезных затруднений. Только насекомые, поселившиеся на яхте, были для моряка настоящим бедствием. Тараканы набрасывались на всё, что напоминало еду, термиты атаковали деревянные части судна, высверливая в нем отверстия, а маленькие назойливые москиты больно жалили и лицо, и шею, и руки.

30 августа из моря показались вершины острова Роти. «Курун» прошел мимо него и вышел наконец в просторы Индийского океана. Направив яхту к Кокосовым островам — очередному этапу путешествия, — Тумелен плывет дальше и, используя силу пассата, добивается хороших суточных переходов.

11 сентября, преодолев за двадцать семь дней 3100 миль, яхта вошла в лагуну Кокосовых островов. Жители приняли Тумелена очень приветливо; здесь хорошо помнили его предшественников — Жербо и Бернико.

Через шесть дней, 17 сентября, «Курун» отправляется в дальнейший путь через Индийский океан к острову Реюньон.

Согласно предостережению лоции, океан встречает моряка сильной волной. Тумелен вспоминал потом этот переход как один из наиболее трудных.

Время тянулось монотонно. Путешественник чинил паруса и воевал с насекомыми. В этом ему активно помогал его спутник — ящерица, которая поселилась на судне ещё во время стоянки на острове Бора-Бора, устроившись под закрепленной на корме шлюпкой.

За сутки «Курун» регулярно проходил по 100, а нередко и по 150 миль. За девятнадцать дней яхта прошла 2500 миль и достигла острова Реюньон. Превосходный результат! Не без гордости Тумелен отмечает, что на этой трудной трассе он шел быстрее, чем его знаменитые предшественники — Слокам, Жербо и Бернико. Теперь он мог сойти на берег для заслуженного и желанного отдыха.

На Реюньоне Тумелен провел целый месяц, отдыхая и осматривая остров. На яхте была заменена часть такелажа, уничтожены термиты и тараканы, заново покрашен корпус. «Курун» обогатился также якорной цепью и якорем — взамен утерянных в Торресовом проливе.

11 ноября «Курун» выходит из порта Ле-Пор на мысе Гале и берет курс на Дурбан. Как никогда уверенный в своей заново отремонтированной яхте, Тумелен смело плывет на юго-запад, огибая остров Мадагаскар. Ветры, которые до этого не щадили тендер, становятся капризными, ослабевают и порой едва наполняют паруса. Медленно, миля за милей продвигаясь вперед, Тумелен надеется пройти океан до прихода штормов. 



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать