Жанры: Морские Приключения, Научно-образовательная: Прочее » Анджей Урбанчик » В одиночку через океан. Сто лет одиночного мореплавания (страница 41)


 Трасса кругосветного рейса Ле Тумслена(плавание в одиночку Ле Тумелен начал только от Полинезийских островов).

1 — остров Таити; 2 — остров Бора-Бора; 3 — Коралловое море; 4 — Новая Гвинея; 5 — Арафурское море; 6 — Кокосовые острова; 7 — остров Реюньон; 8 — Дурбан; 9 — Кейптаун; 10 — остров Святой Елены; 11 — Азорские острова; 12 — Ле-Круазик.

Наконец штиль кончился. Сильный юго-восточный ветер гонит яхту, которая с зарифленными парусами тяжело переваливается на волнах. Теперь крепнущие ветры приходят один за другим, а океан бурлит.

2 декабря утром сквозь пелену дождя показывается берег Африки. После двух дней осторожного плавания галсами «Курун» в полночь с 3 на 4 декабря вошел в гавань Дурбана. Наконец-то моряк может спокойно заснуть.

Хорошо отдохнув, Тумелен приступает к осмотру яхты. Судно было вытащено на берег, днище очищено и покрашено, поврежденная термитами мачта укреплена. Местные моряки охотно помогали Тумелену.

Быстро промелькнули два месяца. 3 февраля Тумелен покидает Дурбан и направляется вокруг мыса Доброй Надежды к Кейптауну. Начинается тяжелое и опасное плавание вдоль побережья в условиях сильного течения и оживленной судоходной трассы.

Но плавание прошло удачно, и 12 февраля Тумелен достиг мыса Игольного, на следующий день миновал его и через семнадцать месяцев после выхода в плавание снова оказался в Атлантическом океане. К вечеру следующего дня «Курун» на буксире вошел в порт Кейптаун. Позади — 800 миль, пройденных за одиннадцать дней плавания. Тумелен, слава которого уже достигла этих мест, сердечно приветствуемый моряками и репортерами, сходит на берег.

Казалось бы, среди новых друзей моряк мог бы провести несколько месяцев, тем более что погода на море не благоприятствовала плаванию. Но Тумелену не терпится: Франция и его дом уже близко.

17 марта «Курун» снова поднимает паруса. Дует слабый ветер, и за первые сутки яхта проходит менее десяти миль. В следующие сутки — тот же результат. За неделю яхта продвинулась всего на 200 миль, но моряк терпеливо переносит капризы погоды, зная, что перемена наступит.

24 марта юго-восточный пассат наполнил паруса яхты. Ветер окреп. Полоса неудач кончилась, и вскоре Тумелен пересек тропик Козерога.

Стоит хорошая погода, дует мягкий, но устойчивый пассат. «Курун» плывет на северо-запад, а его капитан может отдыхать и смотреть в ясное небо, любоваться лазурью волн и резвящимися рыбами.

7 апреля на горизонте показалась земля. Это были скалистые берега острова Святой Елены, где останавливались знаменитые предшественники Тумелена — Слокам, Пиджен, Жербо.

После двадцати двух дней плавания, преодолев 1730 миль пути, яхта остановилась в маленькой бухте рядом с пристанью Джемстауна. Унылый остров встретил моряка дождем, но приняли его сердечно и приветливо.

19 апреля Тумелен снова вышел в океан. Ему предстояло одолеть 5000 миль по просторам Атлантики, отделявшим моряка от родины. Солидный запас продовольствия, хорошее состояние яхты и превосходное самочувствие вселяли в Тумелепа уверенность.

Скрылись за кормой массивные скалы острова Святой Елены и судно приближалось к Северной Атлантике.

29 апреля радиоприемник яхты поймал передачи английской радиостанции «Би-Би-Си» а затем и Парижского радио. Всё больше становится видна Большая Медведица, а Южный Крест скрывается за горизонтом. Наконец «Курун» во второй раз пересекает экватор.

По иронии судьбы возвращающегося в северное полушарие моряка начинает мучить жара. Вообще, тропическая штилевая зона преподносит Тумелену тяжелое испытание. Раскачиваясь на мертвой зыби, идя галсами в переменных ветрах, яхта еле движется вперед. Монотонность дней скрашивается только светящимся по ночам морем да снующими днем рыбами.

8 мая Тумелен встретил небольшой испанский пароход, а через три дня яхта миновала Азорские острова. 14 и 15 мая штормовой ветер, сначала налетевший с северо-запада, а затем с севера задержал яхту. Потом на два дня установился штиль.

В середине мая задули ветры. Но увы, это был северо-восточный пассат, и «Курун», идя против него, вынужден был отклониться на запад. 19 мая моряк увидел наконец Полярную звезду — символ скорого возвращения домой. На следующий день — новая радость: яхта замкнула круг своего плавания в том пункте, где она была ровно два года назад.

Ветер сменил направление, моряк начал спрямлять свой курс. К несчастью, пассат затих раньше, чем можно было предположить.

В трудные минуты Тумелен подбадривал себя бытовавшим в его семье изречением: «Мы всегда остаемся бретонцами, а это — крепкий народ».

Постепенно моряк стал ощущать сильное переутомление. Почти три года плавания, и том числе год в одиночку, постоянное нервное напряжение, неусыпное внимание и бесконечная работа не прошли даром. К тому же досаждают пришедшие на смену пассату переменные ветры, чередующиеся со штилями.

1 июня произошло большое событие: к «Куруну» подошел французский танкер «Шампань». Капитан сообщил Тумелену координаты, а столпившиеся у борта матросы устроили мореплавателю овацию. И снова потянулись дни, наполненные повседневными заботами.

Дожди и холода досаждали моряку. Наконец после двух бесконечно долгих месяцев плавания по Атлантическому океану «Курун» достиг берегов Европы.

25 июня следующая на восток яхта повстречалась с французским кораблем погоды, и Тумелен послал во Францию радиограмму о благополучном ходе рейса.

Экипаж корабля, для которого встреча с отважным моряком тоже была немалым событием, пригласил Тумелена на обед, снабдил продовольствием и в знак признания его мореходного искусства попросил доставить во Францию почту.

До дома остаются лишь две недели пути. С удвоенной осторожностью, бодрствуя почти все ночи напролет, дабы избежать неприятностей, способных умалить усилия трех трудных лет, Тумелен плывет на восток, к Ле-Круазику. Ещё несколько дней в переменных ветрах, ещё несколько встреченных кораблей — и снова знакомые воды Бискайского залива раскачивают дубовый корпус яхты. Родные широты встретили мореплавателя дождем и порывистым ветром, но моряк не был, кажется, в претензии.

Через семьдесят девять дней после отплытия от острова Святой Елены, преодолев 5600 миль нелегкого пути, Тумелен, встреченный многочисленными лодками и яхтами, ввёл своё судно в порт Ле-Круазик.

Позади — 19000 миль плавания в одиночку, дорога через три океана. За всё время путешествия ни яхта, ни её капитан не понесли какого-либо ущерба.

Тридцатидвухлетнего Жак-Ива Ле Тумелена и поныне относят к числу наиболее молодых моряков, совершивших в одиночку столь дальний рейс. Его считают образцом осторожности и благоразумия.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать