Жанры: Морские Приключения, Научно-образовательная: Прочее » Анджей Урбанчик » В одиночку через океан. Сто лет одиночного мореплавания (страница 55)


Первые атлантические гонки яхтсменов-одиночек

47. Фрэнсис Чичестер — "Джипси-Мот III" Блонди Хазлер — "Джестер", Дэвид Льюис — "Кардинал верту", Вэл Хауэлз — "Эйра", Жан Лакомб — "Мыс Горн"

Инициатором первой атлантической регаты 1960 года был известный яхтсмен, 45-летний английский полковник Блонди Хазлер. Правда, в 1891 году два мореплавателя-одиночки, Лоулор и Эндрюс, соревновались между собой в плавании через Атлантику, но это были неофициальные состязания.

Гонки ставили целью сравнить и испытать в суровых океанских условиях новые типы яхт, положив тем самым начало соревнованию на далекие расстояния — настоящему парусному марафону. Регата была организована Королевским западным яхт-клубом под патронатом Общества Слокама.

Состязание решено было провести на трассе Великобритания — Соединенные Штаты общей протяженностью около 3000 миль. Согласно правилам, яхтсмены стартуют в Плимуте и движутся произвольным курсом с востока на запад, оставляя справа по борту бакен Мелампус, и наконец, миновав маяк Амброз, финишируют в Нью-Йорке.

Яхтсменам не запрещалось заходить в порты, но время стоянки входило в общее время, затраченное на преодоление трассы.

Условия гонок, не считая протяженности трассы, были очень трудными из-за преобладающих встречных западных ветров. До этого только Роберту Грэхему удалось одолеть эту трассу в одиночку.

Размер судов не оговаривался. Однако выдвигалось условие: перед состязанием каждая яхта должна была быть осмотрена инспектором, который должен решить, позволяет ли конструкция и состояние данного судна принять участие в соревновании.

Согласно правилам, к участию в гонках допускались моряки не моложе 21 года. Каких-либо формальных прав на управление яхтой не требовалось. В то же время запрещалось пользоваться какой-либо помощью со стороны других лиц, брать во время плавания пресную воду, продовольствие и информацию о местонахождении. Яхты, имевшие радиостанции, могли не поддерживать регулярно связь.

Каждая яхта в обязательном порядке должна была располагать спасательным плотом, радарным отражателем, сигнальными факелами, ракетами и сиренами. Часть оборудования предоставлялась организаторамн гонок.

Первая награда устанавливалась в размере 750 фунтов стерлингов, кроме того, каждому финалисту выплачивалось по 250 фунтов.

Большая часть трассы гонок проходила в районах весьма оживленных судоходных путей, поэтому для обеспечения безопасности организаторы должны были предупреждать о гонках капитанов всех судов, выходящих в Северную Атлантику. Предусматривалось, что яхты будут снабжены продовольствием на шестьдесят дней пути плюс неприкосновенным запасом на двадцать дней.

Для участия в регате, ставшей большим событием в спортивном сезоне 1960 года, записалось восемь яхтсменов, что само по себе свидетельствовало о весьма сложных условиях гонок.

Различные организации и отдельные ученые готовились к проведению научных наблюдений за состоянием людей, которые отправлялись в продолжительное плавание в одиночку.

Участник гонок Дэвид Льюис, врач по профессии, принимавший деятельное участие в организации и проведении исследований, писал:

"Для меня спортивная сторона состязания была отодвинута на второй план проблемой борьбы человека со стихией. Мы ожидали, что получим от гонок представление о реакциях человека, в одиночку борющегося с океаном, лишенного помощи извне, оставленного наедине с самим собой".

Уже за неделю до начала гонок четыре яхтсмена закончили в Плимуте последние приготовления: Фрэнсис Чичестер, стартующий на 12-метровом иоле "Джипси-Мот III", Блонди Хазлер — на 7,6-метровом модернизированном боте "Джестер", Вэл Хауэлз — на боте "Эйра", Дэвид Льюис — на 7,5-метровом шлюпе "Кардинал верту".

Жан Лакомб, которого во время перехода из Франции на маленьком 6,5-метровом шлюпе "Мыс Горн" задержала штормовая погода, прибыл в Плимут только за день до начала гонок. Поскольку немало времени ушло на подготовку яхты, линию старта он пересек на пять дней позже других яхт, что не противоречило правилам. В 1955 году Лакомб на

5,5-метровой яхте "Иппокамп" уже пересекал Атлантику за шестьдесят восемь дней.

Участники гонок получили "медицинские судовые журналы", в которых они должны были ежедневно вести записи о питании, употреблении воды и напитков, сне и самочувствии. Все участники состязания были взвешены, и была проведена опись имевшегося на яхтах продовольствия. Та же процедура должна была повториться и по прибытии в Нью-Йорк.

Яхтсмены не раз дружески обсуждали предстоящую регату: северный, хотя и более короткий, путь проходит через область плавучих айсбергов, к тому же там преобладают встречные ветры; южная трасса отличается устойчивыми благоприятными ветрами, но значительно длиннее.

Все мореплаватели, за исключением Чичестера, не делали из своих планов секрета. Неизвестно было, какой путь изберет Чичестер. Впрочем, заметим, что он купил много метров рыбачьей сети, заявив, что намеревается ловить ими летучих рыб. Эти рыбы встречаются только в теплых, южных водах. Однако это всего-навсего ход Чичестера, как считали многие, чтобы обмануть общественное мнение. Скорее всего, Чичестер последует северным путем, решили знатоки.

Благоприятный восточный ветер перед самым стартом сменился западным. Небо заволокли тучи, то и дело налетали шквалы с дождями. Прогноз предвещал семибалльные юго-западные ветры.

11 июня в 10.00 с сигнальной мачты упал стартовый флаг и до соревнующихся донесся звук выстрела. Первая атлантическая регата началась. Почти сразу же стартовую линию пересек "Джестер" Хазлера.

Первых сенсаций долго ждать не пришлось.

"В 13.30 без всякого предупреждения в четырех метрах над палубой с треском сломалась мачта яхты, — пишет Льюис. — Верхняя часть мачты пролетела рядом со мной через борт в море. Целую минуту я судорожно сжимал румпель, не веря, что тяжело раскачивающаяся коробка, покрытая спутанными обломками и снастями, и есть моя чудесная яхта… Неужели ей суждено затонуть, забрав и меня с собой?!."

И Льюис, поставив аварийные паруса, вынужден был вернуться в Плимут, чтобы исправить мачту и продолжить гонки. В знак того, что "Кардинал верту" не выбыл из соревнования, мореплаватель вывесил свой спортивный флажок.

Тем временем пришло сообщение, что Хазлера видели близ мыса Лизард. О других яхтсменах известий не поступало. Позже оказалось, что Чичестер с трудом преодолевал волны у западного выхода из канала Ла-Манш.

Вскоре Хауэлз встретился с трудностями. От воды, проникшей через передний люк, когда нос "Эйры" зарывался в волны, повредились крепления размещенного в форпике аккумулятора. В результате аккумулятор опрокинулся и кислота залила овощи, одежду и оснащение. Хауэлз выбросил аккумулятор за борт, и с этого времени "Эйра" плыла без огней.

Тем временем Льюис предпринимал на верфи все меры к тому, чтобы его яхта вместе с яхтой "Мыс Горн" могла снова отправиться в далекий путь. Наконец он отчалил. На вопрос репортеров о его шансах Льюис шутливо ответил: "Думаю приплыть в Нью-Йорк до того, как другие ловкачи успеют выпить всё пиво…"

Лакомб стартовал пятым, последним.

Прошло несколько дней, и пути яхт разошлись. Каждый из моряков придерживался своего тщательно разработанного маршрута с учетом возможностей своих яхт.

После первой недели плавания "Джестер" Хазлера, идущий трудным, но коротким северным путем, по достижении 15° западной долготы находился севернее других яхт. Значительно южнее, достигнув 10° западной долготы, шла яхта "Кардинал верту" Льюиса. Шедший с двухдневным опозданием Фрэнсис Чичестер, выбравший, как и Льюис, кратчайший путь, находился впереди, почти на 18° западной долготы, придерживаясь в первые две недели вместе с Льюисом примерно 50-й параллели. Хауэлз направил свою "Эйру" на юг и находился на 13° западной долготы. Лакомб после старта с пятидневным опозданием находился еще у выхода из канала Ла-Манш на 5° западной долготы. 



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать