Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Капер (страница 10)


Скарагоглу откинулся на спинку кресла, и под его могучими плечами оно слегка заскрипело.

– Есть вопросы? – поинтересовался он.

– Так сразу, сэр, на ум ничего не приходит, – ответил Каверс. – Возможно, когда я просмотрю эти материалы, у меня что-то такое возникнет.

Десантный генерал любезно кивнул и повернулся к Питеру.

– Так у меня есть право подбора личного состава, сэр? – спросил тот.

Скарагоглу кивнул.

– Всего за семь дней я должен буду собрать своих кандидатов с базы «Онтарио» и с «Непобедимого», – сказал Редер. – Будет ли мне обеспечен доступ к личным делам?

– Да, и фактически неограниченный, – щедро пообещал генерал. – Ваш путь свободен, и рельсы смазаны. – Он одарил Редера улыбкой. – Только смотрите не привыкайте.

– Есть, сэр, – ответил Питер, тоже с легкой улыбкой.

– Итак, господа, если пока больше ничего… – Десантный генерал поднялся из кресла, и они встали вместе с ним. Он протянул руку Каверсу, затем Редеру. – Желаю удачной охоты, и да будут с вами Бог и пророк его.

– Благодарю вас, сэр, – дружно пробормотали оба и вместе вышли из кабинета.


* * *


Почти весь долгий путь обратно до «Непобедимого», пока они пробирались по мириадам коридоров базы «Онтарио», каждый был потерян в собственных мыслях.

Наконец Питер откашлялся и спросил:

– Вы все еще хотите с мной увидеться, сэр?

Каверс искоса на него глянул и покачал головой.

– Уже нет смысла, – со скорбной улыбкой отозвался он. – Меня самого этот старый негодяй обвел вокруг пальца. Кто я такой, чтобы делать вам всякие предостережения?

Затем капитан вдруг улыбнулся.

– А впрочем, это именно то, на что был рассчитан «Непобедимый». И я действительно подавал запрос на новое задание.

– Другими словами, сэр, вы как раз тот тип гонца за славой, за принадлежность к которому вы хотели снять с меня стружку?

На мгновение Редеру показалось, что он слишком далеко зашел, но затем капитан беззлобно пожал плечами.

– Пожалуй, сынок, можно и так сказать. А еще – что я предельно сосредоточен на своей работе. Пожалуй, это примерно то же самое поведение, но только когда гормональные штормы твоей юности уже далеко позади. Ладно, идем; нам обоим теперь предстоит своротить чертову гору работы.

Глава четвертая

Бодрой походкой Редер вошел в свой кабинет и сел за стол, буквально излучая энергию. Он немного потер ладони, размял пальцы и запросил к себе на компьютер личные дела. Во всей этой заварухе определенно была светлая сторона. Даже две светлые стороны. Во-первых, если у Редера все получится, и он уцелеет, он сослужит военным усилиям серьезную службу; это было само по себе хорошо, но сейчас, в данный момент его более чем богатой на всевозможные события карьере, это, не мог не признать Редер, просто требовалось ему позарез. А во-вторых…

«Все те, кого я запрошу, и все то, что мне потребуется. – Редер так широко ухмыльнулся, что аж больно стало. Лучшего предложения просто нельзя было получить. – И я намерен воспользоваться всеми преимуществами щедрости славного генерала, – подумал он с лукавой усмешкой. – Такой карт-бланш бывает только раз в жизни. Сегодня Рождество, и солнце сияет. Сказочная пора!»

Имена развернулись на экране; из всего списка он отметил те, которые ему требовались, и компьютер расположил их для него в очередь. Затем Питер хлебнул какао из чашки, которую прямо в протянутую руку поставил ему механический ординарец.

«Итак, – подумал коммандер, – сперва лучше определить короткий список. У нас будут шесть «спидов», и мне нужно как минимум четыре альтернативных пилота. Всего десять. Сокращенная команда обслуживания – это по трое на каждую машину. Затем нужны еще шестеро для охраны, разведки, медицинского ухода…»

Были два человека, от которых Редеру приходилось отказываться по чисто практическим причинам. Во-первых, Падди Кейси – из-за его ненависти к десантникам. «А если Скарагоглу хочет подключить десантников, – грустно сказал себе Питер, – они там будут». Не мог он также взять с собой и второго лейтенанта Синтию Роббинс. Ее манеры, благодаря тесной дружбе с импульсивным Падди, резко улучшились, но Синди по-прежнему не хватало тех самых наиважнейших навыков человеческого общения.

«А в ситуации постоянного стресса и примитивных удобств, – подумал Редер, – например, как в шахтерском бункере на вражеской территории, совсем ни к чему, чтобы кто-то проедал тебе плешь только за то, что у тебя на «спиде» появилась свежая царапина».

А Синди непременно стала бы это делать. Она любила «спиды» и заботилась о них так, точно они были породистыми жеребцами, любимыми овечками или младенцами… «Да поможет Господь тем детям, – подумал Питер, – которые в конце концов у нее появятся». Зато с пилотами «спидов» Роббинс была склонна обращаться так, словно они были сменными деталями сомнительного происхождения, которые вечно функционировали не так, как им полагалось. Наверняка она страшно сожалела о том, что никому так и не удалось создать по-настоящему автономный бортовой компьютер. Порой Редеру даже казалось, что ей бы самой хотелось таковым стать.

Поэтому, ради блага самой Синтии, а также желая сохранить ее недавно завоеванную и очень хрупкую уверенность в себе, не говоря уж о собственном душевном здоровье, Редер пробежал мимо ее имени в списке, даже на секунду не задержавшись.

Теперь Падди. Вот это было имя, мимо которого ему никак не хотелось пробегать. «Он идеален во многом, – сожалел Питер. – Фантастический инженер, изобретательный, быстрый и знающий. И мне он, черт возьми, нравится». Тут коммандер покачал головой. Нет, невозможно. Кроме того, это было бы несправедливо. Падди по-настоящему хотел поступить на офицерские курсы, а посадить его в тесное помещение с десантником было все равно что помахать красной тряпкой перед носом у быка.

Редер устроился поудобнее и стал изучать свою команду. Менее чем за час он удвоил число необходимых ему людей и расписал им время для собеседования. «Старшина как раз зудел о том, чтобы я прямо сейчас подготовил служебные характеристики за неделю, – подумал Питер. – Они станут отличным прикрытием». И никому не требовалось знать, что эти люди были рассмотрены как кандидаты для задания и отвергнуты.

Питер ощутил мимолетное сожаление, что он также не может взять с собой главного старшину ар-Рашида, и вздохнул. «Ладно, – подумал он затем, – надо же хоть кого-то здесь оставить, чтобы присматривать за лавкой. И за Синди. А то вдруг она опять возьмется за свои штучки».

Тут в дверь его кабинета постучали, и Редер

крикнул:

– Входите.

Дверь скользнула в сторону, и Падди сунул голову в кабинет подобно черепахе, пробующей воздух вокруг своего панциря.

– Чем могу служить, старшина? – спросил Редер, сразу же заинтересовавшись. Робость была не в стиле Падди. – Садитесь, – предложил коммандер, указывая на стул.

Здоровенный рыжеволосый новоирландец протопал к стулу и, усевшись, буквально его затопил. А затем посмотрел на Редера из-под густых рыжеватых бровей с печальным выражением на лице цвета вареной говядины, если только можно представить себе вареную говядину с голубыми глазами и веснушками.

Внезапно Питер вообразил себе Падди семилетним пацаном в полосатой фуфайке, горестно сожалеющим о какой-то дурости, которую он выкинул. Контроль за своими лицевыми мышцами входил в число необходимых офицерских навыков, поэтому выражение лица коммандера осталось нейтрально-дружелюбным.

– Ну, старшина, выкладывайте. В чем проблема?

Кейси сделал такой глубокий вдох, что чуть было пятки себе не надул, а потом испустил выдох столь экспрессивный, что получилась почти песня. Наконец он положил перед Питером дискету.

Бросив косой взгляд на старшину, Питер взял дискету и вставил ее в компьютер, вызывая содержащуюся там информацию. Мгновение спустя от того, что он там прочел, его плечи тоже поникли.

– Мне правда очень жаль, Падди, – совершенно искренне посочувствовал он новоирландцу.

– Эх-ма, и ведь я сам во всем виноват, – отозвался здоровяк. – Если бы мне только вечно не требовалось доказывать кулаками то, что надо мозгами доказывать. Тогда у меня не было бы такого личного дела, от которого даже монашка начала бы материться.

Редер снова взглянул на письмо на экране.

«… к несчастью, неоднократные нападения на членов рядового и сержантского личного состава, и даже на офицеров, вынуждают нас сделать вывод о том, что для кандидата в офицеры вам прискорбно недостает необходимой дисциплинированности».

Питер покачал головой. Если по-честному, он не мог их винить. Взглянув на Падди, он подумал: «Пусть даже этот верзила сам с ними согласен. Какая жалость, что у него такой бешеный темперамент, иначе я бы много чего мог ему предложить».

– Мне нужна ваша помощь, сэр, – скромно произнес Падди. Брови Питера подскочили к макушке. Падди? И скромность?

– Я могу написать им рекомендательное письмо в вашу пользу, старшина, – предложил он.

– Не-е. – Падди пренебрежительно махнул рукой, затем поднял голову и посмотрел Редеру прямо в глаза. – Вы сами знаете, что они это письмо просто к делу подошьют.

Брови коммандера подскочили еще выше.

– Так чего же вы от меня хотите? – «Этот парень, случайно, не собутыльника ищет?» – подумал он.

– Мой план, значит, вот чем хорош, – начал Падди, подаваясь вперед на стуле.

«План?» – с подозрением подумал Редер.

– Помогая мне, сэр, вы сами себе поможете.

«Похоже, в этом разговоре уже два «сэра», – подумал Редер. – Чего бы он там ни хотел, это круто».

Падди весь подтянулся, его голубые глаза заискрились. Затем он одарил коммандера уверенной улыбкой и произнес:

– Я иду добровольцем, сэр.

Питер аж вздрогнул.

– Куда?..

Старшина усмехнулся и заговорщически подался вперед.

– Вы сами знаете. – Падди дернул головой налево. – На то, очередное.

– Чего-чего?

«На то, очередное? – ошарашено подумал Питер. – Это еще что за чертовщина?»

Падди закатил глаза, затем одарил коммандера насмешливым взором.

– Ну, на то очередное дельце, которое тот десантный генерал затеял, – хрипло и нетерпеливо прошептал он.

Челюсть у Редера отпала. «Что же дальше? – подумал он. – Объявление по общегалактической сети: «Коммандер Редер отправляется на сверхсекретное задание, всем желающим предложено ознакомиться с деталями»?

Падди снова подался вперед и принялся горячо ему объяснять.

– Я ваш человек, сэр. Вы знаете качество моей работы, вы знаете, что можете положиться на меня, чтобы работа была проделана, чего бы это ни стоило…

Редер махнул рукой, останавливая поток заверений.

– Вы блестящий инженер, Падди, и никто не сомневается в вашей преданности или отваге. Или изобретательности. – Тут Редер умолк, а глаза его приобрели задумчивый глянец. Затем он решительно помотал головой.

– Так это из-за моего трижды проклятого нрава? – в отчаянии спросил громадный новоирландец. – Погибель моя – вот что это такое. Но вы знаете, сэр, что для меня значит попасть на офицерские курсы. – Ручища Падди гладила край стола, но его глаза не отрывались от Редера. – Это моя единственная надежда, сэр. Мне нужно проделать что-то такое совершенно потрясающее – или меня даже плевка не удостоят. Раньше у меня никогда не было особой причины свой нрав сдерживать. Но есть такие вещи, ради которых человек даже самую свою натуру изменит, и тут как раз такой случай, – продолжал настаивать он.

– Лейтенант Роббинс? – спросил Редер.

– Так точно, сэр. Она пульс моего сердца, коммандер Но если я только не стану офицером, я не смогу… мы не сможем… нет, этого просто не может быть!

Питер подавил горестный вздох. В мирное время все было бы совсем по-другому. Синтия сдала бы свое офицерское звание, или Падди ушел бы с военной службы. Бог свидетель, Торговый Флот с радостью смог бы подыскать работу для парочки с их способностями. «С радостью? – перебил себя Редер. – Да они бы для них капитанскую каюту очистили!» Но шла воина, и вопрос об увольнении для них обоих просто не стоял. «На войне никаких отставок!» – как сказал поэт. Кроме того, Содружеству и не требовались никакие регламентации, чтобы Падди и Синтия оставались на службе; это просто входило в их натуру. Питер потер ладонями лицо и сказал:

– Падди, там будут десантники.

– А-а, ерунда! – воскликнул Падди и отмахнулся. – Ну и что с того? Каким дураком бы я был, если бы стал держать против кого-то одно то, что он десантник? Понятное дело, им больше ничего не остается, раз уж они такими родились. Черт побери! – Тут он насупился. – Я же не бык, которому никак нельзя на красную тряпку не броситься. Если уж я так решу, я могу с кем угодно сдружиться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать