Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Капер (страница 12)


– Вольно, лейтенант, – сказал Редер. – Чем могу служить?

– Сэр! Я хочу стать добровольцем, сэр! – Гивенс по-прежнему смотрел прямо перед собой, примерно в полуметре над головой Питера, а тело его застыло в очень строгой парадной стойке «вольно».

Редер внимательно его оглядел. Весьма привлекательный молодой человек лет двадцати четырех, ростом Гивенс был примерно те же метр восемьдесят, что и сам Редер, такого же атлетического телосложения. У Адольфа были медово-светлые волосы, правильные черты лица и волевой, если не сказать героический подбородок.

По мнению Питера, Гивенс был блестящим пилотом, почти таким же блестящим, как он сам. Гивенс отлично ладил с товарищами по эскадрилье, которые также ценили его как умелого бойца и чертовски виртуозного летчика.

«С другой стороны, – думал Редер, – я не знаю никого в отделах технического обеспечения и бортинженерии, кто от всей души не желал бы Гивенсу свернуть себе шею, когда он в следующий раз будет принимать душ». Для персонала этих отделов было бы совсем недостаточно, если бы лейтенанта просто угрохали в бою, а кроме того, тогда оказался бы поврежден его «спид».

Справедливости ради, поведение Адольфа было не столь уж необычным для большинства пилотов «спидов». В моменты предельной откровенности и уединения Редер мог признаться себе, что в его летной карьере бывали времена, когда он и сам вел себя ничуть не лучше.

В конце концов, кто мог избежать понимания того, что основным назначением авианосца являлось носить, причем как раз «спиды»? А что такое был «спид» без его пилота? Следовательно, задачей авианосца и нескольких тысяч членов его команды было обслуживать и всячески поддерживать пилота «спида». Что автоматически делало всех пилотов «спидов», независимо от их ранга, принцами этого государства.

Вопрос теперь заключался в том, был ли Адольф Гивенс высокомерней других пилотов?

«Да, – решил Редер, припоминая отношение Гивенса не только к Синтии Роббинс, но в определенной степени и к нему самому. – По части высокомерия он за красной чертой. Пожалуй, именно такие самодовольные болваны и отвратили Сару Джеймс от всех пилотов «спидов» вообще». Тут Питер почувствовал в отношении лейтенанта прилив возмущения, который, впервые за время их знакомства, Гивенс не заслужил. Насчет «спидов» существовала одна поговорка – мол, для того, чтобы на них летать, требовалось страдать синдромом типа «не тронь, а то пукну».

«С другой стороны, этот парень летает едва ли не лучше всех, кого я в своей жизни видел», – подумал Редер, неловко ерзая в кресле.

Тут Гивенс опустил взгляд впервые с тех пор, как вошел в кабинет. Питеру вдруг пришло в голову, что лейтенант считал само собой разумеющимся, что его предложение будет принять немедленно, причем с предельной благодарностью, и внутренне улыбнулся.

– Садитесь, лейтенант, – предложил он, указывая на стул.

Гивенс так и сделал, и в лице у него внезапно появилось нечто, громче всяких слов указывающее на его изумление. Он посмотрел на коммандера яркими зеленовато-карими глазами, которые, не сомневался Редер, с легкостью и без малейших угрызений совести разбили немало женских сердец от «Онтарио» до Лунобазы.

– Прошу вас объясниться, лейтенант, – сказал Редер, подаваясь вперед и сцепив над столом ладони.

Гивенс недоуменно заморгал, открыл рот, тут же его закрыл, затем явно постарался взять себя в руки и заговорил.

– Прошел слух, сэр, что вы направляетесь на задание. Слух, что это важное задание, сэр. Я, сэр, хотел бы с вами отправиться.

«Интересно, сколько «сэров» уже было с тех пор, как он сюда вошел?» – задумался Редер, вспоминая Падди.

– А что именно вы слышали об этом… гм, задании? И от кого вы о нем слышали? – Тут в голове у Редера словно бы что-то щелкнуло. – Может, вы о нем во «Вселенских ведомостях» прочли?

– Никак нет, сэр. – Гивенс заколебался. – Я даже толком ничего и не слышал. Я так предположил.

Когда после этого признания лейтенант сделал паузу, Редер помрачнел. «Не заставляй меня снова требовать объяснений, Гивенс, – подумал он, – иначе можешь про все забыть».

– Я увидел, как десантный генерал Скарагоглу делает вам знак и приглашает зайти к нему в кабинет, – заторопился Гивенс, очевидно, ощущая нетерпение Питера. – Я так прикинул, что-то такое назревает, и решил присоединиться.

– Почему? – Питер выдержал пристальный взгляд лейтенанта, а затем глаза Гивенса ненадолго ушли вбок, пока он обдумывал ответ.

– Я, сэр… насколько я знаю, сэр, задания этого десантного генерала – кратчайший путь к наградам.

Редер искренне удивился. И не смог этого скрыть.

– А насколько я знаю, это кратчайший путь к сообщению типа «Адмиралтейство с прискорбием вас извещает». Неужели, лейтенант, награды так много для вас значат?

– Они много значат для моей семьи, сэр, – твердо сказал Гивенс.

«Надо бы посмотреть, что у лейтенанта за семья», – подумал Питер. У его семьи было совсем другое к этому отношению. Отец сказал ему после ранения, что ему было бы приятнее знать, что с ним все хорошо, чем видеть его с орденскими планками и ворохом благодарностей. Он серьезно об этом говорил. Но что, если родичи Редера все-таки хотели видеть его сплошь в регалиях?

– Скажите, лейтенант, а вы еще кому-то об этом так называемом задании упоминали?

– Никак нет, сэр, – с легкой улыбкой ответил Гивенс. – Я хотел стоять первым в ряду добровольцев.

– Хорошо, не распространяйтесь об этом, – предостерег его Редер. – Если подобное задание поступит, ваше имя будет включено в рассмотрение, – пообещал он ему.

– Благодарю

вас, сэр! – воскликнул Гивенс, вставая. Затем он отдал честь.

Редер ответил ему, уселся и кивнул.

– Вы свободны, – сказал он.

– Благодарю вас, сэр, – повторил лейтенант, теперь уже улыбаясь.

Развернувшись «кругом», Гивенс промаршировал к двери так стремительно, что ему пришлось с неловкостью подождать, пока она откроется. Он явно был убежден, что добился своего, и так же явно озабочен тем, как бы поскорее отсюда выбраться, пока не будет принято другое решение.

«Что ж, он был в списке, – подумал Редер. – Не в самом верху, но все-таки был. Хотя особенности его характера могут стать отрицательным фактором. И все же его пилотские таланты неоспоримы. Итак, у меня уже двое, каждый их которых может стать проблемой. Падди, по крайней мере, знает, что он не идеален. А вот мелькала ли такая мысль в голове у славного лейтенанта, я сильно сомневаюсь». Тем не менее, этот человек классно умел летать.

Питер вздохнул, вызвал на экран список и поставил рядом с фамилией Гивенса звездочку. «В конце концов, ему хватило ума, чтобы все верно прикинуть, – подумал он. – Может статься, для Скарагоглу это способ приложить руку к подбору моей команды». От такой мысли Питер поморщился. Возможно, он был прав, а, возможно, страдал излишней подозрительностью. «Но если все продолжится в таком духе, – подумал он, – я по уши в подобных разговорах увязну». Теперь Питер предпочитал думать об этом как об испытании, которое проходили его кандидаты. В конце концов, ведь он этих людей наметил для себя. Но при этом коммандер не мог избавиться от ощущения, что его постоянно подталкивают.


* * *


Высший командный состав «Непобедимого» тихо сидел по местам, пока капитан Роджер Каверс изучал информацию на экране, встроенном в стол для совещаний. Устройство это было слегка наклонено к капитану для более легкого прочтения и заливало его суровое лицо зловещим светом. Схожий экран имелся перед каждым офицером, и голубое свечение этих экранов превосходило яркостью мутноватый верхний свет в служебном помещении, что располагалось как раз за капитанским мостиком.

Каверс коснулся клавиши, которая разворачивала информацию дальше, затем помедлил. Он взглянул на Труона Ле, начальника тактического отдела.

– Были у нас еще какие-то проблемы с лазерной пушкой по левому борту? – спросил он.

– Никак нет, сэр, – ответил Труон Ле. – Проблема с лазерной установкой номер семнадцать была связана с реверсированной деталью. Сама деталь функционирует нормально.

– Хорошо, – негромко сказал Каверс. – Мы достаточно обеспечены дополнительными кристаллами?

Труон Ле потер лоб.

– У нас есть соответствующий запас для умеренно активного трехнедельного рейса, сэр, – сказал он после секундной задумчивости. – «Умеренная активность» определяется как одна стычка в неделю с по меньшей мере двумя судами класса истребителей.

Каверс покачал головой, и глаза его вернулись к экрану.

– Недостаточно. А если мы в течение двух недель встретимся с целым рядом чего-то крупнее истребителей… что тогда? Я бы предпочел, чтобы мы слишком хорошо подготовились, чем остались без нужных боеприпасов. И что, таким образом запасаются все тактические ресурсы? Из расчета одной стычки за неделю рейса?

– Так точно, сэр, – откликнулся молодой спец по тактике. – До сих пор нам, разумеется, еще не случалось совершать трехнедельного рейса. Так что можно сказать, что прямо сейчас мы даже слишком хорошо готовы. – Губы его изогнулись в несмелой улыбке.

Капитан уставил на Труона Ле задумчивый взгляд.

– Ограничения поставок? – произнес Каверс. Это было скорее утверждение, нежели вопрос.

– Боюсь, что да, сэр. – Труон Ле беспомощно развел руками. – Это, и еще тот факт, что ресурсы весьма скудны. На данный момент в этом секторе можно пробиться только с приоритетом номер один. Когда пираты будут взяты под контроль, положение должно улучшиться.

Откинувшись на спинку кресла, Каверс явно погрузился в серьезные раздумья.

За ним внимательно наблюдала Ван Чунь-мэй, старший помощник. С самого начала это внеплановое совещание проходило именно так: следовал ряд стремительных вопросов касательно готовности, ремонта, ресурсов и личного состава. Ван редко видела Каверса настолько сосредоточенным. Это означало, что они куда-то отправятся и будут заниматься чем-то очень серьезным. Мужчины и женщины за столом переглядывались. Происходящее нисколько не напоминало простую муштру, а разговор о необходимости большего объема боеприпасов казался весьма интригующим. Общую ситуацию с ресурсами капитан знал не хуже их всех, а то и лучше.

– Дамы и господа, – наконец сказал Каверс. – Я хочу, чтобы этот корабль был подготовлен к двухмесячному рейсу в условиях самых что ни на есть боевых. Мне нужно, чтобы все необходимые ресурсы были получены, а личный состав полностью укомплектован. И начнем мы немедленно. С сегодняшнего дня мне потребуются ежедневные рапорты о вашем прогрессе. Я не хочу, чтобы это стало темой для обсуждения с командами других кораблей или персоналом станции. Все приготовления будут проводиться на строгой основе «знать только необходимое». – Он всех их оглядел. – Есть вопросы?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать