Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Капер (страница 31)


– Я об этом слышал другое, – проворчал Каверс.

На самом деле было множество случаев, когда скаредность Консорциума губила сотни шахтеров. Однако приятно было узнать что здесь ситуация сложилась иначе.

– Тогда мы оставляем вас обустраиваться, коммандер, – сказал капитан. – Счастливой охоты.

– Благодарю вас, сэр. И вам того же.

Редер уже готов был прервать связь, но тут услышал, как кто-то говорит:

– Сэр! Корабль мокаков приближается по курсу от их аванпоста.

Пеллагрио, связист Редера, быстро вошел в работу, давая возможность шпионской аппаратуре Содружества работать в этой зоне. На экране показался внутрисистемный челнок, осторожно скользящий к месту недавней баталии.

– Уничтожить его, – спокойно приказал Каверс.

Внезапно мокак дал плотный коммуникационный выплеск в сторону базы. Пеллагрио и спецы «Непобедимого» в темпе его заблокировали.

– По-моему, ничего не прошло, сэр, – сказал молодой старшина.

– Вы думаете? – с сомнением поняв брови, спросил Редер.

Пеллагрио покачал головой.

– Нельзя быть абсолютно уверенным, сэр. Но перевес определенно на нашей стороне.

«Непобедимый» устремился вперед с гибкой экономичностью хорошо разогнавшегося гепарда. Судно мокаков все еще выполняло разворот, когда единственная противокорабельная ракета ударила в его широкий борт, после чего оно обратилось в краткую вспышку пламени и поблескивающие, точно кусочки фольги, обломки.

Редер понял, что до этого им крупно повезло. Небольшая тактическая группа, которую они встретили, была так уверена в своей способности биться с «Непобедимым», что даже не позаботилась послать разведку в крошечный аванпост мокаков в системе Хаос.

Если бы донесение челнока прошло, задание оказалось бы провалено, ибо тогда было бы слишком просто прикинуть, что за таинственными пиратами стоит Содружество.

– Теперь мы вас покидаем, коммандер, – сказал Каверс. – еще раз – доброй удачи и счастливой охоты.

– Благодарю вас, сэр, – откликнулся Редер. – И вам того же. – «Очень надеюсь, – подумал он, – что донесение все-таки не прошло».

Глава двенадцатая

Маннинг и Кушнер с мрачными физиономиями толкали очередную охапку затхлых постельных принадлежностей к камере, которую Редер решил отвести под кладовку. Хранить там следовало все то, что не требовалось для выполнения задания и должно было быть убрано с дороги. Лейтенант Гивенс топал следом за ними; громкий стук магнитных подошв его ботинок по твердому полу со всей очевидностью демонстрировал двум десантникам, что он, Адольф Гивенс, считает себя много выше подобной грязной работы.

Сэм и Пегги лукаво переглянулись, больше всего напоминая при этом двух старших детей, взявшихся изводить своего младшего братишку.

– Фу! – воскликнул Кушнер. – Как эта дрянь воняет!

– И воздух тоже попахивает, – поддакнула Маннинг. Очистители были старые, да и еще в свою бытность новыми стандартам Содружества не соответствовали, так что спертость атмосферы никакого удивления не вызывала.

– А знаете, что на самом деле попахивает? – пророкотал Гивенс. – Попахивает то, что такую работу проделывают пилоты! Почему этим не занимаются техники?

Двое членов технической бригады, которые волокли за собой огромные мешки с брошенными инструментами, остановились на него посмотреть, один с презрением, другой с сочувствием.

– Занимаемся, малец, занимаемся, – сказал Падди, подходя к нему сзади так неслышно, что даже десантники, к их явному неудовольствию, оказались захвачены врасплох. – Тут даже коммандер руку приложил.

Это была истинная правда. Редер тоже убирал мусор – по крайней мере, до того, как прилетели «спиды».

– И где он теперь? – с вызовом спросил Гивенс.

– Честно говоря, лейтенант, наверняка я этого не знаю, – тихо произнес Падди. – Когда мы с ним последний раз тут чаи гоняли, он мне свой распорядок дня представить забыл. Но если вам с ним очень нужно потолковать, я это быстро организую.

– Просто мне кажется, что для моих навыков есть лучшее применение, – заявил лейтенант горячо, будто с ним кто-то спорил.

– Вообще-то у нас тоже кое-какие навыки есть, – заметил ему новоирландец.

Про себя Падди подумал: «Как же еще молод и соплив этот летчик. Так молод, что даже свое мнение при себе держать не умеет».

Повернувшись за поддержкой к десантникам, Гивенс увидел на их лицах то же самое выражение.

– Это все равно надо проделать, сэр, – радостно сказала Терри Хандинг. Прелестная юная техничка стойко тянула свой мешок к кладовке. – Чем раньше мы с этим закончим, тем скорее сможем перейти к настоящей работе.

Возмущенно фыркнув, Гивенс одарил Хандинг мрачным взором и пошел прочь. К его чести он не подскочил к девушке и не схватил ее за горло, хотя трое ее коллег могли бы побиться об заклад, что он это сделает.

Терри наблюдала за тем, как гордо он вышагивает, и в ее карих глазах мелькал огонек преклонения перед героем.

Двое десантников обменялись взглядами с Кейси и быстро опустили глаза. Во взгляде старшины ясно проявилось понимание им того, что они провоцировали лейтенанта на откровенность. И, подобно всем младшим офицерам, да еще будучи при этом много толковее подавляющего их большинства, они не желали впадать в немилость к главному старшине столь хитрому и искушенному, как Падди. Ибо основным искусством, каким владели Кушнер и Маннинг, было искусство выживания.

Глядя, как они уходят, Падди хмыкнул себе под нос.

– Еще и дня не прошло, – пробурчал он, – а в этом раю уже назревают неприятности.


* * *


Сара исполняла обязанности квартирмейстера, выбирая помещения и организуя подготовку спальни и столовой. Им предстояло питаться готовыми продуктами, но если бы все ели в одном и том же месте, это сильно облегчило бы уборку.

– Как дела? – подошел спросить Редер.

– Отлично, – с улыбкой ответила Сара. – Старое постельное белье уже убрали, а теперь застилаем новое.

Она указала на бригаду, которая пристраивала спальные мешки вдоль стены. В итоге вся команда должна была спать как развешенные в один ряд индейские дети. Сара надеялась, что никто слишком громко не храпит. Бункер был страшно примитивен и предназначен для коммунальной жизни. Консорциум считал, что рабочих баловать вредно, и вся громадная гулкая труба базы астероида откровенно на это указывала.

К одному только проживанию в месте с открытой планировкой уже предстояло привыкать; содругам, как обычно именовали граждан Содружества, нравилось уединение. Отказавшись от должности командира звена «психов» и пересев на «спид», Сара почти пожалела о своем решении, когда от нее всего лишь

потребовалось разделить жилплощадь с другим пилотом. А здесь…

«Часть своей офицерской ауры мы определенно потеряем», – лукаво подумала она.

Редер выглядел мрачно.

– Слава Богу, что это всего на месяц, – пробормотал он, словно откликаясь на ее мысль, а затем ухмыльнулся в ответ на ее улыбку. – Ну ладно, пойду проверю, как там наши техники продвигаются с обустройством, – сказал он и отвернулся. – Да, кстати. – Коммандер повернулся обратно, внезапно посерьезнев. – Постоянно будьте готовы надеть шлемы. Теперь мы в любую минуту можем ожидать мокакскую тактическую группу.

– Есть, сэр, – отозвалась Сара. – Будем готовы.

И она не шутила. В любом случае было еще слишком холодно, чтобы работать без скафандров, так что они по-прежнему таскали их на себе. Снятые шлемы все время имелись под рукой, а перчатки свисали со специальных крючков на запястьях, и их можно было мгновенно надеть.

Одно из шпионских устройств Содружества немедленно подало бы им сигнал, если бы прыжковая точка доставила в систему Хаос тактическую группу мокаков. В тот же самый момент генераторы следовало отключить, после чего воздух, свет и тепло перестали бы циркулировать. Такое неудобство можно было перетерпеть – если бы оно не слишком затянулось. Скафандры способны были поддерживать в тебе жизнь – но лишь какое-то время.

«Все имеет свои временные границы», – размышляла Сара.


* * *


Стоя за спиной у старшины Майка Пеллагрио, Редер наблюдал за информацией, что приходила от электронных шпионов, размещенных контрразведкой в этом секторе. Иногда он подходил к рабочим местам двух других техников, освобожденных от всех прочих обязанностей, кроме наблюдения за мокаками. Пока что все было тихо; ничего от аванпоста мокаков, ничего от прыжковой точки.

– Сэр! – внезапно сказал Пеллагрио. – Прыжковая точка в работе! Что-то проходит – пока масса в районе сотен кэгэ.

Редер двинулся обратно к пульту молодого старшины. Колонки цифр разворачивались под голодисплеем искривленного пространства вокруг прыжковой точки; все это напоминало какой-то смутно непристойный цветок или сильно покореженный рупор.

– Ко мне приходят нейтринные сигнатуры боевого корабля, – сказал связист. – Или нескольких.

– Мама родная! – вымолвил Редер и присвистнул, когда компьютер начал приписывать судам классы. Мокакский флотский авианосец… два линейных крейсера… и четыре истребителя. – Да, это как пить дать больше, чем мы могли бы атаковать с нашими «спидами». Крупная тактическая группа, четверть ударной мощи всего флота Сектора. – «Опаньки, – подумал он – Вот идет их медленный поезд. Как бы на рельсы не попасть».

Питер хлопнул ладонью по кнопке тревоги; во всех углах базы вспыхнули огни, и завыли сирены Через десять секунд он отпустил кнопку, подошел к интеркому и объявил:

– Все в скафандры. Свет через минуту погаснет.

Вокруг него последовала небольшая вспышка активности, пока связисты тянулись за своими шлемами, Редер знал, что то же самое сейчас происходит по всей базе. Он тоже приладил себе на голову шлем, а затем натянул перчатки.

«Все должно быть в ажуре, – сказал себе коммандер. – Все эти нейтринные сигналы и обломки от боя должны скрыть даже мельчайшие следы нашего входа в это поле».

От мокакского аванпоста не раздавалось ни звука, и это грело Питеру сердце, объективно указывая на то, что того злополучного донесения они все-таки не получили.


* * *


– Коммандер! – крикнула младший лейтенант Маннинг, быстрой трусцой вбегая в командную зону.

А затем она и все остальные застыли на месте, когда огни погасли, и люди затерялись в чернильно-черном мире с единственными крошечными лужицами света от их нашлемных фонариков.

– Коммандер, – повторила десантница и продолжила двигаться в том направлении, в котором она бежала, когда свет погас.

Один из нашлемных фонариков повернулся в ее направлении, и Пегги стала ориентироваться по нему.

– Что случилось, младший лейтенант? – спросил Редер. Сердцем он уже чуял, что ему это сильно не понравится. «Ведь именно это имеется в виду, когда кто-то вроде Маннинг таким тоном произносит «коммандер», – подумал он. – Она могла с таким же успехом орать: «Вам это сильно не понравится!» Впрочем, еще хуже то, что ей самой явно что-то не нравится».

– Сэр! – гаркнула Маннинг и браво отдала честь. Настолько браво, насколько это вообще возможно в полном снаряжении для работы в открытом космосе, да еще при нулевом «жэ».

Редер отдал ей честь в ответ и почувствовал, как в животе у него растет небольшой кусок льда.

– Сэр, мне очень жаль, но придется проинформировать вас о том, что я совсем забыла про бомбу, размещенную в запорном механизме снаружи бункера. – Глаза Маннинг смотрели прямо вперед, ее стройное тело приняло стойку «смирно».

Рот Редера так округлился, словно он хотел сказать что-то на букву «о» и не мог. «Дьявол! – подумал он. – Отвертка!»

– Отличная работа, Маннинг, – проскрипел он зубами. – Впрочем, благодарю, что вы все же меня проинформировали.

Редер был вполне оправданно разгневан. Ошибка и впрямь вышла совершенно дурацкая. Во-первых, эта массивная бомба так и не была до конца обезврежена, а во-вторых…

– Если мокаки все-таки знают про это место, Маннинг, и явятся его проверить, наша личина будет сорвана.

Коммандер хотел остаться с десантниками хотя бы на время обезвреживания первых нескольких бомб, но он был нужен везде. «Как же они с Кушнером могли забыть про такую важную вещь?» – мысленно возмутился он.

Та злополучная отвертка номер четыре могла с таким же успехом сидеть в самом сердце их задания; она могла тревожным красным флагом развеваться перед носом у мокаков – опять же, если те знали про бункер.

«С другой стороны, – подумал Питер, когда его обычное чувство справедливости взяло верх, – если они про него знают, нам лучше сразу же это выяснить». Ибо если они действительно знали, задание так и так было капитально провалено. Насчет всего остального мокаки вовсе не были так твердолобы, как насчет своей теологии. Они достаточно быстро узнают, откуда появляются загадочные пираты. И с безжалостной оперативностью разберутся с проблемой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать