Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Капер (страница 42)


– Вы трус! – прошипел капитан. – У вас вообще нет веры в Духа Судьбы, не так ли? Вы как все остальные из вашего хныкающего поколения – только прикидываетесь, что веруете, чтобы продвинуться по службе, дожидаетесь, пока более достойные люди умрут, чтобы вы могли занять их место и распространить свою гниль! – Он скрипел зубами от ярости. – Если бы я надеялся на то, что кто-то из тех идиотов сможет вас заменить, я бы прямо сейчас, в самый разгар сражения, отправил вас на гауптвахту! – Он сбросил руку старпома с подлокотника. – Будьте благодарны, что я даю вам еще один шанс послужить Судьбе. А теперь отойдите в сторону, – оскалив зубы, прорычал Венец Целомудрия. – И смотрите, как один из истинно верующих будет сражаться!


* * *


Каверс подавил легкую тошноту, вызванную переходом к прыжку, и спросил:

– Сколько продлится Транзит, мисс Люрман?

– Восемь часов, сэр. Совсем короткий.

– Всем внимание, – сказал Каверс в общий интерком. – Говорит капитан. Отставить боевую готовность. Только необходимый персонал должен оставаться на посту. Остальным питаться и отдыхать. В семь ноль-ноль вы вернетесь к исполнению своих обязанностей. Весь не получивший до сих пор медицинской помощи личный состав должен явиться во вспомогательный изолятор на шестой палубе. Конец связи.

Он оглянулся на Ван Чунь-мэй, которая опять подошла, чтобы встать у него за плечом.

– Сэр, вам тоже следует поесть и отдохнуть, – сказала она.

Каверс ухмыльнулся.

– Прошу прощения, мисс Ван, но я включаю себя в необходимый персонал. – Тут он поморщился. – Впрочем, вы правы. Мы должны сменять наших людей, давая каждому по меньшей мере два часа отдыха. Если бы кто-то часа через два принес ко мне в кабинет кофе и бутерброды, я бы, пожалуй, не отказался.

Ван кивнула.

– Есть, сэр, я об этом позабочусь.

Повернувшись обратно к экрану, Каверс с головой ушел в текущие рапорты о жертвах и повреждениях. Через пару часов с ним связался Оджи Скиннер.

– Капитан, мы снова привели в чувство прыжковый мотор. Учитывая характер повреждения, мы проделали чертовски славную работенку. – Он мрачно покачал головой. – Но большого напряжения, сэр, он не выдержит.

– Я так понимаю, повреждение было более серьезное, чем вы поначалу считали, – сухо сказал Каверс.

– Так точно, сэр. Куда более серьезное.

– Хорошо, Скиннер. Мне жаль вам об этом говорить, но я подозреваю, что этот мотор нам очень понадобится. Сделайте все, что можно и нельзя, чтобы довести его до номинальной мощности. Поломка должна быть исключена. Конец связи.


* * *


Старший механик повернулся к своей команде.

– Хватай инструменты, ребята. Нам тут требуется сотворить чудо.

Утомленные лица медленно засветились слабыми улыбками. У механиков было всего два варианта: они могли поворчать, а потом все сделать, или они могли просто все сделать. Если их шеф хотел от них чуда, они готовы были это чудо сотворить.


* * *


– Вы не сказали мне, что это пульсар, мисс Люрман.

Руки Каверса так вцепились в подлокотники кресла, что костяшки пальцев побелели. Затем он заставил себя ослабить хватку.

Капитанский полиэкран показывал две разные картинки снаружи «Непобедимого». На одной был суровый и пустой космос, каким его видел невооруженный глаз; другая демонстрировала пульсар, каким его регистрировали датчики, – что-то вроде свихнувшегося маяка, крутящегося как волчок и пылающего тьмой вместо света.

Пульсар также пылал верной смертью в форме сильнейшей радиации; хотя эпитет «сильнейший» был здесь, пожалуй, слишком слабым. Рядом с этой звездой любое энергетическое орудие, какое можно было развернуть на корабле, становилось не опасней фонарика.

Щитовые поля легкого авианосца ровным счетом ничего для этой радиации не значили. Кроме того, на корабле на случай чего-то катастрофического имелись так называемые «штормовые погреба», специальные убежища с тяжелой защитой. Но даже они мало чем смогли бы помочь, окажись «Непобедимый» достаточно невезуч, чтобы попасть под один из тех лучей.

– Прошу прощения, сэр, – отозвалась Люрман. – Мне следовало об этом упомянуть. Но это указывалось в моих данных, и никакой реальной опасности быть не должно.

«А в моих данных указывалось, что мы сможем стрелять в наших врагов, – подумал капитан. – Но вот мы здесь, два мотора заглушены, и нам никак мокаков с хвоста не сбросить».

– На будущее, мисс Люрман, это должно стать моим решением. – Каверс включил интерком. – Всем внимание, говорит капитан. Всему не необходимому персоналу прибыть в штормовые убежища. Лазаретам немедленно опустить щитовое прикрытие. Конец связи. – Он оглядел капитанский мостик и выкрикнул несколько фамилий. – Марш в штормовой погреб.

Когда люди браво отсалютовали, капитан отдал им честь в ответ, и они вышли. Если «Непобедимому» не повезет, живыми они друг друга больше не увидят.

«Весьма оптимистичная мысль, – саркастически подумал Каверс. – Должно быть, старость ко мне подкрадывается». Он следил за экранами, пока корабль неотвратимо скользил к нейтронной звезде, и чуть не улыбнулся, вдруг заметив, что так упирается ногами в палубу, словно это могло замедлить скольжение. Гравитация пульсара помогала им контролировать снижение, но скорость по-прежнему оставалась бешеной.

– Скиннер, – сказал Каверс в интерком. – Я уже довольно давно вас не слышу. И не могу не задумываться о том, что это плохой признак.

– Мы очень успешно справляемся, сэр. Откровенно говоря, я даже удивлен, насколько

успешно. – Вид у Скиннера был усталый, но при всем при том почти радостный.

– Согласно астронавигатору, этот мотор нам через девять минут понадобится, – сухо заметил капитан. – Так что мне он нужен в работу через пять.

– Есть, капитан. – Старший механик кивнул. – Конец связи.

Каверс опять стал следить за их продвижением к нейтронной звезде с ее радиацией и чудовищной гравитацией. «Хоть бы как-то отвлечься», – мысленно пожелал он.

– Сэр! Линейный крейсер мокаков и один истребитель только что вышли из прыжковой точки. Истребитель стреляет.

Каверс нахмурился. «Это уже чем-то зловещим попахивает, – подумал он. – Стоит только пожелать – и на тебе, кушай с маслом».

Глаза его машинально отметили данные о траектории ракеты, и капитан сразу понял, что там не о чем беспокоиться. Работала гравитация пульсара; ракета никак не могла попасть, если бы только «Непобедимый» сам под нее не подставился.

Подобно ракете, корабль был не на шутку прихвачен гравитацией; спастись он теперь мог лишь в том случае, если бы самоуверенность Ашли Люрман получила свое оправдание.


* * *


– Брат капитан, – произнес старпом. Он не кричал, но настойчивость в его голосе ясно показывала, что ему бы очень хотелось. – Мы должны отступить! Если гравитация пульсара нас прихватит, нам конец!

Оппенгеймер встал и со всего размаха влепил старпому пощечину.

– Судьба, – прошипел Венец Целомудрия, – непременно вмешается. Судьба спасет нас и позволит нам презрительно посмеяться над неверующими. Ибо Судьба, – проревел он, – на нашей стороне!

Капитан буквально пожирал глазами старшего помощника, позволяя проявиться всей ненависти, которую он к нему питал. – Если никакого достойного вклада вы внести не способны, лучше молчите. – С надменным видом Оппенгеймер снова занял свое кресло. – Докладывайте! – рявкнул он техникам.


* * *


– Они идут дальше, – качая головой, сказала Ван. – Идиоты несчастные.

Каверс вынужден был с ней согласиться. Подходить так близко к нейтронной звезде на корабле, столь поврежденном, было равносильно самоубийству.

Момент истины наступил с леденящей сердце внезапностью. Они обогнули звезду, как и запланировала Люрман. Все члены команды затаили дыхание, когда рулевой запустил моторы.

Капитан сразу почувствовал перемену в поведении корабля, которая ясно указывала на то, что подключился еще один мотор. Он улыбнулся, не нуждаясь в устном подтверждении Скиннера, что у механика все получилось. Почуяв какую-то плавность в новой стати «Непобедимого», Каверс понял, что они победят в этом бою.

– Высший балл, мистер Скиннер, – сказал он, как только лицо старшего механика появилось на экране. – Отличная работа.

– Благодарю вас, сэр. Конец связи.

Стрелой вылетев из-за крошечного пульсара, «Непобедимый» понесся обратно к прыжковой точке.


* * *


– Брат капитан, – с трудом выговорил техник. Щеки его были бледны, а в ушах все еще звенели крики собратьев. – Сопровождавший нас истребитель был… поглощен пульсаром.

Все люди на капитанском мостике повернулись посмотреть на Оппенгеймера, а поскольку все они до единого знали, что «Стрела Судьбы» скоро разделит судьбу истребителя, в глазах у них было осуждение.

Капитан вскочил на ноги, сжимая кулаки. Лицо его побледнело от бешенства.

– Это потому что ни в ком из вас нет веры! – выкрикнул он. – Если бы вы истинно веровали, Дух Судьбы никогда бы нас не оставил!

– Нет, это не потому, – с ледяным спокойствием человека, понимающего, что скоро умрет, проговорил старпом. – Это потому что вы идиот.

Оскалив зубы, Венец Целомудрия развернулся к нему лицом.

– Негодяй! – жутким шепотом произнес он. – Я отказываюсь умирать на одной палубе с такой мразью, как ты! – Оппенгеймер стал подступать к старпому. – Я должен своими руками тебя убить!

Молодой человек с презрительной легкостью сбил капитана на палубу, а когда тот в изумлении поднял голову, то выяснил, что смотрит в крошечное дуло игольника.

– Не думаю, брат капитан. – Старпом немного сузил глаза. – Мне кажется, нам следует выслать вас вперед, чтобы вы задали Духу Судьбы один интересный вопрос. Спросите его за нас: почему, если Судьба на нашей стороне, она такого кретина, как вы, сделала нашим вожаком?

Оглядев членов команды на капитанском мостике, старпом увидел на всех лицах согласие. Один из техников посмотрел ему прямо в глаза, затем опустил взгляд на игольник в руке старпома и губами обозначил слово «пожалуйста».

Старпом выстрелил в капитана, а затем одного за другим убил остальных. Поднимая игольник к своему виску, он ощутил прилив жалости к другим членам команды и их ужасной судьбе, пока корабль несся навстречу нейтронной звезде.

«Если это и не милосердно, то по крайней мере быстро», – подбодрил себя старпом и нажал на спусковой крючок.


* * *


«Непобедимый» тихо лежал в дрейфе в пустынном секторе на мокакской территории, и все члены его команды молились о том чтобы на свете все-таки существовала такая вещь, как пустынный сектор мокакской территории.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать