Жанр: Научная Фантастика » Джеймс Дуэйн, Стивен Стирлинг » Капер (страница 47)


«Нет, – сказала она себе. – Не было». Тут Сара кое-что вспомнила. Когда она хлопнула себя ладонями по ушам, там не было волос. «Сколько я уже здесь? – подумала она. – Несколько часов, сутки или дольше? Или гораздо дольше?»

Существовали наркотики, которые могли заставить тебя все забыть. Может статься, ее уже допрашивали, и не раз, заставляя забыть каждый допрос? Благодаря подобной технике они могли набрать целое досье противоречий, о которых она ничего не знала. И, основываясь на этих противоречиях, им удастся докопаться до истины.

«Я должна была застрелиться», – с сожалением подумала Сара.

– Вы, вероятно, думаете, что здесь темно, – произнес голос.

Джеймс вздохнула. «Так и знала, что они поймут, когда я очнусь», – подумала она.

– Но это не так. Здесь так же светло, как было до этого. – Последовала долгая пауза, рассчитанная на то, чтобы Сара это переварила. – Когда мы вернемся в Конгрегацию, мы сможем использовать более совершенную технику. Но мы выяснили, что и с избирательной слепотой можно добиться неплохих результатов.

Внезапно Саре почудилось, будто по всему ее телу забегали насекомые. Вскрикнув, она села. По всей коже ощущались слабые укольчики, и женщина принялась бешено хлопать себя ладонями.

– Прекратите! – крикнула она. – Уберите их от меня!

Теперь она могла видеть.

Там ничего не было, но ощущение крошечных бегающих лапок и укусов не проходило.

– Прекратите, – сквозь зубы проговорила Сара. И ощущение пропало. – Что вам от меня нужно?

– ПРАВДУ!

И Сара без чувств рухнула на пол.


* * *


– Она сломается? – спросил капитан Холмс.

– Да, конечно, – самодовольно ответил Уильямс. – Это всего лишь вопрос времени. Мы сможем понять, какого именно времени, когда начнем по-настоящему ее допрашивать.

Холмс поморщился. Пленница находилась здесь всего двенадцать часов, а его уже от этого процесса тошнило. В конце концов, она была просто пираткой. Вряд ли все это стоило того вреда, какой причиняло его душе наблюдение за тем, как Уильямс здесь забавляется. Капитан не мог дождаться того момента, когда ее наконец можно будет казнить.


* * *


Первое, что предпринял Редер, это разделил команду «Квебека» и назначил людей ее допросить. Сам он решил поговорить с капитаном.

Тот факт, что Кави была чертовски привлекательна, никакого отношения к его выбору не имел.

– Я одного не понимаю, – сказал Редер, когда они уже в десятый раз пошли по кругу. – Почему? Зачем вы это сделали? Да еще с кораблем, полным детишек. Как вы решились поставить их и себя, не говоря уж о корабле, под такую угрозу, когда прекрасно могли обеспечить себя всем необходимым, работая на Содружество?

– Да что вы об этом знаете? – гневно отозвалась Кави. Она с грациозной непринужденностью развалилась в кресле, одна ее длинная нога была переброшена через подлокотник, а руки скрещены под грудями. – Вы ведь с Земли, не так ли?

Лицо Редера резко помрачнело в ответ на вызов в ее голосе, который будто бы намекал на то, что родиться на Земле было чем-то позорным. Коммандер пожал плечами.

– Так, – отозвался он. – А что?

– А то, что подобно тем политикам, которые решили, что нам требуется не больше половины того антиводорода, который мы получаем, вы никогда не жили на планете, где воздуха, пригодного для дыхания, нет и никогда не было.

– Не жил, – согласился Редер. «Кажется, я понимаю, куда она клонит», – с неловкостью подумал он.

– Мы урезаны во всем: в обогреве, в охлаждении, в освещении, даже в мытье. – Кави не смогла сдержать краткой улыбки при взгляде на его лицо. А затем опять мгновенно посерьезнела. – Все, что можем, мы делаем вручную. Мы коммунально готовим еду, используем все пассивные источники энергии, какие только можно, экономим, экономом и еще раз экономим. – Она нетерпеливо покачала головой. – Но этого недостаточно. – Это… вы… понимаете? Если мы не получим больше антиводорода, мы умрем.

– А колонизационный совет не предлагал вас переселить? – спросил Редер. Он прекрасно знал, что совет им это предлагал. Бесплатный транспорт обратно на Землю или в любую из самостоятельных колоний.

– Ага, конечно. Роскошное предложение. Все, что с собой можно забрать, это две смены белья. И никакой гарантии, что вы еще когда-то увидите ваш дом и все то, что вы и многие поколения ваших предков за долгие годы нажили. Сделка что надо, верно? А еще попытайтесь себе представить, с каким радушием встретили бы на любой из тех планет большую толпу нищих изгнанников.

– Мне казалось, в сделку входил обратный билет и поддержка, пока война не закончится. – Питер очень хорошо знал, что условия предлагались именно такие. «Хотя, – подумал он, – государственное планирование, понятное дело, не всегда работает так, как указывается в рекламе».

– Да? – Кави вопросительно подняла брови и наклонила голову. – А мне казалось, что в сделку входила вся необходимая поддержка до тех пор, пока колонии не смогут сами себя обеспечить. – Одним легким движением она смахнула ногу с подлокотника и села прямо. – Только ведь получилось-то все иначе, разве вы не знаете? Как только им это стало затруднительно, нас бросили задыхаться во тьме!

Редер беспомощно развел руками и хлопнул себя по ляжкам.

– А про войну вы что-нибудь слышали? – спросил он.

– Ее можно было избежать, – уверенно заявила Кави. – Это все грязная политика. Всякий раз, когда есть война, есть

компания богатых ублюдков, которая ее затевает, чтобы нажиться на чужом горе.

Редер поморщился.

– Послушайте, Кави, вы капитан собственного грузового корабля, разумная женщина. Зачем вы всю эту чепуху несете? Мокаки, сами по себе, вдруг решили, что ни одной из планет Содружества они антиводород продавать не будут. Они все Содружество от него отрезали. Не только Землю и еще какие-то колонии, а всех. И сделали они это потому, что им наши религиозные воззрения и стиль жизни не по вкусу. Помогать им означает просто-напросто всю эту ситуацию затягивать.

– Благодаря тому, что мы им помогаем, мы дышим, коммандер.

Редер не мог с этим поспорить. К несчастью, поддержать позицию обитательницы Каттавасии ни он, ни Содружество тоже не могли. «Должен найтись какой-то способ это уладить, – подумал он, а потом мысленно вздохнул и добавил: – Но не сегодня».

– Безусловно, мы не станем обращаться с вами и вашей командой…

– С моей семьей, – мрачно уточнила Кави.

– С вашей семьей. – Он развел руками и поднял брови. – Мы не станем обращаться с вами так же, как с пиратами. Мы уберем ваш груз, чтобы освободить место для наших людей и необходимых ресурсов. Мы оборудуем отдельное помещение для вас и вашей семьи, чтобы вы могли быть вместе.

– Наш груз! – Кави вскочила на ноги. – Вы с таким же успехом могли быть пиратами! Результаты были бы точно такие же!

– Ну и ну! – возмущенно воскликнул Редер. – Вы контрабандистка, капитан Гэллап. А при поимке контрабандистов их груз и корабли всегда конфискуются. Вы прекрасно об этом знали, когда еще только начинали этим заниматься. Сейчас вам, леди, следует куда более о важных вещах призадуматься. Например, как быть с тем фактом, что вы оказывали помощь и поддержку врагу, что автоматически делает вас и вашу семью предателями? А наказание за государственную измену куда более суровое, чем за контрабанду.

Кави резко села.

– Моя семья ни в чем не виновна, – скованно произнесла она.

– Что касается детей, то им наверняка не о чем беспокоиться, – сказал Редер, сожалея о своей несдержанности. – А вот ваш дядя, скорее всего, пойдет в один котел с вами.

– Что будет с детьми? – спросила Кави.

– Полагаю, они будут помещены под опеку. На Каттавасии у них больше никаких родственников нет?

Кави помотала головой.

– Все разбежались. – Она развела руками. – И я не знаю, кто сейчас где. Даже в лучшие времена трудно было поддерживать связь, а сейчас это просто невозможно. – Кави бросила на него яростный взор. – Я сделаю все, абсолютно все, чтобы моя семья была в безопасности.

Редер открыл было рот, собираясь сказать, что какое бы предложение она ему ни сделала, решать все равно будет правительство. Но вместо этого он лишь покачал головой и вышел за дверь.

«Проблема в том, – думал Питер, бредя по капитанскому мостику, – что у нее серьезные аргументы. Каттавасия сейчас, наверное, годах в двадцати от пригодной для дыхания атмосферы. Когда вся эта заваруха началась, планета по сути была капитально освоена и готова к крупной колонизации. А это означало, что все пионеры, которые столько поколений столь многим жертвовали, пожнут выгоды бума. Владельцы участков станут сказочно богатыми. И то, что им предлагают эти участки бросить и стать изгнанниками, вряд ли вселяет в них оптимизм». Кави была права. Всегда и везде находились «богатые ублюдки», только и ждущие, чтобы пожать выгоду.

«Но почему я чувствую себя виноватым? – задумался Питер. – Я не богатый ублюдок, и я эту войну не затевал. Но судьба этой конкретной семьи и впрямь у меня в руках. Они предатели! – сказал он себе. – Они убили Айю!»

Хотя, если быть честным, а коммандер в данном случае не хотел быть честным, но ничего со своей натурой поделать не мог, на самом деле они думали, что защищаются от пиратов.

«Она сделает все, чтобы сохранить свою семью в безопасности, – подумал Питер. – А у меня, как у победителя, действительно кое-какая власть имеется…» И Сара была в руках у врага. Коммандер замер как вкопанный, когда в голове у него вдруг стали складываться зачатки идеи.


* * *


– Как скоро вы планируете начать допрос? – спросил Холмс, с отвращением наблюдая за дрожащей фигурой на экране.

– Полагаю, еще не скоро, – небрежно ответил аудитор. – Все, что она сейчас скажет, скорее всего, окажется ложью. – Он хлопнул ладонью по пульту, и женщина с воплем вскочила, затем энергично принялась растирать себя ладонями для тепла.

– Насколько мне известно, ложь тоже может содержать в себе информацию, – хмурясь, заметил капитан. – Кроме того, она пиратка. Пираты – слабые существа, лишенные всякой преданности друг другу. – Он покачал головой. – Зачем ей в таком случае лгать?

– А затем таким жалким созданиям вообще что-то делать? – спросил в ответ Уильямс. – Он пожал плечами, и лицо его скривилось в презрительной усмешке. – Быть может, просто от злости?

Теперь Сара лежала на боку, прижимая ладонь к глазам, словно она пыталась отгородиться от слепящего света. Уильямс сверился с пультом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать