Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 35)


Но, извините, информацию выдали самую общую…

— Общую?! — возмутилась наводчица. — Я вам даю адреса, телефоны, слепки с ключей и даже его секрет с зажатым в двери волосом. Вы ходите в квартиру, как к себе домой, и говорите — общую?!

Есаул смотрел на нее с ангельской кротостью.

— Зоенька, если ваша информация настолько исчерпывающая, то почему о наличии охраны у клиента мы узнаем не от вас, а от самой охраны?

Есаул спрашивал на авось. Он так и не разобрался, что делал Шишкин рядом с домом Кадышева — то ли подхалтуривал охраной квартиры, то ли пас ее с той же целью, что и сам Есаул.

— Какая охрана?! — Лже-Зоя разинула рот, подумала и ринулась в атаку:

— Нарочно меня дурите?! Я сто раз у них была и никакой охраны не видела!

— Верю, верю, — поднял руки Есаул. Из-за соседних столиков на них смотрели. Не хватало только скандала в этом богоспасаемом месте. — Но должен заметить, что клиент — не антиквар и не барыга. Обстановка в квартире чуть лучше средней, деньги на банковских счетах, а серьезного компромата, чтобы вытрясти из него эти деньги, вы не дали. Картинки, которые у него висят, — Шилов, Сергей Присекин, — не спорю, ценные картинки, но продать их невозможно. Те, кому по карману портрет работы Шилова, и закажут ему свой портрет, а не физиономию постороннего человека. Женских драгоценностей мы нашли тысяч на десять долларов и не стали их трогать, потому что шли не за десятью тысячами, а по крайней мере за ста. Диадему вообще не нашли — скорее всего она в сейфе, но ключ вы нам не дали, не говоря уже о том, что, помимо ключа, к замку нужен код. А оставлять явные следы взлома нам не хочется по той же причине: этого мало, Зоенька. Что там еще — компьютеры, охотничьи ружья? Ну, возьмем, продадим в лучшем случае за треть цены, вам по нашему соглашению — половина: тысяч пять, а если найдем диадему, то пятнадцать. И на этих пустяках мы потеряем ключи от квартиры, потому что он, конечно, врежет новые замки. Хотите, я сразу отдам вам пять тысяч долларов и мы расстанемся?

— Нашли дуру, — некорректно ответила Зоя. — Что вы там говорили о ста тысячах?

Есаул не стал упоминать об афере с главбухшей издательства СГВ — здесь наводчица не могла помочь и, значит, не имела права на долю. У него был еще один план, руливший в будущем гораздо более солидные деньги.

— Зоенька, ведь он старый человек, сердечник, в

любую минуту может умереть…

— Вы его убьете? — с острым любопытством спросила наводчица.

Есаул поморщился.

— Я только предположил, что он скоро умрет. А вы как верный друг семьи должны оказаться рядом с вдовой, помочь ей в борьбе с другими наследниками, вовремя дать ценный совет. Мы подскажем какой. Понятно?

Лже-Зоя молча кивнула.

Когда она ушла, провожавший ее до машины Брюхо разочарованно сообщил:

— «Нива», красная, номера сняты. Уехали в сторону Москвы, а там через пять километров пост ДПС. Я так думаю, они сейчас остановятся и номера привинтят, для гаишников Съездить за ними? На «Форде» я их мухой догоню.

— Не надо, — возразил Есаул, — никуда она не денется, сама позвонит. А начнешь ее пасти — еще спугнешь.

Ты лучше постарайся в следующий раз ее обаять и трахнуть. Самый надежный для бабы крючок — кожаный.

— Да я стараюсь, уже за жопу ее ущипнул, — поделился Брюхо. — И она вроде не против. Но ее такой «бычина» ждал в машине — больше меня! А жопа подходящая.

Два арбуза, а не жопа.

На этом обсуждение достоинств Лже-Зои закончилось. О том, что она не получит обещанной половины, не говорили — это подразумевалось. Наводчику редко платят больше десяти процентов, а уж такого наводчика, как она, лоха, не умеющего даже одеться так, чтобы не привлекать внимания, и грозящего провалом всей группе, в лучшем случае вместо вознаграждения избивают, чтобы помалкивал, в худшем — зарывают. Тут все зависит от личных склонностей преступников и от суммы, которая поставлена на карту.

Есаул склонности к насилию не имел и старался сдерживать своих отсидевших подельников. Но сейчас он чувствовал, что начинает дело, о каком мечтает каждый уголовник, — настоящее дело, последнее дело, после которого можно завязать с прошлым и стать респектабельным бизнесменом, владельцем казино или ресторана.

Судьба миллионов Кадышева не должна была зависеть от длинного языка дуры-наводчицы. Как только она сыграет свою роль, ее следовало зарыть.

Мысль об этом коробила Есаула, и он оправдывался перед собой тем, что просто не сможет сохранить наводчице жизнь, если бы даже и захотел. Братва не поймет, и вместо одного трупа станет два.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать