Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 40)


На то, чтобы спуститься со второго этажа к машине и выехать со двора, у Шишкина ушло минуты полторы.

Влившись в поток на Ленинском, он снова позвонил Виктору. Чоп сообщил, что Есаул только что, сей момент, скрылся в подъезде писателя. Еще раз Шишкин позвонил минут через пять, подъезжая к Крымскому мосту. Трубку не брали, и он понял, что провокация удалась.

Связавшись с Гришей, начальник отдела безопасности приказал взять пять человек из дневной смены и рвать к писательской квартире. Потом он сообразил, что начинать надо было с двоих, дежуривших у дома Вики Левашовой, — им и ехать ближе, и, кроме того, с их приемником можно прослушивать квартиру Кадышева — там «жучки» такие же, какие всадили его бывшей жене. Шишкин приказал своим гнать на «Октябрьское Поле», встать в сторонке, не мелькая под окнами, ждать и слушать. Через двадцать минут, подъезжая к «Беговой», он уже знал, что произошло: Кадышев и двое чопов захвачены есауловцами, причем бандитов неожиданно много — человек пять.

Каким образом они просочились незамеченными, оставалось загадкой.

— Ждать! — повторил Шишкин и перезвонил Грише.

Зам уже выехал. Взял он с собой не пятерых, как сгоряча приказал Шишкин, а двоих доверенных, и начальник отдела безопасности согласился с таким решением.

Судя по всему, предстояла стрельба в чужой квартире, которую чопы отнюдь не охраняли, а в такой ситуации невозможно быть чистым перед законом. Шишкин осознавал, что идет на преступление, но поступить по-другому не мог.

* * *

Досадовать, что, мол, попался, и пребывать по этому поводу в мерихлюндии Змея отучили несколько десятилетий назад. Времени на анализ ошибки он тоже не тратил. Главное ясно: не учел, что у чопов может оказаться ключ от его квартиры, а остальное — потом. Второй неожиданностью было то, что Есаулов, оказалось, не работал на Тарковского. Об этом тоже стоило подумать как-нибудь потом. А сейчас Змей отошел в угол и, прислушиваясь к перебранке чопов с блатными, взвешивал свои активы.

Первое: о нем забыли. Никто, кроме, пожалуй, верзилы, которому Змей в свое время прострелил руку, не принимал старичка всерьез. Есаулов не мог не заметить, что Змей держал руку в кармане, но обыскать его и не подумал, и пистолет остался у него, патрон в стволе. Наше дело, конечно, стариковское, но за секунду с четвертью мы выхватывать умеем.

Второе: граната у верзилы — обычная «фенька», замедление взрыва от трех с половиной до четырех с половиной секунд. Если он прямо сейчас по какой-то причине выпустит гранату из рук, Змей успеет спрятаться за стол, а там в левой тумбе — сейф из восьмимиллиметровой броневой стали. Рикошета можно не бояться: кругом полки с книгами, потолок — не бетон, а сухая штукатурка, деревянные перекрытия. Максимум, что грозит сочинителю Кадышеву, — легкая контузия и немного трухи за шиворот.

Третье: если не считать этой гранаты, Змей был фактически единственным вооруженным человеком в комнате. Пистолеты чопов валялись на столе — по какой-то причине Есаулов не хотел, чтобы они оказались в руках у его сообщника, которого он называл Синий (оно понятно, почему называл: на запястьях и в разрезе рубашки видны татуировки, наверное, по всему телу то же самое.

Таких на зоне зовут либо Синий, либо Расписной).

Словом, Змей мог с чистой душой считать, что контролирует ситуацию. Ему и сейчас ничего не стоило выстрелить верзиле в голову и спрятаться за сейф. Кроме него, живых в комнате не останется: «феньку» предписывается метать из укрытия, площадь разлета осколков — не менее семидесяти пяти квадратных метров. Змей и выстрелил бы, будь у него ружье, а не пистолет, на который не имелось разрешения. Впрочем, на крайний случай сойдет и пистолет. Уж кого-кого, а сочинителя Кадышева наш гуманный суд пощадит: убийство — чистая самооборона, а за незаконное хранение оружия дадут условно.

Итак, Змей стоял себе в уголочке и не без любопытства следил, как развивается конфликт между блатными и людьми Тарковского. К одному из схваченных блатные явно имели особые счеты. Двое громил взяли его в коробочку и, припоминая какой-то грех, молотили с душой и слаженностью, но без особого знания дела: один в солнечное сплетение, чтобы согнулся, другой в подбородок, чтобы разогнулся, а потом бойцы менялись ролями.

У парня перехватило дыхание, он уже посинел и немо глотал ртом воздух.

— Прекратить! — скомандовал Есаулов. — Раньше надо было геройствовать.

Похоже, это был намек на какое-то известное всем обстоятельство. Громилы заозирались. Они смотрели на Синего, ожидая подтверждения или отмены приказа, и Змей понял ситуацию: ба, да тут борьба за лидерство! Косясь на верзилу с гранатой (этот явно на стороне Есаулова), Синий высказался в том духе, что-де братва в своем праве. Верзила молча погрозил «фенькой», и правовой вопрос был снят.

Освобожденного для битья чопа снова приковали к батарее, и повисла непонятная Змею пауза. Все ровным счетом ничего не делали, если не считать делом то, что громилы обнаружили в нише между книжными полками бар и лакали двадцатилетнее виски, которое сам Змей принимал по торжественным случаям и стопочками, как лекарство. У Синего бегали глаза: посрамленный уголовник жаждал на ком-нибудь отличиться. Змей раньше, чем он, сообразил, что, если чопов бить запрещено, остается лишь одна возможная жертва. Ну, валяй, про себя

подбодрил он Синего. Лучше было действовать сейчас, пока расстановка сил ясна и не объявился какой-то Шишкин («господин Шишкин»!), которого, похоже, ждала эта братия.

— Значит, этого пня трухлявого ты два месяца пасешь? — Палец Синего с наколотыми перстнями указал на Змея. Есаулов молчал. — А замажем, что я его за пять минут сделаю? Дед! Дед, тебе говорю! Ну-ка, пискни, где бабки прячешь, и разбежимся.

— Отстань от него, — буркнул Есаул. — В банках он деньги прячет — поди возьми, если можешь.

— Поганку мне крутишь?! — взъелся Синий. — В банках — значит, сберкнижки есть! Пойдем и снимем, правда, дед?

Услышав про сберкнижки. Змей даже пожалел Есаулова. Его соперником был кретин, а такие чаще всего и побеждают, ибо сомнений не ведают и остановить их может только гибель.

— Дед! Дедуечек! Пошли за бабками! А то смотри, кожаную трубку курить заставлю!

Уголовник надвигался, и Змей опустил глаза. У таких синих развито чутье на противника. Спугнешь, чего Доброго.

— Дедуек! Ты че молчишь, проглотил чего-нибудь?

Так я еще не начал… Вздрочнем? — Синий демонстративно покатал шары в карманах и достал нож. — Дедуек, учти: кожаным — оно мягше пойдет, чем железным!

Щелкая пружиной, он подошел на расстояние контакта, но стоял несподручно. Так, как он стоял, пришлось бы его убивать. Змей закрылся беспомощным жестом, выставив руки ладонями наружу. Может, пожалеет старого? Есть же у этого хмыря отец? Хотя, если отец у него такой же, как он сам, Синий должен его ненавидеть.

— Тук-тук! Дедуечек! Пиздец пришел! — Нож с тонким свистом рассек воздух и наотмашь писанул Змея поперек ладони.

Старость, как известно, не радость. Змей уже был не способен махнуть ногами выше поясницы и вообще полагался больше не на силу, а на удары по точкам. Каковой и провел. Синий, как уже было сказано, стоял несподручно для его коронного клевка по сонной артерии. Имея под носом нож, вырубать противника надо было с гарантией, и Змей перебил ему трахею. Смешно: в каком-то американском боевичке это выдавалось за вершины тайного мастерства — плохой парень долго выдрючивался с обезьяньими ужимками и наконец ударил, визжа, как будто ему прищемили мошонку. А Змей просто воткнул Синему большой палец пониже адамова яблока.

Уголовник еще жил остаточной жизнью повешенного. Кинул руки к горлу, полоснув себя по щеке забытым ножом, и кровь побежала, живая кровь. Наверное, врачи еще могли бы его спасти, но для этого Синего надо было положить на операционный стол не позже чем через десять минут. А поскольку это было нереально. Синий де-факто уже вошел в круговорот веществ в природе. Хрипя, он попытался ткнуть Змея ножиком, но был слишком потрясен и озабочен собой. Змей выбил ножик простым ударом по запястью.

«Дедуечек», — прочитал он по шевелящимся губам, оттолкнул умирающего, чтобы расчистить сектор обстрела, и перешагнул.

Громилы, занятые истреблением виски, обернулись только на звук упавшего тела. К тому времени Змей успел достать пистолет и для вящей убедительности взвести курок.

— Вставь чеку, внучок, — попросил он верзилу с гранатой. Этот, надо сказать, наблюдал за умерщвлением Синего с самого начала (видимо, Есаулов не врал насчет его чеченского опыта), но почему-то не пытался вмешаться. Впрочем, ясно почему: он на стороне Есаулова. Какого черта они приперлись сюда выяснять отношения?!

Гранатометчик не реагировал, и Змей подкрепил просьбу движением ствола.

— Вставь, пожалуйста. Где она у тебя?

— Да граната учебная, отец, — без особого волнения сообщил верзила, показывая из кулака высверленное дно «феньки». — Запал только настоящий. Ща вставлю чеку, у меня просто пальцы свело. Ты, главное, не нервничай с большой.

— Я и не нервничаю, — ответил Змей, переводя ствол на истребителей виски, которые наконец-то сообразили полезть по карманам. — Замрите, внучки. Есаулов, скажите им.

За спиной забился в конвульсиях Синий.

— Замрите, замрите, — подтвердил верзила с гранатой. Сосредоточенно щурясь, он тыкал чекой в отверстие запала с таким видом, как будто вставлял нитку в иголку.

Есаулов (если он действительно Есаулов) онемело смотрел на своего поверженного соперника-сообщника.

Змей слышал позади себя дробный стук и, не оборачиваясь, знал, что Синий пляшет, как марионетка, и кровавая пена лезет у него изо рта.

— Синего замочили! — охнул один из истребителей виски и, мало что соображая, снова дернул рукой к карману.

Пускать в ход незарегистрированный пистолет не хотелось. Давая бандиту время опомниться. Змей выждал долгие две секунды, и тут директрису перекрыла спина верзилы. Он подскочил и вмазал своему рукой с зажатой гранатой.

— Базара нет, отец. Мы уходим.

— Скатертью дорожка, — пожелал Змей. — Тело захватите, а ключики от двери оставьте. И от наручников.

— Глохни, гнида, — ерепенился получивший гранатой бандит. Верзила в спину вытолкнул его из кабинета и вернулся за Синим.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать