Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 51)


— У меня в госпитале пропало колечко, Змеево. А там бегала дочка буфетчицы, и, смотрю, у нее что-то в кулачке. Я: «Мариночка, что у тебя, покажи» — а она играет: «Не покажу». Потом видит: я серьезно — и давай орать… Знаешь, чем кончилось?

— Пришла мать и отобрала, — предположил Сохадзе.

— Сперва нашлепала. А было у Мариночки не колечко, а гайка блестящая от прибора. Гайку-то ей оставили, но что получено по жопе, то получено…

— Только что придумала? — физиономия у издателя была кислая. Похоже, представил, как его кладут поперек колена и спускают штаны.

— Ага, — не стала врать Татьяна. — Жора, твоя гайка никому не нужна, но кулачок они тебе разожмут, если сам не покажешь.

— А сюда этот человек не может приехать? — сдаваясь, осторожно поинтересовался Сохадзе.

— Нет, просил тебя в свой кабинет. Поехали, нас ждут.

Издатель еще колебался.

— А фотографии отдашь?

— Да хоть сейчас забери! Меня от твоей волосатой задницы с души воротит, — искренне ответила Татьяна.

* * *

Войдя к Шишкину, она поняла, зачем начальнику отдела безопасности хотелось заполучить Сохадзе в свой служебный кабинет и ни в какое иное место. Обстановочка у него была, как в логове современной гадалки: стены задрапированы черным, льющийся неизвестно откуда рассеянный свет выхватывал из мрака висящие как будто в воздухе блестящие шарики на коромыслах. Шарики совершали сложные движения во всех плоскостях. От них было глаз не оторвать. Довершали картину сразу шесть поставленных в два ряда мониторов с танцующими на экранах геометрическими фигурами.

— Приехали? — вышел из тьмы Шишкин, сам весь в черном, клюнул губами Татьянино запястье и устремился к Сохадзе:

— Искренне рад, Георгий Вахтангович! Что жизнь с нами делает, а? Давно мечтал познакомиться поближе, просто как читатель с издателем, а встречаемся по делам печальным и нелепым.

— Поближе? — изумился Сохадзе. — А разве «подальше» уже было?

Шишкин, который успел завладеть его волосатой лапой и тряс ее с энтузиазмом истового поклонника, наклонился к издателю и что-то шепнул.

— Так бы сразу и сказали, — облегченно буркнул Сохадзе.

— Татьяна Петровна, подождите, пожалуйста, в соседней комнате, — бросил через плечо Шишкин. — А вы, Георгий Вахтангович, присядьте и расслабьтесь. Вреда вам никакого не будет, одни приятные ощущения. Хотите коньяку для отвязки?

Татьяна вышла в коридор, сощурилась, попав из темноты на свет, и угодила в объятия кого-то высокого и дорого пахнущего.

— Извините.

— Виноват, — одновременно с ней среагировал мужчина, деликатно отстраняя Татьяну.

Она разинула рот. Перед ней стоял спасатель из «Службы 666», дуривший медичек прибором голливудского профессора. Его сальные лохмы куда-то подевались (подстригся или был тогда в парике?), прежний студенческий свитерок уступил место белой рубашке с галстуком, и стало видно, что у лжеспасателя лицо журнального красавчика.

— Я — Виктор. Мне приказано вас развлекать, Татьяна Петровна. — Он сверкнул обольстительной улыбкой, и Татьяна подумала, что «Петровна», пожалуй, лишнее — Пойдемте, посидим. Любите сухой мартини?

Татьяна так и не поняла, то ли Сохадзе допрашивали на полиграфе, то ли гипнотизировали, то ли и то и другое вместе. Во всяком случае, вытянуть из него что-нибудь полезное не удалось. Шишкин выглядел умеренно довольным, как ученый, исключивший ошибочную гипотезу и, следовательно, приблизившийся к истине.

— Теперь берись за Левашову, — потребовал он. — Лебеду оставим на потом.

— Почему? — Татьяна сморщилась. Вчера было не до того, чтобы сводить счеты, даже поплакали вдвоем, но той поездки со Змеем на дачу она Вике не простила.

— Потому что дача Лебеды — последнее место, где Владимир Иванович был в тот день. Значит, скорее всего он скинул документы раньше, — пояснил Шишкин и в своей манере тут же выдал пример:

— Представь, летит самолет с задачей выбросить диверсанта Обученный летчик никогда не повернет сразу после выброски. Он будет лететь дальше и дальше, чтобы обмануть наземные посты наблюдения. Поэтому, если хочешь поймать диверсанта, ищи его не в точке поворота, а по всему маршруту.

— Ладно, только уж в вашу колдовскую пещеру я ее привести не берусь. Буду по-своему, по-женски, — сказала Татьяна.

— Дело твое, — не стал настаивать Шишкин. — На Сохадзе имелся компромат, а Левашова неуправляема.

Хотя не сбрасывай со счетов этот вариант: женщины обожают мистику, и мы можем подсунуть ей хоть Виктора с прибором, хоть нечто вроде бабы Паши.

— И про бабу Пашу знаете?! — Татьяна подумала, что, имея дело с Шишкиным, разучишься удивляться.

— Люба, соседка твоя, рассказала Виктору. Видишь, он и был-то у нее минут пять, а сколько узнал!

— Попробуем, если у меня не получится, — согласилась Татьяна, — но сначала я по-женски.

За Сохадзе Шишкин расплатился с ней визитной карточкой нотариуса.

— Там тебя примут. Можешь не говорить, что ты от меня, просто предъяви карточку. Их кому попало не раздают.

Татьяна отметила про себя, что начальник отдела безопасности в одностороннем порядке перешел с ней на «ты». Значит, все же не союз, как он обещал, а вербовка: осведомитель Усольцева и куратор Шишкин. Ей было все равно.

Полуподвал, железная дверь, звонок, сонная морда охранника за зеленоватым бронестеклом, визитная карточка вместо пропуска, комнатка с евроремонтом. За компьютером

кругленький, как воздушный шарик, молодой брюнет.

— В первый раз консультация бесплатная, потом двести долларов, — предупредил шарообразный нотариус, отобрал у Татьяны визитку и, не касаясь ее пухлыми пальчиками, смахнул в ящик стола «Гражданским кодексом». Очевидно, визитка служила еще и талоном на бесплатную консультацию. — Так что у вас?

— Пять лет состояли в гражданском браке. Муж был старше меня. Вчера похоронили, — начала объяснять Татьяна. Шарообразный остановил ее взмахом ладошки.

— Завещание не оставил или не заверил… Очень правильная мера предосторожности при такой молодой жене, — сказал он совершенно будничным тоном. — Давайте, что у вас, давайте!

Взяв у Татьяны завещание, обведенное по буквам с Викиного, Шарообразный долго вертел его, смотрел на свет и даже обнюхал. Глянул на Татьяну из-под золоченых очечков:

— А вы таки признайтесь, девушка, подлинник у вас с собой?

Татьяна обмерла:

— Какой подлинник?

— Не смущайтесь, не у прокурора. На будущее скажу: когда обводят по написанному, нажим сильнее и рука идет медленнее, съезжает с буковок, а вы ее возвращаете, и получается такое дрожание. Есть подлинник, давайте сюда… Да вы отпустите, не бойтесь. Что вы так волнуетесь?! Вы платите, так должно быть все, как в аптеке.

Фирма гарантирует.

Фирма действительно гарантировала: нашлось и место в книге записей на странице полугодичной давности, и факсимиле нотариуса, который в то время работал, а сейчас уволился, и подпись Змея будет ну совершенно как настоящая. И формулировочка глобальная — «все принадлежащее мне имущество», без перечисления. С перечислением, сказал Шарообразный, будет дороже, атак — четыре штуки. «Зеленых», естественно. Через недельку зайдете. Нет, машина, дача и гараж будут еще не вполне ваши. Другие наследники могут опротестовать завещание, им на это дается полгода. Но документ у вас будет добротный, бояться нечего.

Подвисала только квартира. Старые немецкие домики не приватизировали. Змею как заслуженному и так далее разрешили приватизацию, но с получением документов он так и не успел. Значит, предстоит сложная процедура доказательства, подробно объяснил ей нотариус, довольный, что она не стала спорить из-за суммы гонорара: а) что квартира — это его имущество; б) что у нее, Татьяны, право наследования всего имущества; в) что она проживала в этой квартире пять лет, имеет право прописаться на данной жилплощади и вкладывала в эту квартиру свои средства, а следовательно, имеет право на квартиру как часть имущества; г) почему проживала — потому что состояли с гражданином в фактических брачных отношениях, которые тоже должны быть доказаны, нужны свидетели.

Вот тебе и раз — свидетели… Кто свидетели? — закрутилось в голове у Татьяны. Соседи? Могут и не пойти из зависти. Игорь? Потребует гараж. Сохадзе? Чего доброго, спать заставит, противно. Хотя тринадцатый роман… Нет, не заставит. Будет как шелковый.

— Все пункты при доказательстве обязательны, но из одного не следует другой, — многозначительно поднял палец нотариус.

— Что это означает?

— А это означает то, девушка, что каждый пункт придется обосновывать и доказывать отдельно. В том числе и в суде. С совершенно независимыми судебными издержками. Вы меня понимаете?

Татьяна понимала. Гараж, теплый бокс, при таком раскладе не доставался не только Игорю, но и ей самой, придется продать. А с другой стороны, гараж нужен не только потому, что жалко, но и потому, что он вполне может пойти как взятка в муниципалитет при борьбе за квартиру. Партия вырисовывалась — не просто квадрат о четырех углах а, б, в, г, но со сложными ходами-лабиринтами, и за каждым поворотом враги, враги!

— Это будет сложно?

— При нынешнем состоянии юриспруденции и правовой базе, — напыжился Шарообразный и вдруг хитро улыбнулся, — доказуемо-таки практически все: и шьто был мальчик, и шьто не было мальчика. Кому шьто по средствам.

— А какие сейчас расценки? — осторожно спросила она.

— Наша фирма, скажем, берет процент от стоимости «отбитого» — от пятнадцати и выше, если дело совсем гнилое. И за каждый судебный процесс отдельно.

Не только гараж, но и машина, прикинула Татьяна.

— Это если еще другие наследники не объявятся, добавил нотариус.

«Другие» — мог быть сын. И Игорь с Наташкой. Да и Вике она до конца не верила.

— И, кроме того, по закону при вступлении в права наследования вы должны будете уплатить пошлину государству, я думаю, в размере десяти процентов от стоимости наследуемого, как «прочие наследники». Вот были бы вы законная жена, заплатили бы три процента, — продолжал Шарообразный.

— Это я сама знаю. Не успела.

— А можно было успеть, — сказал Шарообразный. — Когда он уже., того, ну, вы понимаете, а у вас в руках еще его паспорт. Оформили бы тем же днем: дескать, от радости скончался, хи-хи-хи!

А ведь такой момент был, подумала Татьяна, когда она везла его паспорт из больницы в загс за свидетельством о смерти. И в загсе была. Но не знала, что так можно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать