Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 53)


— Тринадцатый роман, — напомнила свою цену Татьяна. У издателя-бабника поубавилось прыти, зато показал клыки издатель-кровосос.

— Врешь ты все, Танька, — заявил он тоном, каким берут детишек «на слабо». — Ты хоть Володькино последнее интервью читала? Он четко сказал за неделю до смерти: будет следующий роман, но нескоро. А ты мне баки забиваешь, что у него готово и сто страниц, и синопсис.

Да «негры» пишут по десять страниц в день, за месяц можно закончить роман. Стал бы он говорить «нескоро»?

Татьяна решила тоже показать зубки:

— А где обещанный кофе?

— Кофе-то мне не жалко. Ты признайся, врешь насчет романа?

— Кофе! — отрезала Татьяна.

Сохадзе покорно потянулся к телефонной трубке — звонить секретарше. Добрых десять минут Татьяна просидела молча, не отвечая на его попытки заговорить, а когда секретарша в мини принесла кофе, понюхала чашку и со змейской стервозной интонацией заявила:

— Растворимый. Помои. Уберите.

— Ну что, теперь довольна? Как жить-то собираешься? — проводив секретаршу взглядом, спросил Сохадзе.

Секретарша ревниво крутила задницей.

— Богато собираюсь жить, — сказала Татьяна, — и ты мне поможешь. Потому что есть и тринадцатый роман, и еще страниц на пятьсот набросков: описания, байки, сюжетные линии. Наймешь талантливого мальчика без имени…

— Не учи ученого, — огрызнулся издатель-кровосос. — А вообще неплохо Змей тебя натаскал. Я-то все:

Танечка, белочка-куничка, а ты соображаешь…

— Я, Жора, сама натаскалась. Все его романы набирала на компьютере и даже правила, если у него женщины говорили по-мужски. А к денежным делам он меня не подпускал на пушечный выстрел. Поэтому предлагаю тебе сделку: у нас с тобой есть торговая марка — имя писателя Кадышева. Я им владею, ты его продаешь, пока продается… Только, пожалуйста, язык свой прибереги для секретуток, а мне он без надобности.

Сохадзе, потеряв обычную развязность, долго и серьезно смотрел на Татьяну.

— Да, ты его жена, — заключил он. — Позволь один совет: не торопись замуж. Как специалист тебе говорю, Танька: зашей пипиську так примерно на год. Повдовствуй и разберешься, кто есть кто.

— Все зависит от тебя, — откровенно заявила Татьяна. — Без любовника я перебьюсь, привыкла на голодном пайке. А без покровителя не смогу: не удержу наследство.

Если будешь помогать, я никого не подпущу ни к себе, ни тем более к делам. Первая просьба: найди нормального покупателя на диадему, а пока дай четыре тысячи.

— Рублей? — Сохадзе с готовностью полез в бумажник.

— Юаней!.. Жора, прекрати финтить!

— Разве я когда финтил?! — Изображая возмущение, Сохадзе гулко заколотил кулаками в крахмальную грудь, что было вовсе не к лицу потомку княжеской фамилии. — Таня, хочешь — верь, хочешь — нет, но денег у меня ни гроша. Мы же с Наташкой попали в аварию, она

за рулем, а я, получилось, виноват: Наташке на поправку здоровья дал, мужику, которому она въехала в зад, заплатил, свою машину ремонтировал за наличные да еще дал отступного инспектору, и много, потому что мы с ней были пьяные… — Издатель-кровосос продолжал затаскивать ее в те области, где она ничего не понимала. — Расходные деньги у меня вылетели на эту аварию, зарубежные счета я, извини, светить из-за тебя не стану, а в издательстве у меня ноль с минусом. Декабрь, пора считать налоги.

Спроси кого угодно: к концу года все стараются либо слить деньги, либо вложить. Я, если хочешь знать, еще и должен за бумагу и полиграфию полмиллиона.

— Я чужого не требую. Дай аванс под будущие допечатки.

— Так говорю же: денег нет!

— Ну вот и определились, — сказала Татьяна. — Сегодня же пойду и продам тринадцатый роман туда, где есть деньги.

Сохадзе засуетился:

— Погоди, Тань! Я еще не сказал, что отказываю, а ты Сразу — фыр, фыр! Так дела не делаются… Хочешь, возьми тираж «Морского Змея в раю», у меня осталось шесть тысяч экземпляров. Последний роман, продается неплохо. Сдашь по доллару мелким оптовикам, координаты я тебе дам. А когда будет допечатка, вычту из твоего гонорара по себестоимости, центов по шестьдесят.

Татьяна уже запуталась. Твердо она понимала только одно: здесь какой-то обман.

— А почему ты сам не можешь сдать оптовикам?

— А потому, солнышко, — ответил Сохадзе, снова вываливая свой длинный язык, — что я юридическое лицо. Мне придется проводить эти деньги по счетам, и тут-то их и слижут злые тетеньки из налоговой инспекции. А ты — физическое лицо. Однократные сделки такого рода тебе закон разрешает. Если хочешь, чтобы совсем уж все по закону, укажешь эти несчастные шесть тысяч в налоговой декларации. При твоей сестринской зарплате налоги с тебя возьмут по минимуму.

— Опять налоги?! — вздохнула Татьяна.

— Так потому я тебе и даю книжек не на четыре тысячи, а на шесть, с запасом!

Вот так, доброжелательно улыбаясь и честно отвечая на все Татьянины вопросы, издатель-кровосос повесил на нее страшную обузу. Через час после того, как Татьяна вернулась домой, ей привезли книжки на маленьком грузовичке. Шесть тысяч экземпляров, целая библиотека.

Штабель занял треть спальни. Татьяна тут же начала звонить оптовикам, и от всех слышала одно и то же. Да, «Змей в раю» идет, но так себе — это уже вторая допечатка, Москва наелась. Да, взять могу, но не раньше января, а до Нового года я уже затоварился у Сохадзе.

Звонить издателю-кровососу значило расписаться в своем бессилии. Татьяна решила потолкаться на книжном рынке в «Олимпийском».



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать