Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 62)


ЗАВТРА ВСЕ СТАНЕТ ЯСНО

Методы расследования каждого преступления, как и само преступление, строго индивидуальны.

Ю. ГОЛДОВАНСКИЙ и др. Криминалистика


Есаул знал о ней пугающе много, в том числе и то, что завещание у нее поддельное. Но чем он мог угрожать — анонимкой в суд? Пускай пишет. Шарообразный нотариус, Татьянин, так сказать, соавтор по завещанию, заверил ее, что документ сделан мастерски, даже чернила состарены искусственным способом. Ни один эксперт не даст однозначного заключения, что это подделка. А на случай сомнений у Татьяны было несколько вариантов брачного контракта, где Змей тоже завещал ей все движимое и недвижимое. Эти написанные рукой мужа наброски, хотя и не имели юридической силы, косвенно подтверждали подлинность завещания и придавали Татьяне уверенность. Она не преступница. Она выполняет волю мужа, которому смерть помешала соблюсти все формальности.

Вторая из постоянных угроз Есаула — сообщить в налоговую инспекцию, что Змей скрыл от налогов почти полмиллиона долларов дохода. Эту цифру едва ли знал сам Змей, поскольку из осторожности не вел таким деньгам отдельного учета. Шишкин говорил, что рэкетиры получили информацию от главбухши издательства, но это не означало, что наводчиком не мог быть Сохадзе.

Одно время Татьяна так и думала, но в конце концов отказалась от этой мысли. Уж свою-то выгоду Георгий Вахтангович никогда не упускал. А выгода его состояла в том, чтобы Змей был жив-здоров и писал романы, с которых он получал десять процентов, а издатель-кровопийца, стало быть, — все остальное.

Не рассказывая о рэкетирах, Татьяна посоветовалась с Сохадзе: что, если налоговая инспекция узнает о скрытых доходах Змея и заставит платить ее, наследницу?

В ответ она услышала: "Девочка моя, ну как они узнают?

Часть тиража печатается официально, с нее я плачу налоги, выдаю автору гонорар, и с автора тоже дерут налоги.

А другая часть и печатается за черный нал, и за черный нал продается с лотков, и гонорар за нее автор получает черным налом. Конечно, нам приходится вести двойную бухгалтерию, чтобы торгаши не надули. Но как только тираж продается, я лично уничтожаю все записи. Поймать нас можно только на горячем, а уже распроданные книги пересчитать невозможно. Так что спи спокойно".

Таким образом, два самых страшных обвинения лопнули, как мыльные пузыри. Татьяна перестала впадать в истерики из-за звонков Есаула и самым тщательным образом проверила все рэкетирские страшилки: и что «Мерседес» — де у Змея растаможен с нарушениями, и что пошедший на дачу брус какой-то левый. По всем пунктам Змей или оказался чист перед законом, или его грехи были недоказуемы, как в случае с налогами.

Есаул уже и сам понимал, что Татьяна срывается с крючка. Вчера по телефону он вместо длинного перечня уже не пугавших ее угроз начал сразу с поджога дачи: мол, погоди, уедет брат.., а можем поджечь и с братом, поглядим, какой он спецназовец.

Татьяна в ответ взяла да и «продала» дачу.

Когда она сообщила об этом своей подвыпившей компании, отец от неожиданности поперхнулся осетриной и выплюнул на стол вставную челюсть. Для остальных эта новость тоже была как гром с ясного неба. Мать заохала: а как же мы, а как же внуки… Они с отцом собирались жить на даче круглый год. Вика и ее Сергей одинаковым движением запустили руку в затылок: вот вам И наследница-хранительница. Вскочил и убежал в ванную материться Сашка — он всегда был заодно с родителями.

Игорь, конечно, спросил: «За сколько продаешь?» Сохадзе, конечно, сказал: «Оформляй все только через своего нотариуса», а Барсуков заметил: «Из госпиталя ты, надо полагать, уволишься». Лица у всех троих были прекислые.

А Галька заулыбалась: «Правильно, Тань, я тебе давно говорила: продавай! Положишь деньги на книжку и живи на проценты! Родителям поможешь, а когда и племянникам чего подкинешь…»

Рэкетирский наводчик ничем особенным себя не выдал. Теперь надо было смотреть, кто первым засобирается домой: компания ему надоела или побежал звонить хозяевам?

Татьяна понемногу пересказывала свою еще вчерашнюю заготовку, приспосабливая ее к появившемуся кстати дальневосточному капитану, а про себя замечала, кто задает подозрительные вопросы. Но подозрительные вопросы задавали все, кроме Вики с Сергеем. Сладкая парочка сидела с такими гадливыми физиономиями, что было совершенно ясно: первыми домой уйдут они. Однако говорило это лишь о том, что Татьяна сильно упала в глазах второй змеежены. Остальные дружно лезли в душу. Если пропустить ее ответы на «Как ты могла, ни с того ни с сего?!» и прочие охи, у Татьяны сложилась такая история:

— Капитан богатый, бомбардировщиками возит в Москву красную рыбу. И берет он дачу не одному себе, а на несколько семей — там же участок полгектара, можно строиться и строиться.

— Как зачем? Да затем, что служить хорошо на Дальэдем Востоке, подальше от начальства и поближе к красной рыбе, а к пенсии лучше перебраться в Москву.

— Дают много, а сколько — не скажу («Потом скажу, — про себя добавила Татьяна. — Каждому по отдельности, и всем назову разные суммы… Я тебя, гада, вычислю!»).

— Потому и продаю, что вступить в права наследования могу только через полгода, а деньги на адвокатов нужны сейчас. Капитан дает задаток на адвокатов.

— Не обманет. Он откроет вклад с поручением, чтобы эти деньги

нельзя было снять ни мне без него, ни ему без меня.

— Почему кота в мешке? Завтра с утра покажу ему дачу, и он сразу даст задаток.

— Очень большой задаток. Никогда не видела столько живых денег.

— Нет, он приедет с нотариусом.

— Потому что спешит, в двенадцать у него самолет.

— А чего мне бояться? Я Сашку возьму. Поедем на «Мерсе», подбросим капитана до аэродрома, а по пути заедем в банк, и он положит деньги на мое имя.

Под конец этого перекрестного допроса Татьяна с большой уверенностью подозревала Игоря и Наташку.

Змееплемяш с дочкой ухитрились в невинной форме выведать самые важные для рэкетиров подробности. Скажем, Игорь только буркнул, что капитан берет кота в мешке. А у Татьяны в ответ непроизвольно выскочило:

«Завтра с утра покажу ему дачу», то есть приблизительное время. Потом Наташка спросила, зачем везти нотариуса на дачу, и опять у Татьяны само запросилось на язык: мол, спешит капитан, в двенадцать у него самолет Причем то, что самолет именно в двенадцать, пришлось выдумывать с ходу, но Татьяна не могла оборвать фразу на просто «он спешит» — уточнение «в двенадцать» потянулось следом, как нитка за иголкой. Она ли такая болтливая или это общая для всех особенность психики?

Словом, не зря змееплемяш просиживал казенные штаны, обучаясь тактике допроса в Военном институте иностранных языков. И дочечку воспитал по своему образу и подобию. Наташка и в семнадцать лет была себе на уме, а сейчас, похоже, выросла в законченную гадюку. Не то что простодырая Татьянина сноха Галька, которая с плохо скрываемой жадностью спрашивала, сколько все же дают за дачу и какой задаток.

Оставалось несколько завершающих штрихов. Татьяна утащила Вику в спальню и там, рыдая на груди второй змеежены («А что я могу?! Адвокаты присосались как пиявки!»), между прочим назвала цифры: четыреста пятьдесят тысяч долларов, в том числе задаток — семьдесят пять.

Как она и думала, продолжавшая дуться Вика для приличия посидела с ней минут пять и собралась уходить.

Напоследок Вика воткнула шпильку:

— Так я могу взять машинку, ты не передумала?

Татьяна ответила кротким вздохом:

— Конечно, бери. Я и насчет дачи не передумала, а просто жизнь заставляет.

Не успела Вика уйти, обняв футляр с пишущей машинкой (догадливый Сергей уже прогревал мотор их новенькой «Дэу»), как явился Дмитрий с женой Ларисой и пятилетним змеевнуком.

Лариса смотрела на богатую вдову с кислой завистью, а ее обделенный наследством муж благожелательно чмокнул Татьяне руку, извинился, что приехали поздно («Мы со съемок. Лариска и этот молодой человек изображали зрителей»), и сказал зевавшему во весь рот ушастому «молодому человеку»:

— Вова, поздоровайся с тетей Таней!

Надо же, Вова! На мгновение, Татьяна почувствовала себя подлой захватчицей. Как знать, если бы Змей успел увидеть внука…

— Володя его видел? — спросила она Дмитрия.

Тот изобразил самую скорбную из своих телеулыбок.

С таким лицом он рассказывал зрителям истории о всяких беззакониях. Наверняка сейчас он подумал то же, что и Татьяна: если бы Змей успел увидеть внука, то неизвестно, кто устраивал бы сегодня поминки в его квартире — вдова или сын.

Вова, которого воспитывали не иначе как по доктору Споку, без малейшего стеснения отправился в разведку.

Забежал к гостям в кабинет, поучил всех, что курить вредно, сунулся к Татьяниной матери на кухню, назвал ее бабушкой — та растрогалась — и в конце концов схватил никому не дававшегося котенка Вовчика. Самостоятельный Вовчик льнул к мальчишке как к родному.

Лариса кинулась отнимать котенка:

— У него на кошек аллергия!

Змеевнук заревел, Вовчик заорал.

Дмитрий взял обоих на руки и понес по квартире. За ними с позабытым в руках кухонным полотенцем шла Татьянина мать. Остановились в гостиной у шиловского портрета Змея.

— Смотри, — сказал сыну Дмитрий, — это твой дедушка!

Портрет казался фотографически точным, до лопнувшего сосудика в глазу. Но все же Змей на нем выглядел не Змеем, а собственным художественным образом: он смотрел твердо и оптимистично, как положено было смотреть тогда еще советскому военному писателю, и морщин у него на лице было сколько положено, чтобы показать пережитые тяготы, но в то же время с этими тяготами не переборщить. Составлявшие основу змейского характера властность и недоверчивость исчезли, и этот портрет несомненно пожилого, не омоложенного художником человека странным образом напоминал детское лицо его внука, тоже пока что лишенное следов характера.

— Очень на Владимира Ивановича похож! — прокомментировала Татьянина мать.

Сделав ей страшные глаза, Татьяна кивнула в сторону кухни. И наткнулась на всепонимающий взгляд змеесына.

— Правда ведь похож, Татьяна Петровна, — просительным тоном сказал Дмитрий.

Татьяна в этот момент заметила, как по коридору деловито протопала нагруженная сумками Галька. Ну конечно, ей давно пора в свое Софрино, у нее дети оставлены на соседей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать