Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 66)


Эпилог

ЗМЕЙ ПРОСНУЛСЯ

Папу, доброго несовременного папу, расплатившегося за грехи детей, похоронили на Украине рядом с его, родителями. Мать слегла. К ее переживаниям добавилось и то, что Сашка запретил ей встречаться с внуками, проклиная в них подлую Галькину породу.

А Гальку они с Татьяной пожалели ради детей. Еще до приезда милиции договорились все втроем, что будто бы она знать ничего не знала, кроме того, что муж ночует на даче, и по женской подозрительности хотела с утра пораньше нагрянуть с проверкой. Допрашивали их по отдельности, а когда сличили показания, стало известно, как Галька отблагодарила мужа: рассказала следователю, что Есаул кричал: «Не стреляй, я без оружия!» — а Сашка все равно выстрелил. Пистолет Есаула нашли. Вопрос был в том, выронил ли он оружие после смерти или бросил, желая сдаться. Прокурорская машина была настроена на то, что раз есть пять трупов, должен быть и виноватый. Сашке замаячило в лучшем случае «убийство в состоянии аффекта» — до трех лет, — в худшем — «убийство», от шести до пятнадцати.

На очной ставке с женой потрясенный Сашка твердил одно: «Галя, как ты могла?!» И услышал в ответ: «Мне самой тебя жалко. Но все должно быть по закону!»

С ним случился эпилептический припадок. Следователь, сам несколько раз побывавший в чеченских командировках, несмотря на давление начальства, назначил медицинскую экспертизу, и все чудесным образом переменилось. Сашкино дело закрыли и с честью отправили его в отставку, назначив пенсию в размере жалованья.

Какую роль сыграла в этом Татьяна (а точнее, связи Барсукова) — семейная тайна.

Как и во всякой драме (и, как всегда, слишком поздно), нашлись доброжелатели, раскрывшие Сашке глаза: с Галиной спал особист из его части, который, очевидно, и «научил жизни» недалекую и жадную бабу. Они не отстали от Сашки до сих пор. Жена не дает ему развода, пока инвалид Чечни не получит новую квартиру взамен служебной. Тогда Галька с особистом накинутся, отберут и, наверное, некоторое время будут счастливы.

Барсуков выбил для гинекологии ставку сексолога, обязанности коего выполняет по совместительству его земляк, виртуоз скребков и расширителей Коля Вершинин. Новые услуги пошли на «ура». Засим в рамках программы конверсии Барсук открыл консультационный кабинет за территорией госпиталя. Он и сам находит время для работы в кабинете, используя свой опыт пластического хирурга. Мужики из близлежащих домов показывают на него пальцем: «Это доктор, который удлиняет, выпрямляет и вставляет стержень». По сути, так оно и есть, хотя в медицинских терминах называется гораздо непонятнее. Прооперировав необходимое количество вялых начальственных членов, Барсук наконец-то получил генеральские погоны.

Любка Могила вышла за своего подполковника и уехала с ним на Дальний Восток «за бараном», как иногда говорят по старой памяти, имея в виду полковничьи, папахи, хотя сейчас их уже не носят.

Игоря хозяева его совместного предприятия командировали в Сирию.

Наташка вышла за Сохадзе, продолжая работать референтом у Тарковского.

Виктор Саулович без помех влился в славную плеяду депутатов, не посещающих заседания Думы; в узком кругу любит пошутить: это, мол, максимум того, что он может сделать для избирателей.

О судьбе Шишкина ничего не известно. На освободившееся место шефа службы безопасности Виктор Саулович сманил прокурорского следователя Андрюшку.

А месяц спустя, радуясь пухлому конверту с первым жалованьем, бывший младший советник юстиции с недоумением обнаружил на нем пометку бухгалтерии «Под расчет». Содержавшийся в его контракте стандартный пункт об испытательном сроке оказался ловушкой. Государственную службу Андрюшка к тому времени оставил, место у Виктора Сауловича так и не получил. По какой причине миллионер снизошел до расправы с мелким чиновником, я судить не берусь. У богатых свои капризы.

Компроматы Змея так и не были опубликованы — ни те, которые Сергей взял себе, ни те, которые передал (или якобы передал) Дмитрию.

Когда истекли

положенные по закону полгода, Татьяна, захватив для поддержки Вику, пошла в районную нотариальную контору. Вместе они пересмотрели книги заявлений прав на наследство. Заявления от Дмитрия Савельева не было. Через Сергея до Татьяны доходило, что в последнее время у ведущего «Криминального интереса» начались конфликты с руководством РГТРК, и выход его ток-шоу в эфир приостановили. Как-то раз она слышала «пасынка» по «Эху Москвы» — тот рассказывал, что организует конно-спортивный центр в Ивантеевке и приглашал благотворителей. Про ток-шоу сказал: «Павильон никак не построят». Было ясно, что с работой и деньгами у него плоховато. Недавно он выступал в пресс-клубе — небритый, взлохмаченный, с помятым лицом. Пьет?

А у сочинителя Кадышева вышла тринадцатая книжка о Морском Змее и рекламируется готовящаяся к изданию четырнадцатая. На этот счет есть несколько соображений.

Для успеха книги нужно, чтобы автору было что рассказать, чтобы он умел рассказывать и обладал волевым характером, без которого рассказчик сворачивает в колею устоявшихся мнений и сюжетных штампов. Способности без характера и жизненного опыта — признак эпигона.

Расставлять слова в таком порядке, чтобы они читались гладко и без особой скуки, могут десятки, если не сотни тысяч людей. Из них получаются редакторы и «негры», создающие коммерческую литературу по наброскам авторов с именем. Если судить по результату, здесь нет халтуры: три слагаемых успеха соединились на страницах книги, только донором был не один человек, а двое.

Татьяне достались в наследство первые сто страниц и сюжет тринадцатого романа. Оставалось сесть и расставить слова. Сохадзе нанял «негра». Тот использовал все излюбленные словечки Змея, вставлял целые страницы из других его черновиков, но результат был плачевным: рукопись выглядела, как небоскреб, скрепленный ласточкиной слюной. Рассчитывая, что читатель в любом случае клюнет на имя Кадышева, Сохадзе готов был опубликовать и такой вариант. Татьяна, взятая в оборот издателем-кровопийцей, кинулась за помощью к Вике, та попросила помочь своего Сергея… Результат был потрясающий. Татьяне казалось, что написанные Сергеем страницы она сама набирала на компьютере под диктовку Змея. Так и появился тринадцатый роман, а Сергей без понуканий засел за четырнадцатый.

Татьяне он объяснил свой энтузиазм просто: его, мол, книги выходят максимум тридцатитысячным тиражом, а первый роман Кадышева набрал за пять лет два миллиона; хочется заработать на Змее, Сохадзе обещал платить потиражные и тебя, Таня, не обидит.

В тот момент она поверила.

А потом Сергей обратился к ней с просьбой. Сущий пустячок — в стойке его «Дэу» застряла пуля. Наверное, какой-то дурак пальнул спьяну, а ему, Сергею, головная боль: в автосервис ехать — они ж обязаны в милицию сообщить, потом разбирайся, и нельзя ли, Таня, попросить твоего брата… Стойку заварили, дешевенькую «Дэу» Сергей продал и купил «БМВ».

Татьяна поняла, что Сергей не пишет, а живет четырнадцатый роман сочинителя Кадышева.

Ни она, ни Сергей, ни Вика ни словом не обмолвились о той ночи, когда они втроем под присмотром котенка Вовчика планировали акцию; о бешеной гонке в одолженной у композитора машине — с выключенными фарами да по проселку; о том, откуда у нее появились деньги на расходы для получения наследства, у Сергея — на ту самую «Дэу», а у Вики — на то, чтобы стать совладелицей частного вуза. События более жуткие и печальные вытеснили эту историю из Татьяниной жизни, и казалось, что все обошлось. И вдруг — эта пуля, этот «БМВ» ценой в квартиру, и не во всякую…

Татьяна понимает, что Сергей не остановится. Рано или поздно он влипнет и потянет за собой ее. Она еще не решила, как поступить.

Змей проснулся и не собирается засыпать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать