Жанр: Криминальный Детектив » Ольга Некрасова » Свои продают дороже (страница 8)


ТАРТАЛЕТКИ СКОСОБОЧИЛИСЬ

Когда гостишь у кого-нибудь в доме или на даче, не забудь осведомиться об обычаях хозяев.

Э. Я. СОЛОВЬЕВ. Этикет


Татьяна. Вечер того же дня

Она приехала. Вика. Если не соперница, то уж стерва, это точно. Ведь не могла не понимать, что ранит Татьянино самолюбие, и приехала. Самое ужасное. Вика с мужем шли по той самой дорожке, на которой никто не мог появиться без предупреждения. Выходит, Змей дал ей электронный ключ от калитки. А может, она здесь не впервые?

Вика с любопытством озиралась и что-то объясняла шедшему рядом с ней мужу, бугаю за метр восемьдесят.

Татьяна немного успокоилась: нет, она явно здесь не была с тех пор, как Змей построил дачу. А участок, разумеется, видела — Змей ухитрился отхватить его, когда был депутатом первого и оказавшегося единственным Совета народных депутатов СССР.

Сладкая парочка приближалась. Хотя Викин муж по молодости плавал помельче Змея, вращались они в одном писательском кругу. Татьяна сама не помнила, когда начала с ними здороваться на всяческих концертах-банкетах-презентациях. Володя здоровался — и она здоровалась. И только с год назад узнала от посторонних людей, что Вика — бывшая жена Змея.

— Ау, хозяева! — Вика первой поднялась на веранду.

Ненавижу, подумала Татьяна, приготовила улыбку и вышла к гостям.

— Танечка! — Вика потянулась к ней, чмок-чмок в обе щеки.

У Татьяны было такое чувство, как будто ее с самыми лучшими намерениями облизала собака. Нет, главное — ключ, откуда у нее ключ от калитки?!

Викин муж молча поцеловал Татьяне руку и протянул злосчастный ключ:

— Владимир Иванович дал мне вчера…

— Ага, так это вы его напоили? — Татьяна ухе не злилась, а скорее делала вид.

— Наоборот. Мне не понравились морячки, которые утащили его с банкета, и я к ним навязался, чтобы присматривать. — Татьяне эти морячки тоже не понравились. Она видела, как пьяненького Змея усаживают в «Волгу», бросилась к нему, но «Волга» уже укатила. Вернулся он, или, точнее, его вернули, только под утро.

— Ну и где вы были?..

— ..Сергей, — подсказал Викин муж и вопросительно посмотрел на Вику. Небось ей-то все рассказал. Вторая змеежена чуть заметно кивнула. — В «Каре». Вполне приличное заведение…

— ..Со стриптизом, — утвердительно добавила Татьяна, хотя ничего об этом «Каре» не знала. Зато знала сочинителя Кадышева.

— Со стриптизом, — без смущения согласился Сергей, — но все было цивилизованно, без драк и оргий. Я же говорю, приличное заведение, восемьдесят долларов за вход.

— А платил Змей?

Викин муж кивнул, и у Татьяны отлегло от сердца.

Все ясно: морячки просто раскрутили Змея. Хуже было бы, если бы начали показывать «флотское гостеприимство» на каком-нибудь дебаркадере с бабами.

— Это я его привез, — добавил Сергей.

Татьяна вспомнила вчерашнее и улыбнулась: Змей стоял, прислоненный к двери, и упал на нее, как только дверь открылась. А на лестнице слышались шаги убегающего человека.

Настроение у Татьяны поднялось, а тут еще Вика спросила, где хозяин. Понимаете, девочки? Не «где Владимир Иванович?» — это было бы неестественно, — но и не «где Володя?». Вика нашла нейтральное слово — хозяин, и Татьяна вдруг поняла, что с ней можно ладить.

— Хозяин пуляет по консервным банкам, — весело сказала она. — Отзлится — придет.

По Викиным глазам было видно, что и при ней Змей вытворял что-то подобное. Они переглянулись, как две заговорщицы. Татьяна сходила к Змею за ключами от оружейного шкафа и достала мелкашку для Викиного мужа.

— Иди постреляй с ним. Ему будет приятно. Он за домом, только смотри под пульку не попади.

У здоровяка по-мальчишески разгорелись глаза. Он цапнул винтовку, коробочку патронов и моментально исчез, как будто боялся, что Татьяна передумает и отберет игрушки.

Татьяна с Викой одновременно прыснули.

— Ты что подумала, «как дети»?

— Ага…

— Танечка, милая, не сердись. Я ведь не хотела приезжать, меня Сережа подбил. Хочет взять у твоего мужа интервью.

«Твой муж» понравилось Татьяне еще больше, чем «хозяин».

— Не даст, — сказала она с удовольствием, как будто сама отказывала Викиному Сергею. — Большой Змей второй месяц в меланхолии. Дал интервью только передаче «Служу России!», и то потому, что начальство приказало. «Красная Звезда» перепечатала с телевизора, а «Мир новостей» просто все выдумал. Теперь, наверное, будем судиться с «Миром».

— Не бойся, Сережа про него хорошо напишет.

— Поглядим, — многозначительно ответила Татьяна, чтобы показать, кто здесь принимает основные решения, и повела Вику на кухню.

Как-то незаметно для себя она стала смотреть на Вику другими глазами: была соперница, а тут — помощница, от помощи кто же отказывается…

Замешивая тесто. Вика легко и необидно для Татьяны рассказала, как Змей позвонил ей и заявил, мол, желаю, чтобы на мой юбилей все испекла ты.

— Так и сказал? — ревниво уточнила Татьяна. «Желаю» — это на Змея очень похоже. Он желает, и хоть ты тресни.

— Так и сказал… Тань, я же согласилась, только чтоб не спорить, а ехать не хотела. Меня Сергей уломал — из-за интервью…

— Да ладно… — Почувствовав ко второй змеежене что-то вроде солидарности однополчанина, Татьяна от души чмокнула ее в припудренную мукой пухлую щеку.

Для этого пришлось встать на цыпочки.

За болтовней они решили,

что Змей устроил им обеим экзамен. Татьяну сравнивал с Викой, большим для него авторитетом в кулинарии. А Вику проверял, не разучилась ли готовить всякие изыски, а то, может, она с новым мужем перебивается с хлеба на квас. Татьяна призналась, что нервничает из-за этого сравнения с Викой, а Вика — что нервничает, поскольку очень хочется натянуть Змею нос. Этот знакомый всем женщинам мандраж особым образом отразился на тесте. Кулебяка плохо поднялась, а слоеные тарталетки скособочились. Грех, но Викины неудачи добавили Татьяне уверенности в себе. Пускай теперь Змей попробует похвалить при ней таланты своей профессорской дочки!

* * *

После творческого вечера с застольем в ресторане Центрального дома литераторов и приема у министра праздник на даче был третьим и, как втайне считала Татьяна, лишним. Съезжались на него самые близкие.

Сохадзе Георгия Вахтанговича, владельца издательства имени себя — СГВ, — Змей расцеловал чуть ли не взасос, а потом незаметно сплюнул. Отчасти это действие было символическим, поскольку Змей считал, что издатель надувает его с гонорарами, отчасти — гигиеническим: бабником Сохадзе был жутким и притом неразборчивым. Однажды Татьяне пришлось колоть его бициллином от очередного триппера. Ничего не поделаешь: нужный человек.

Издатель-бабник сел к монитору телекамеры над воротами, стал восхищаться новинкой и щелкать переключателями. Он-то и заметил появление семейства переводчиков — змееплемянника Игоря с дочкой Наташкой.

Прикатили они в заезженном «Рено», обещавшемся Наташке в подарок то к поступлению в институт, то к переходу на второй курс и так далее. Наташка уже окончила свой иняз, работала и поступала в аспирантуру, а Игорь все клялся, что в будущем году…

Следующий гость был Татьянин: ее брат Сашка, майор из софринской бригады внутренних войск. Его привез на забрызганном грязью «козле» шофер-солдатик.

Сашка ни в какую не соглашался усаживать рядового за общий стол, чтоб служба медом не казалась, да тот и сам робел так, что не знал, куда девать руки. Словом, вот тебе, Таня, еще забота: накрой воину отдельный стол и бегай к нему с тарелками. А тарелки солдатик очищал с умопомрачительной быстротой.

И, наконец, на «Мерседесе», только годом постарше, чем у Змея, прибыл полковник медицинской службы С. И. Барсуков, старый змееприятель и главврач Татьяниного госпиталя, век бы его не знать. Хотя нет, не век.

Не знать бы его с тех пор, как Татьяна сошлась со Змеем…

Ну, об этом еще успеем поболтать, как сказал один палач своему клиенту.

Вместо того чтобы сажать гостей за стол, Змей полез в оружейный шкаф и, как в фильмах о революции, раздал каждому по ружью. Все мужчины, кроме Сохадзе, были кадровыми офицерами либо уже отслужили, как Игорь и Викин Сергей. Издатель-бабник стрелять отказался, и ружье не моргнув глазом взяла Вика. Стрелки ушли. Через минуту из-за дома раздалась канонада, по сравнению с которой прежнее Змеево с Сергеем пуканье из мелкашек казалось цветочками. Татьяна сообразила, что Змей, может быть, специально хочет показать всей округе: меня голыми руками не возьмешь, на даче полно вооруженных людей.

Она вернулась на кухню. Следом, опираясь на украшенную серебряными монограммами трость, приплелся Сохадзе. Издатель-бабник ходил с тростью из непонятного Татьяне щегольства. Утверждал, что в свое время трость принадлежала Геббельсу, и охотно рассказывал, как еще при старом режиме эту реликвию ему преподнес генерал из Группы советских войск в Германии.

— Сметанки-то в кролика добавила? — тревожно дернув носом, спросил издатель-бабник.

Татьяна сказала, что добавила и что еще пять минут — и кролик пересушится.

— Какие пять минут? Ты, что ли, не знаешь наших вояк? Не успокоятся, пока не изведут все патроны, — вздохнул Сохадзе и попросил жалобным тоном:

— Отрежь кусочек. Они, если хотят, пусть лопают пересушенного, а я-то чем виноват?

Не подозревая подвоха, Татьяна наклонилась к духовке, потащила на себя противень с кроликом. И тотчас же под юбку ей скользнула рука издателя-бабника. Татьяна вспомнила, какая у него по-животному волосатая ягодица, в которую она всаживала иголку шприца. И как Змей, поцеловав Сохадзе, брезгливо сплюнул.

— Георгий Вахтангович, я уроню противень на ноги, а тут жир еще кипит, — сказала она достаточно нейтральным тоном, чтобы издатель-бабник мог не терять надежды.

Будет, мол, тебе и белка, будет и свисток, только дай кролика вынуть.

Сохадзе неохотно убрал руку, Татьяна задвинула противень обратно в духовку, выпрямилась и с разворота влепила ему пощечину.

— Ну и зря, — без обиды сказал Сохадзе. — Ты Володин договор с издательством читала?

— А что?

— А то, что у меня эксклюзивные права на его серию о Морском Змее. И ты как наследница должна относиться ко мне трепетно. Захочу — заплачу, а не захочу…

Татьяна почувствовала, что у нее прыгают губы.

— А вот я сейчас пойду и скажу Володе, что вы его заживо хороните и уже вдову трахать собрались!

— Ну и дура. А он подумает, что нет дыма без огня.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать