Жанр: Современные Любовные Романы » Елена Лагутина » Хранящие тепло (страница 34)


Время, которое предстояло потратить на дорогу, показалось ему немыслимо долгим, и он снова вернулся на кухню, собираясь позвонить Саше, предупредить, что он сейчас приедет, просто сказать, что любит ее, услышать ее голос. Денис уже поднял трубку в тот момент, когда глаза его снова столкнулись с глазами Жанны, и он понял, что не может, не имеет права звонить Саше в ее присутствии. Эта мысль, казалось, сводила его с ума. Уже не в силах сдерживаться, он швырнул трубку на стол и закричал на нее.

— Уходи, Жанна! Я же просил, чтобы ты ушла! Уходи, черт возьми! Сейчас же, немедленно, мне плевать на твои мокрые волосы! Я тебя сюда не звал!

Жанна отпрянула, как от удара, застыла на миг, потом поднялась, и, опустив голову, молча вышла из кухни. Она уже перестала существовать для него — в тот момент, когда он перестал ее видеть. Денис снова схватил телефонную трубку, как вдруг взгляд его невольно скользнул на вспыхнувший дисплей телефонного аппарата, автоматически предлагающий для повторного набора последний сохранившийся в памяти номер. Шесть цифр — две двойки и четыре девятки. На этот раз память его не подвела: сомневаться в том, что это был номер телефона Жанны, не приходилось. Значит, он все-таки на самом деле звонил ей!

Телефонная трубка во второй раз с грохотом ударилась об стол.

— Жанна! — позвал Денис, уже не понимая, правильно ли поступает, чувствуя неловкость, на миг подавившую терзающее душу нетерпение. Она не отзывалась. — Жанна! — повторил он и быстрыми шагами направился вслед за ней в прихожую.

Она стояла, отвернувшись к стене, уже в ботинках.

— Прослушай, Жанна…

Она повернулась, и он увидел в ее глазах две огромных прозрачных капли. Ресницы вздрогнули, и капли быстро заструились вниз по щекам, превратившись в ручейки.

«Свинья. Ты настоящая свинья», — подумал он, внезапно представив себе сложившуюся ситуацию глазами этой девушки.

— Извини меня. Просто я никак не мог вспомнить… про этот телефонный звонок.

— Теперь вспомнил? — грустно и тихо, но без тени обиды в голосе спросила она.

— Да, вспомнил, — неуверенно произнес Денис, а Жанна в ответ улыбнулась.

Не двигаясь, они так и стояли в тускло освещенной прихожей напротив друг друга. Некоторое время он еще надеялся, что Жанна все же уйдет, но она не уходила. Ждать уже не было сил, снова просить ее уйти было уже неудобно, звонить Саше в ее присутствии было невозможно. Но время шло, а убегающие минуты сводили его с ума. Рывком сорвав с вешалки куртку и накинув ее на плечи, он прошел мимо Жанны и засунул ноги в кроссовки, отметив, но не проанализировав то, что на них нет ни пылинки, ни одного комка дорожной грязи.

— Мне нужно уйти, Жанна, — объяснил он, застегивая «молнию». — А ты…

Он просто не знал, что сказать дальше. Но она и не ждала ничего, снова улыбнулась, будто ничего не случилось, сняла ботинки.

— Скоро вернешься? — окликнула она его, когда дверь почти закрылась.

— Понятия не имею, — ответил он, не в силах подавить раздражение, снова захватившее его. Раздражение от собственного бессилия и от того, что своим вопросом Жанна снова задержала его — пусть на пару секунд, но задержала. — Ты меня лучше не жди, Жанна. Ты лучше иди домой.

— Хорошо, Денис, — снова улыбнувшись, спокойно сказала она. — Я подожду немножко, а потом пойду. Вот только волосы высохнут…

Он даже не дослушал до конца ее фразу и совсем не подумал о том, что входная дверь запирается только ключом, а ключа у Жанны не было. Если бы она ушла, не дождавшись Дениса, ей пришлось бы оставить квартиру открытой.


Денис очень долго не мог поймать такси — почти все проезжающие машины уже были набиты пассажирами, многие водители просто не останавливались, спеша куда-то по своим неотложным делам и не думая о копеечном колыме. Денис, отчаявшись, бросился наперерез одному «жигуленку», но водитель, резко свильнув к центру дороги, только покрутил пальцем у виска и поехал своей дорогой. Ему начинало казаться, что он стоит на дороге уже два или три часа, хотя на самом деле прошло не более тридцати минут, прежде чем одна запыхавшаяся старя «Волга» наконец, взвизгнув тормозами, остановилась. На этот раз, оказавшись на площадке возле Сашиной квартиры, он уже не медлил, ни о чем не думал, ничего не вспоминал — просто ждал, когда же распахнется дверь и он наконец скажет те самые слова, которые почему-то не сумел сказать ей вчера. Те самые слова, которые все изменят, поставят все на свои места, успокоят и снова свяжут воедино прошлое, настоящее и будущее. Такие простые слова — почему он не смог сказать их еще вчера, ведь он знал их, прекрасно знал! Почему? И почему до сих пор никто не открыл дверь, хотя Денис, стоя с внешней стороны, ясно слышал все пять или шесть звонков? Семь, восемь…

Отчаявшись, он принялся стучать в дверь — сначала руками, потом ногой, потом снова и снова нажимать на кнопку звонка и снова стучать. Вскоре открылась дверь — но не Сашина, а соседняя, и в проеме показалось недоумевающее и слегка возмущенное лицо пожилой женщины.

— Ты чего хулиганишь-то, дверь сломать хочешь?

Денис молчал, без всякого выражения гладя в лицо незнакомой женщины и не понимая — что он, собственно, должен сейчас сказать или сделать.

— Кого надо-то тебе? — снова спросила женщина, продолжая поглядывать на него с некоторой опаской, несмотря на то, что глаза «хулигана» выражали полную беспомощность и отчаяние.

— Мне Сашу, — наконец выдавил он из себя два слова и снова замолчал, теперь почему-то с некоторой

надеждой гладя на свою неожиданную собеседницу.

— Так нет же никого, чего барабанишь-то. Нету Саши.

— Откуда вы знаете? Откуда вы знаете что ее нет? — голосом, срывающимся на крик, спросил он, заставив успокоившиеся было глаза женщины снова наполниться тревогой.

— Так если не открывает, значит нет, чего стучать-то, — проворчала она и добавила полушепотом: — Сумасшедший. Ты иди, а то я ведь… милицию могу вызвать.

Угроза, которая была рассчитана на то, чтобы напугать незнакомца и заставить его ретироваться, подействовала совершенно противоположным образом. Услышав слова «милицию вызвать», Денис подумал только об одном — у этой женщины есть телефон. Может быть, Саша в ванной, или на кухне. Может быть, шум воды помешал ей услышать звонки в дверь и его отчаянный стук. Но телефонный звонок она должна будет услышать!

— Дайте мне телефон, — он двинулся по направлению к открытой двери, и женщина, тут же испуганно встрепенувшись, захлопнула дверь перед его лицом. Отчаявшись, он уже занес руку для удара о железную поверхность двери, но рука его, застыв в воздухе, тут же безвольно и беспомощно опустилась. Конечно, если бы Саша была дома, она бы услышала. Эти звуки невозможно было не услышать, даже накрывшись с головой тремя подушками…

Через час дверь соседней квартиры снова открылась. Все та же пожилая женщина, сделав первый шаг, внезапно застыла, как вкопанная, снова увидев Дениса, сидящего прямо на бетонном полу, прислонившись спиной к Сашиной двери. Вскрикнув от неожиданности, она собиралась было снова скрыться за дверью, но, всмотревшись в его лицо, вдруг поняла, что никакой опасности ждать не следует. Перед ней сидел совершенно беспомощный, растерянный, почти раздавленный каким-то горем человек.

— Да что же это ты… На полу-то, на холодном, сидишь?

Денис не сразу понял, что женщина обращается к нему. Теперь она смотрела совсем без опаски, только с жалостью.

— Ну, поднимись, что же ты. Так и не пришла, Саша-то? — сочувственно спросила она.

Денис в ответ только покачал головой, продолжая оставаться на своем месте.

— Что ж, так и будешь ждать? А если она и не придет вовсе?

— Как это — не придет? — услышала она наконец его голос. А услышав, почему-то почувствовала, как затаившийся страх снова заполняет душу.

— Да вот так, не придет. Я же видела, как они с подружкой выходили… Часа два назад. Сумка у нее в руках была. Большая такая, дорожная, будто с вещами… Господи! Да что же это! Сумасшедший-то! — она отшатнулась, когда Денис, пролетая мимо, едва не задел ее плечом. — Сумасшедший, — повторила она, и, некоторое время постояв в раздумье, все же решила пойти по своим делам. Почти спустившись вниз, она снова услышала отчаянный

стук в дверь квартиры этажом выше: теперь Денис уже барабанил в дверь Федора, пытался достучаться, надеясь узнать, куда могли подеваться Саша с Кристиной, куда они пошли с большой дорожной сумкой, и прекрасно зная, что никто ему не откроет: Федор с Машкой еще на прошлой неделе уехали в Подмосковье к родственникам.


Потом он долго бродил по городу, почти так же, как накануне вечером, не замечая улиц, по которым идет, и людей, проходящих мимо. Купив в киоске таксокарту, несколько раз пытался дозвониться до Саши, потом звонил Кристине, снова Саше. Ни один телефон не отвечал, а мобильник почему-то находился «вне зоны действия сети»…

«Вне зоны действия сети» — где это, черт возьми? Уже тогда Денис понял, что и Саша теперь находится там, вне этой зоны, но все еще не хотел верить в неизбежное. Оставшиеся на карточке минуты он полностью истратил на эти звонки. «Вне зоны действия сети» — снова и снова, один и тот же голос, но Денис опять набирал номер, словно надеялся, что девушка-автомат наконец сжалится над ним и откроет ему секрет — где же она, эта «зона вне зоны»? Что она даст ему точный адрес, и Денис помчится туда и успеет… Успеет все исправить. Последний трехминутный блок таксокарты он истратил на то, чтобы снова услышать этот странный виртуальный голос, снова услышать те же самые слова.

Отшвырнув в сторону пластиковый прямоугольник, Денис попытался взять себя в руки: то, что телефон Кристины находился «вне зоны», еще ничего не означало. Саша не имеет ничего общего с мобильником своей подруги. Саша — сама по себе, она не могла никуда исчезнуть, испариться, она еще вчера была здесь, он видел ее. Возможно, она просто ушла в магазин. Она не может не вернуться. Денис пытался внушить себе спокойствие, но в сознании так и не смолкало: аппарат абонента находится вне зоны…

Да какой, к черту, магазин? До магазинов ли ей сейчас? И кто, интересно, ходит в магазин с большой дорожной сумкой? Но, в таком случае…


До самого позднего вечера он стоял в подъезде возле Сашиной квартиры. Крохотное окошко напротив уже давно почернело, редко проходящие жильцы подъезда бросали на него недоумевающие взгляды, а он все стоял, как будто у него не было сил для того, чтобы сделать хоть одно движение. Все та же сердобольная пожилая женщина снова заговорила с ним, опять увидев его в дверной глазок стоящим на лестничной площадке.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать