Жанр: Современные Любовные Романы » Елена Лагутина » Хранящие тепло (страница 46)


Медленно сняв очки с переносицы, он приподнял их и посмотрел на свет, потом достал из кармана платок и смахнул невидимые пылинки со стекол.

— Она хочет вас видеть. Она очень просила…

Владимир тут же подлетел к двери и уже схватился за ручку, но доктор заставил его притормозить.

— Постойте, Денис. Вообще это запрещено, но Кристина, по всей видимости, хочет вам сообщить что-то…

Заметив, как изменилось его лицо, доктор, не окончив фразы, вопросительно поднял брови.

— Владимир, — глухо пробормотал он, — меня зовут Владимир.

— Владимир? — несколько удивившись, переспросил доктор, — но, в таком случае…

Его усталый взгляд скользнул по коридору. Только теперь он, казалось, заметил, что невдалеке стоит еще один мужчина. Такое же напряженное, бледное лицо, такой же встревоженный взгляд. «Черт, только любовных треугольников мне на работе и не хватает», — равнодушно подумал он и спокойно закончил фразу:

— Она хочет видеть Дениса.

Проходя мимо Владимира в палату, Денис тихо прошептал «извини», чувствуя, насколько тяжело ему сейчас принять ситуацию такой, какая она есть, и понимая, что изменить ее невозможно.

— Не больше двух минут, — еще раз предупредил его доктор.

Денис кивнул: он уже заранее знал, что этих двух минут будет вполне достаточно для того, чтобы изменить всю его жизнь.

Спустя две минуты он, как ошпаренный, выскочил из палаты и, бросив уже на ходу несколько коротких фраз, бегом побежал по коридору к выходу. Владимир, пораженный, долго смотрел ему вслед: он впервые в жизни видел у человека такой дикий взгляд. Но в тот момент, когда смыл сказанного дошел до него, Владимир ясно почувствовал, что и сам смотрит сейчас прямо перед собой точно таким же застывшим и наполненным ужасом взглядом.


Саша сидела на краешке кресла, опустив голову на сцепленные руки, не поднимая лица. Возможно, это было не очень прилично — разговаривать с собеседником, не смотря на него, не поднимая глаза. Но ей сейчас было не до приличий, и человек в милицейской форме, сидящий напротив нее, понимал это. Возможно, он даже догадывался, в чем причина — если она поднимет глаза, то сразу же увидит, что минутная стрелка почти совсем не сдвинулась с места. Почти совсем не сдвинулась. Несмотря на то, что с того момента, когда она в последний раз позволила себе посмотреть на часы, прошла уже целая вечность. Может быть, три — или, по крайней мере, два часа. И солнце, осеннее солнце, которое она всегда так любила, тоже почему-то застыло на месте, повисло над облаками, упорно не желая окончательно исчезнуть с горизонта, несмотря на то, что вечер уже давно должен был закончиться, превратиться в ночь. Солнце не двигалось. Это оно остановило время и заставило стрелки тоже застыть на месте, подтверждая невозможное — этот вечер никогда не закончится. И вместе с ним будет жить вечно это страшное ожидание чего-то неизбежного, эта мучительная, разрывающая душу неизвестность.

— Послушайте, ну неужели ничего нельзя сделать? — простонала Саша.

— Мы делаем все возможное, — устало вздохнув, в который раз произнес человек в форме. — Сейчас опрашиваются люди, идет поиск свидетелей. Но главное — это звонок. Похититель непременно должен позвонить вам.

— Откуда вы знаете? А если он не позвонит? А если это был какой-нибудь маньяк? — последнее слова Саша выдавила из себя с трудом, изо все сил стараясь не вдумываться в его ужасный смыл.

Он ничего не ответил, и слово «маньяк» повисло в воздухе, отравляя его, высасывая — каплю за каплей — остатки кислорода…


— Что с вами? — словно в полусне, услышала Саша. Потолок почему-то падал вниз, люстра качалась, лицо человека, отдаленно знакомое, было расплывчатым и странным. Потом она почувствовала что-то прохладное и влажное возле рта. Подчинившись инстинкту, сделала несколько глотков.

— Все в порядке. Я просто…

— Может быть, вызвать врача?

— Нет, не стоит. Я уже… Я уже в порядке. Все нормально, — слабым голосом ответила она, чувствуя, что не сможет сейчас перенести присутствия в комнате еще одного постороннего человека. Хотя теперь даже эта комната, в которой она прожила пять лет, которая была ее родным домом — теперь и эта комната казалась ей чужой и враждебной. Здесь почти ничего не изменилось. Только телефонный аппарат, старый телефонный аппарат, принадлежавший еще Кристининой бабушке, теперь стоял на подоконнике. Выдернутый шнур свисал на пол, а на его месте, на журнальном столике возле стены, стоял новый аппарат, специально подключенный оперативниками. Это было необходимо для того, чтобы определить номер телефона входящего звонка. Если он позвонит. А если не позвонит?…

Она не могла думать, не могла строить предположений. Сцепив на коленях белые, бескровные пальцы, она теперь обращалась только к высшим силам, только к Богу, который один мог защитить ее дочь. В тот момент она верила в него так сильно, как, наверное, никогда в жизни. Закрыв глаза и низко опустив голову, она шептала:

«Помоги, Господи. Не оставь. Прошу тебя, умоляю: не оставь меня и мою дочку. Не дай нам умереть. Пожалей. Прошу тебя, Господи милосердный…»

Саша не знала на память ни одной молитвы. Бабушка, которая вырастила ее после трагической смерти родителей, воспитывала Сашу в атеистических традициях. Но сейчас ей так хотелось верить в то, что Бог услышит эти ее неправильные слова, услышит и поймет их

искренность.

«Прости меня, — шептала Саша, беззвучно шевеля губами. — Прости за все мои грехи. Прости за зло, которое причинила людям. Прости за зависть, за злословие. Прими мое покаяние. Помоги. Помоги мне, не оставь…»

Непонятный, слабый, едва различимый звук со стороны входной двери заставил ее насторожиться. Она распахнула глаза, глядя прямо перед собой напряженно и настороженно. Боковым зрением она успела заметить, как человек в форме, сидящий за столом, тоже напрягся и положил руку на кобуру с пистолетом. Но, может быть, этот звук ей просто послышался? Может быть, она просто очень хотела его услышать, а поэтому, как часто случается, придумала? Только тень, мелькнувшая в коридоре, заставила ее в этом усомниться. Не помня себя, Саша вскочила с дивана — и в тот же момент застыла, увидев прямо перед собой, в дверном проеме между прихожей и комнатой, Дениса.


Он стоял перед ней и смотрел на нее. Саша испытывала странное чувство — она видела его глаза, его лицо, его волосы, но как будто отдельно, как разрозненные эпизоды своего прошлого, которые никак не хотели связываться в единое и цельное повествование, в историю ее любви.

Ее замешательство длилось всего лишь несколько коротких секунд — в следующее мгновение она огненной стрелой подлетела к нему, отчаянно схватила двумя руками за отворот кожаной куртки, встряхнула, вложив все оставшиеся силы, и быстро-быстро, срываясь с шепота на крик, заговорила:

— Где она? Скажи мне, прошу тебя, где? Куда ты ее увел? Зачем ты ее забрал у меня? Скажи, умоляю! Где она? Где Маринка? Ну, что же ты молчишь, Денис! Не молчи, прошу тебя. Не молчи, скажи, что это ты… Ты, наверное, просто захотел прогуляться с ней, поговорить, купить ей мороженого? Ты боялся, что я не позволю… Ведь это был ты, правда? Скажи, скажи, что это был ты! Скажи…

Она смотрела в его глаза и видела, что он не понимает смысла ее слов. Видела, но отказывалась верить и все продолжала твердить, тормошить его, умолять, кричать… До тех пор, пока, вдохнув очередную порцию воздуха, не почувствовала, что выдохнуть не может. Тогда она упала, как подкошенная, ему на грудь, отстраненно подумав о том, что его присутствие, его возвращение, о котором она, боясь признаться самой себе, так часто мечтала, что сама их встреча не вызывает у нее в душе никаких чувств. Душа была измотанной, пустой и темной. Последняя надежда, растворившись в глазах когда-то любимого человека, растаяла. Теперь уже ничего не имело ни смысла, ни значения. Закрыв глаза, она снова мысленно унеслась куда-то вдаль, на мгновение ощутив странное чувство — как будто ее тело отрывается от земли вместе с ее душой. Это чувство было немного пугающим, и все же именно оно принесло хоть какое-то облегчение. Она знала, с чем это было связано. Полет — это небо, светлое, прозрачное, спокойное, без радостей и без горя. Оно манило ее, звало к себе, предлагая вечный покой. В тот момент она знала, что в жизни нет ничего более ценного, чем вечный покой, даруемый только смертью, а значит, единственная оправданная цель каждой жизни и должна быть целью приближения к смерти. Ей так хотелось взлететь… Она слышала свой собственный голос — он отчетливо звучал в ее памяти и предлагал ей: лети! Она вспомнила… Вспомнила еще что-то, далекое, давно забытое. Какие-то тени мелькнули перед глазами, закачались в странном неуклюжем танце, и Саша снова услышала голос.

« — Вы просто подумайте о чем-нибудь хорошем, ваши мысли сделаются легкими, и вы взлетите. Взлетите…»

Саша улыбнулась этому голосу, как старому приятелю, улыбнулась доброй и немного снисходительной улыбкой, заранее прощая ему то, что он не вспоминал о ней так долго. Зато теперь он пришел как раз вовремя — пришел именно в тот момент, когда был ей так нужен. Она видела его: казалось, он смотрел на нее с сомнением, будто не был уверен в том, что она вспомнит его и пойдет за ним с той прежней радостью, которая всегда сопутствовала им во время их удивительных полетов. Она решила дать ему понять, что не забыла, что ни на минуту не забывала о нем и всегда ждала его — ждала того момента, когда он придет за ней и позовет ее с собой в небо. И она тихо прошептала, зная, что он ее услышит:

— Венди полетела в платье, которое она смастерила еще на острове из листьев и ягод…

Она улыбалась. Теперь он должен ей поверить, должен убедиться, что она еще помнит. Теперь она взлетит — сейчас, вот уже сейчас оторвется от земли и взлетит…

Но что-то мешало. Что-то не пускало ее, не давало оторваться от земли. Может быть, этот запах? Почему этот знакомый щемящий душу запах волос и это странное тепло? Откуда?

— Сашенька, — услышала она совсем близко, — Сашенька, милая, родная моя…

Тот, что звал ее в небо, почти сразу же испарился, услышав этот голос. С грустной улыбкой на лице он стремительно воспарил в облака, поняв, что Венди уже давно стала взрослой, и теперь она не умеет летать. Саша открыла глаза и подняла лицо. И снова, словно в первый раз, увидела перед собой лицо Дениса.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать