Жанр: Детектив » Ольга Играева » Две дамы и король (страница 14)


У Регины был один недостаток, а в наших условиях, можно даже сказать, социальный порок: она не выносила мата, считала эти звуки злонамеренным загрязнением окружающей среды и ни от кого этой своей странности не скрывала — и от Губина тоже.

Он каждый раз преувеличенно акцентированно, но и со скрытым раздражением извинялся перед ней за каждое нецензурное слово, сказанное в ее присутствии, но она будто читала при этом его мысли. "Цаца?

Какие мы трепетные! Мы до сих пор не привыкли!

Я работаю, как мне удобнее, и мне плевать, кто что думает по этому поводу. Не нравится — двери открыты, никого не держу…" Но Регина эти его выпады игнорировала и мысленно же ему отвечала: «Вы думаете, это ваше издательство? Я отдала ему больше сил и времени, чем вы, уважаемый собственник! Уходите лучше сами…»

Их вялотекущая взаимная неприязнь однажды прорвалась как нарыв и перешла в фазу острого конфликта. Как-то, проходя по коридору, Регина снова услышала раскатистый губинский мат — он доносился из одного из кабинетов. Она заглянула в проем двери и сделала по этому поводу какое-то шутливое замечание — просто, чтобы обозначить свое присутствие и тем самым поощрить его к переходу на литературный язык. Но Губин, бывший почему-то на большом взводе, глядя ей в глаза, повторил все сказанное еще раз — с нажимом, сознательно смакуя каждое слово… Регина ничего не ответила, повернулась и ушла, но, перед тем как она удалилась, он увидел в ее глазах самое восхитительное бешенство.

Справедливости ради следует сказать, что в тот момент Губин был здорово поддат. Но сколько раз потом, вспоминая этот момент, Регина стискивала зубы — в душе у нее поднималась волна такой темной мутной ярости, что она зажмуривалась и несколько секунд уговаривала себя успокоиться.

За следующий год она не перемолвилась с ним и словом — ухитрялась избегать общения даже тогда, когда оно было необходимо по делу. Все деловые контакты с начальством она замкнула на директора издательства губинского зама Подомацкина, и он эту роль без лишних вопросов принял — наверное, догадывался, что между ней и шефом произошло небольшое «землетрясение». Но у него было правило — помогать дамам…

Как бы там ни было, прошло время — и Регина с Губиным помирились. Был какой-то такой момент…

Весенний светлый день, они в издательстве общими усилиями пропихнули выгодный контракт, который сулил благоденствие всем. В конторе царила эйфория, а Губину, когда он был в хорошем настроении, сопротивляться было невозможно. В обшей сумасшедшей суматохе они столкнулись у праздничного стола, распили по рюмке коньяку и заключили мир. И…

И после этого ничего не произошло. Он больше при ней не ругался и относился к ней с преувеличенным почтением. Но приблизиться не пытался…

Ночью Регина внезапно проснулась — из прихожей раздавались какие-то звуки. Она глянула на светящиеся цифры будильника — три часа с минутами.

Там кто-то был. Регина зажмурилась и лежала с закрытыми глазами, вся сжавшись и спросонок не понимая, что за звуки, кто там мог быть. В груди притаился холодный ужас, она замерла как ящерица, старающаяся прикинуться мертвой на ладони у поймавшего ее ребенка. Постепенно, пока текли секунды, а шорох не прекращался, она поняла, в чем дело: там, в прихожей, муж обыскивал ее сумку и карманы ее плаща.


Губина не было. «Спокойно, — мысленно приказал себе Олег. — Никакой мистики. Сейчас все разъяснится». Даже не краем глаза, а всей кожей он уловил какое-то движение и, еще не успев ничего сообразить, вдруг все увидел. Губин не исчез, а просто сполз по стене на пол и сейчас каким-то серым, большим и нелепым комком застыл где-то на уровне Олеговых колен. Взгляда его телохранитель не видел — можно было только понять, что шеф не может отвести глаз от содержимого лифта.

— Кира, — просипел он.

«Кира? Жена Губина? — удивился про себя Олег. — Да нет, он обознался или заговаривается…» Он снова заглянул в кабину лифта и увидел — ошибся он сам, а не Губин. Просто то, что лежало в лифте на полу, Олег никак не мог соотнести с Кирой Губиной, какой он ее помнил. Как и многие из знакомых этой пары, он не мог понять, как Губин ухитрился заполучить на всю жизнь такую женщину. Губин — неплохой, конечно, мужик, но ведь, с точки зрения баб, заурядный, задумывался Олег, будто и впрямь мог представить себе «точку зрения баб». Сказать, что Кира была красива, — это не интересно. Хотя можно было себе представить, от чего выпал в свое время в осадок несчастный Губин. В лице Киры было что-то восточное — высокие скулы, немного плоский нос, тонкие губы и при этом — голубые глаза. Дело не в этом. Она была лучше чем красива — она была значительна.

Всегда притягивала взгляд, хотя и невозможно было объяснить, чем и почему.

— Иди, звони в милицию, — бесцветным голосом произнес Губин.

Олег секунду поколебался.

— Вы в порядке?

Губин лишь тупо кивнул.

Олег сбежал по лестнице к будке консьержки — там был телефон. Перепуганная дежурная, пока Олег звонил, поднялась к Губину, заглянула в лифт и отшатнулась, крестясь. Они стали ждать милицию.


Пока добирались до нужного дома на милицейском раздолбанном «уазике», Вадим Занозин дремал.

Сообщение, поступившее в дежурную часть РУВД о трупе в многоэтажке, застало его в момент, когда он только начал засыпать на диванчике в своем кабинете. Кто-то ворвался в дверь,

проорал: «Подъем!» — и скрылся — Вадим даже не успел этого гада опознать.

«Прибью!» — думал он, впрочем, беззлобно. Все-таки по делу разбудили. Вот если бы это был очередной дурацкий розыгрыш, тогда бы шутник так легко не отделался — из-под земли бы его раздобыл, пусть для этого пришлось бы всю ночь глаз не смыкать. Он вытянул руку с часами — час ночи. Почему рожать и умирать люди предпочитают ночью?

Вадим Занозин работал в убойном отделе давно и уже не испытывал чувства азарта, отправляясь на убийство. Отправлялся спокойно, сосредоточенно, не торопясь. Со стороны можно было подумать, что он все делает нехотя, с ленцой — а он просто был профессионал и многое из необходимых телодвижений выполнял как на автопилоте. Подробностей о трупе ему не сообщили, он ехал и думал, что процентов на девяносто это привычная мерзейшая бытовуха: «пили-поссорились-зарезали друг друга». Тут Занозин решил, что слишком рано начал работать по этому случаю, — чего гадать, скоро все увидим. И весь остаток дороги проспал.

Занозин зашел в подъезд, когда группа уже работала вовсю, — задержался покурить на улице. Ребята фотографировали, измеряли, снимали отпечатки, писали, звонили — словом, все как всегда. Он подошел к лифту и заглянул внутрь. Женщина средних лет, ухоженная, одета неброско, но стильно. Его взгляд задержался на ноге трупа — той, что была в нескольких сантиметрах от двери. Интересная деталь — жертва носила золотую цепочку на лодыжке. О чем это говорит? «Только о том, что у покойной были красивые ноги — иначе глупо носить украшения на лодыжке. Вообще у нас такие украшения не очень распространены», — размышлял Занозин.

— Похоже, задушена, — тихо сказала ему медэксперт, распрямляясь после осмотра. — На правой скуле след от удара — видимо, перед смертью ее оглушили. Поточнее скажу после вскрытия.

«Оригинально, — подумал Занозин. — Чистая работа. Если задушили, то на одежде убийцы пятен крови нет, на подошвах тоже. И очень похоже, что и орудия убийства в природе не существует». Не бытовуха, подумал Занозин, но радости от этого не испытал.

У стены стояли двое мужчин — один молодой, щуплый, другой лет сорока пяти крепкий мужик, сейчас, впрочем, явно бывший не в форме и выглядевший неважно.

— Вы обнаружили труп?

Мгновение длилась пауза — молодой вопросительно оглянулся на более старшего и ответил сам — собранно, четко, деловито:

— Да, мы вызвали лифт, чтобы подняться наверх.

Он подъехал, а там…

— Вам знакома эта женщина?

— Да. Это моя жена.

На этот раз заговорил второй. Каждое слово он, казалось, пропихивал через глотку.

— Ее зовут Кира Ильинична Губина.

Ну, что же. Личность установлена, труп опознан, очень хорошо. Занозин кивнул. Он еще раз подумал, что муж убитой выглядит неважно и его стоит отправить к врачу, но не удержался на мысли о том, что сейчас испытывает этот Губин. Он не писатель, не инженер человеческих душ. Он сыщик. Когда Занозин начинал работать, то, как все молодые сотрудники, мучил себя сочувствием к людям. Сегодня это сочувствие было профессиональным — Занозин знал, что родственникам жертвы, как правило, бывает тяжело, поэтому с ними надо говорить аккуратно, осторожно, стараясь не дать повод к эксцессам. Но знал он и о том, что первая информация, добытая от свидетелей, пока человек еще ничего не забыл, не успел подумать о том, как себя вести, может быть очень ценной. Если, конечно, супруг Киры Губиной не спланировал и не совершил убийство сам — тогда свою линию поведения он мог продумать загодя. «Не похоже», — констатировал Занозин. Хотя исключать он пока, разумеется, ничего не будет.

— Вы здесь живете? — спросил Занозин мужа убитой.

— Нет, здесь живет наша знакомая — мы должны были встретиться с Кирой как раз у нее. Я припозднился, думал, Кира ждет меня там… Но она оказалась… здесь, в лифте, — через силу проговорил Губин.

Занозин подозвал одного из оперов, и они на пару потолковали с Губиным и его телохранителем (молодой человек оказался телохранителем) — как все было, не заметили ли чего-то необычного. Они подробно расспросили мужчин по отдельности. У мужа Занозин на всякий случай спросил, чем занималась жертва («Она была моей женой»), не было ли у нее врагов (ответ — недоуменный взгляд, потом краткое «нет»), нет ли у него предположений, кто мог бы это сделать (опять «нет»). Есть ли дети? Сын уже взрослый, учится за рубежом.

Занозин спросил у своих, не забыли ли проверить черную лестницу, и, получив в ответ: «Обижаешь», объявил:

— Ладно, вы тут завершайте, а мы поднимемся наверх.

Тая, обнаружив в два часа ночи за открытой дверью не только Губина, а целую свору мужиков, нимало не пришла в замешательство.

— Штрафную! — завопила она, схватив и втягивая за рукав в квартиру первого, кто ей попался под руку, — это был Занозин.

Остановить ее радостные вопли было трудно — она не замечала попыток Занозина вставить слово в поток ее приветствий и лишь отвечала:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать