Жанр: Детектив » Ольга Играева » Две дамы и король (страница 17)


— Вы были знакомы с Кирой Губиной?

— Да, но не очень хорошо. Мы общались лишь изредка.

Регина отвечала без большой охоты, но и без боязни. Занозин не видел и намека на то, что она пытается что-то скрыть.

— Извините, что я говорю об этом, но, как утверждают, вас с Губиным связывают особые отношения?

— Не извиняйтесь. Нас с Губиным связывают теплые отношения, но они здесь совершенно ни при чем. Я имею в виду смерть Киры…

— Но насколько я понимаю, до покойной Киры Губиной тоже могли дойти эти слухи…

— Не только могли дойти. Я уверена, что они до нее дошли.

Регина была теперь слегка раздосадована, лоб нахмурился. Все-таки намек на ее роман с Губиным задел ее и заставил нервничать. Знала же, что обязательно зайдет об этом речь. Чувство вины? Регина действительно испытывала чувство вины перед Кирой, сама не могла понять почему.

— Кира и сама была достаточно проницательна и за двадцать пять лет изучила мужа, видела его насквозь. Я смотрю, вы берете на вооружение старую теорию о любовном треугольнике, — продолжила она. — Как старомодно! В наше время треугольник — фигура не жесткая и более того — даже не самая распространенная. Сегодня в ходу любовные четырехугольники, семиугольники и даже какие-нибудь додекаэдры. («А это еще что?» — удивился Занозин.) Да и к нашему случаю треугольник не очень подходит.

— Вы хотите дать мне понять, что у Киры Губиной были любовники?

— Нет, — улыбнулась Регина — ее позабавило, что этот милиционер столь быстро применил ее абстрактную мысль к ситуации с семьей Губина. — Я имею в виду то, например, что у меня тоже есть муж… Да нет, не думаю, что у Киры были любовники, — уже серьезно добавила она. — Губины — особенная пара. Свою жену Губин обожал — вам кто угодно это скажет. В общем, я Кире не была соперницей…

— Вчера вечером вы задержались на работе…

— Вы все уже знаете сами. Да, я задержалась. До девяти я читала рукописи — не успеваю в рабочее время, а потом мы с Губиным были в его кабинете. Он показывал мне новое издание Фаулза, его недавно отпечатали.

— Что-нибудь еще?

Регина поняла, что имел в виду Занозин.

— Мы болтали. Пили шампанское, посмотрели вместе девятичасовые новости, обсудили поправки в налоговое законодательство, прошедшие в Думе первое чтение… Удивляетесь столь странному времяпрепровождению? Одно из предприятий холдинга — журнал «Политика», так что все мы держим руку на пульсе… Около половины двенадцатого расстались, я отправилась домой, а Сергей Борисович поехал по своим делам.

— Вы уходили вместе?

— Нет, он позже, сказал, что еще кое-что уладит.

— Вы знали, куда он поехал?

— В подробностях — нет. Знала только, что не домой, а на какой-то день рождения к друзьям — и все. Видите ли, у нас с ним сложилось одно неписаное и даже ни разу вслух не произнесенное правило — мы никогда не говорили о Кире. Как и о моем муже.

— Сергей Борисович куда-нибудь выходил, пока вы вместе были в кабинете?

— Нет.

Регина внимательно посмотрела на Занозина, как бы пытаясь проникнуть в его мысли.

— Вы подозреваете Губина? — с изумлением спросила она.

— Я пока просто выясняю обстановку, задаю вопросы и ничего не исключаю, — ответил Занозин.

— Он никуда не выходил больше чем на пять минут — это и Олег может подтвердить, он ждал его в приемной. Это глупость! Это немыслимо!

Регина откинулась в кресле, задумчиво покачала головой.

— Впрочем, зачем я возмущаюсь, — проговорила она. — Это ваша работа, а Губиных вы совсем не знаете. Если бы знали, то не допускали бы такой мысли.

— Но, может быть, Губин мечтал соединиться с вами и…

— ., и убил или «заказал» жену? Господи, вы будто с неандертальцами дело имеете. Это в школе милиции вас учат мыслить так шаблонно? Как вам объяснить, что нас всех связывали совсем иные отношения — отношения, в которых никто никому не мешал? Губин жену обожал и никогда бы ее не оставил.

Его якобы планы, как вы

выражаетесь, «соединиться» — дурацкое слово! — мне в новинку. Нам ничто не мешало «соединиться». Между прочим, у меня тоже не мешало бы спросить — собиралась ли я с ним «соединиться». Я не собиралась и не собираюсь. Мы и так соединены… Я Кирой восхищалась. Может быть, мне и Губин нравился именно потому, что у него такая удивительная жена, и потому, что он в нее влюблен. А она, мне кажется, относилась ко мне без враждебности.

Тут, надо сказать, Занозин несколько потерял нить Регининых рассуждений. «Кто же все-таки ей нравился — Губин или его жена?» — не без язвительности подумал он.

— Жены «новых русских» — довольно зависимые и часто несчастные женщины. Муж все время в делах, жене уделяет мало внимания, делать женам особенно нечего. Дети, как правило, уже выросли. А в случае развода — вообще полная тоска… Может быть, Кира Губина боялась развода, нервничала, дергала мужа, особенно после того, как узнала о вашем романе, — рассуждал Занозин.

— Кира не производила впечатления дерганого человека, — возразила Регина. — Разговор о разводе вообще неуместен — я говорю, он обожал Киру. К тому же нельзя сказать, что она так уж сидела без дела.

Кира выполняла роль неформального делового советника у Губина. Он иногда показывал ей рукописи, спрашивал ее мнение. Кира ведь по образованию редактор и журналисткой тоже работала…

— У вас есть соображения, кто и зачем мог убить Киру Губину?

— Я в недоумении. Честно говоря, в случайность — скажем, в ограбление, неожиданно закончившееся трагически, — я не верю.

Регина задумалась. Занозин видел, что она колеблется — сказать ему что-то или нет.

— Есть у меня одно предположение, но оно слишком чудовищно, чтобы быть правдой…

— Какое же? — не преминул вежливо поинтересоваться Занозин.

— Может быть, ее убийство — предупреждение Губину? Я понимаю, что это бред. Как бы ни запутался в своих делах Губин, как бы кому-то ни задолжал, убивать его жену, чтобы намекнуть ему — он будет следующим, — это за пределом добра и зла. Кира-то при чем? Она в делах Губина совсем не участвовала. Хотя наша сегодняшняя жизнь такова, что перед ней пасует самая разнузданная фантазия…

— Вы думаете, Кира Губина была не в курсе дел Губина? При том, что, как вы все утверждаете, они с мужем были очень близки?

— Мне кажется, Губин щадил ее, не любил расстраивать. Думаю, он не посвящал ее в свои неприятности.

— Какие неприятности?

— Ну, дела в холдинге идут не блестяще — это, в общем, известно. Скоро срок погашать большинство кредитов, а денег нет. И потом, это исчезновение Булыгина — все восприняли его как дурной знак. Словом, не сказать, чтобы атмосфера в конторе в последнее время была веселой и оптимистической.

Регина замолчала — задумалась, сказать или не сказать про визит Булыгина и его намеки в отношении Сергея. Она решила не говорить — в конце концов Булыгин, похоже, тоже мертв и какое имеет значение, что он говорил, кому он угрожал.

— Нет-нет, — замотала она головой. — Я чушь порю. Тот, кто знал Сергея, понимал, что после смерти жены ему терять будет нечего. Свою жизнь без Киры он ставит невысоко. Помните синдром Бушетты?

Когда мафия в назидание убила всех его родственников, вот тут он и начал давать показания, несмотря на закон молчания. Сдал всех полиции, потому что ему больше нечего было терять, кроме собственной жизни…

Занозин покивал головой с умным видом, хотя синдром Бушетты ему ни о чем не говорил. В целом он понял, что имеет в виду Регина.

— Простите, а не думаете ли вы, что в таком случае и вам теперь что-то угрожает? — спросил Занозин.

И в ответ встретил недоуменный и одновременно озадаченный взгляд Регины.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать