Жанр: Детектив » Ольга Играева » Две дамы и король (страница 25)


Глава 4

В ПОИСКАХ БОГАТОГО ОЧКАРИКА


В понедельник утром в кабинет к Занозину ввалился загадочно улыбающийся Карапетян. Занозин только собрался позвонить Регине Никитиной, чтобы проверить, прекратилась ли с субботы слежка. Он уговаривал себя, что сведения, которые он намеревался от нее получить, очень важны для расследования убийства Киры Губиной. Дело пока продвинулось мало, что там говорить. Тем не менее Занозин колебался, подозревая себя в посторонних мотивах. Он пытался сосредоточиться и спокойно проанализировать свои ощущения, заглядывал внутрь себя, чтобы убедиться, что никакого иного интереса, помимо профессионального, к Регине Никитиной у него нет. «Это было бы слишком пошло», — выговаривал он себе. Но хитрое приспосабливающееся сознание тут же услужливо подбрасывало Занозину оправдание: «Просто кто-то должен ее защитить. С моей стороны это естественно — это мой долг». Фраза про долг звучала фальшиво — и Занозин, как человек умный, это чувствовал и досадовал на себя, что ничего поубедительнее выдумать не может… В итоге он плюнул на пустые душевные переживания, ибо истока их найти так и не смог, и схватился за телефонную трубку.

Как раз в это время и появился Сашка. Занозин знал это выражение лица своего напарника — оно означало, что у него есть какая-то курьезная новость.

Он положил трубку на рычаг и обратился к Карапетяну без особого энтузиазма:

— Ну что?

— Приветствую вас, дражайший начальник! Должен сказать, сегодня вы особенно любезны…

— Ну ладно, ладно… Привет! Не тяни кота за хвост, говори.

Но Карапетян не спешил. Он взгромоздился на стол, вынул сигарету, прикурил и объявил:

— Звонили из сто пятидесятого. Они там задержали двух каких-то алкашей.

— Ну и что? Знаешь, сколько алкашей по Москве каждый день задерживают? Отчего ты так взволновался?

Занозин не забыл про несостоявшийся звонок Регине Никитиной и был неприветлив — Карапетян подметил верно.

— Нервы, нервы, начальник, — ехидно протянул Карапетян, пуская кольца дыма в потолок.

Занозин уже начал жалеть о своей природной демократичности. «Распустил их на свою голову. Что за фамильярность! Ей-богу, заставлю всех в погонах ходить строем и честь отдавать при каждой встрече», — думал он с досадой. Впрочем, Занозин предпочел не срывать зло на подчиненном — это непристойно, к тому же он старше Карапетяна и по званию, и по возрасту и потому, рассудил он, должен быть умнее Карапетяна и выше его подколок.

— Задержали двух алкашей… — терпеливо напомнил он увлекшемуся курением Карапетяну.

— Да, — спохватился тот. — И представляешь, что у них обнаружили?

Он выдержал паузу, выразительно блестя на Занозина черными глазами. Но тот не поддался — не стал его подгонять. Более того, взял со стола какое-то дело и углубился в чтение, всем видом показывая Сашке, что не очень-то и хотелось знать его новость. Прием сработал — Карапетян понял, что дальше интриговать начальника бессмысленно. «Вот ведь, толстокожий!» — с досадой подумал темпераментный Карапетян, которому скучно было просто так взять и выдать информацию.

— Ну, короче, у них обнаружили сережки желтого металла с прозрачными камешками посередине, похожие по описанию на те, что пропали с трупа Губиной, — наконец выдал он, Занозин оживился, тут же отбросил дело и, опершись локтем на стол и навалившись на него всем телом, воззрился на коллегу.

— Похожие, говоришь? — переспросил он. — Сто пятидесятое — это в Тушине, кажется?

— В Тушине, в Тушине, — обрадованно закивал Карапетян. — Причем на их земле, обрати внимание, располагается тот самый дом, в котором произошло убийство Губиной.

«Алкаши?» — удивился Занозин про себя. Эта версия ему в голову не приходила. Впрочем, пока рано делать выводы.

— Как все получилось? — требовательно спросил он Карапетяна.

— В деталях пока неизвестно, — ответил тот. — Вроде бы вчера вечером мужики пытались продать сережки продавщицам в местном магазине за бутылку водки. Причем они, понимаешь ли, тоже не дети, соображали, что не ерунду какую-то продают, — требовали за серьги баллон «Юрия Долгорукого». Охота им было попробовать эксклюзива. А продавщицы попались недоверчивые… Вообще, начальник, надо все перепроверить — золото ли, Губиной ли принадлежало. Может, бижутерия грошовая, а мы тут пыль поднимаем.

— Проверим, проверим, — задумчиво пробормотал Занозин. — Вот что, — продолжил он, — звони Губину и, пожалуй, Таисье Ивановой. Мужики в драгоценностях плохо разбираются, даже описать толком не умеют. А женщины — особенно подруги — украшения друг друга наизусть знают и с закрытыми глазами нарисуют, что как выглядит. Пусть и он, и она подъезжают и серьги опознают. А нам надо ехать прямо сейчас.

До отделения Занозин с Карапетяном добрались минут через тридцать. Типовое — а значит, серое, невзрачное и обшарпанное — здание милиции располагалось в глубине новостроек. Внутри было пусто, почти безлюдно. У дежурки стоял вышедший размяться из-за загородки черноглазый милиционер.

Они справились у дежурного о своем деле и по его указанию поднялись на второй этаж в один из кабинетов. Местный опер Гриша — молодой лохматый блондин с финской фамилией — приветствовал их рукопожатием и, не теряя времени, вынул из сейфа серьги, изъятые у парочки друзей-собутыльников.

Занозин с Карапетяном переглянулись — сомнений в том, что

это золото, не было. Жирный сдержанный блеск, теплая поверхность, мягкая тяжесть драгметалла… Пальцу держать миниатюрное изделие было приятно — золото, без сомнений. И по описанию серьги действительно очень походили на пропавшее украшение Губиной.

— Похоже, «наши» серьги, — произнес Занозин. — Откуда?

— Да понимаете, ребята, вчера мне продавщицы из круглосуточного магазина сигнализировали, что один местный алкаш — они его давно знают, он у них постоянно отоваривается — предлагает им купить золото. В другой раз они, может, и купили бы по дешевке и мне бы ни гугу, девки ушлые… Но после этого убийства — магазин-то в двух шагах от того подъезда — они побоялись связываться, — рассказывал Гриша хриплым голосом.

Вид у него был помятый. Он изо всех сил старался сохранять вежливый тон и хорошие манеры, но было ясно, что это дается ему с трудом после вчерашнего.

— И тут что еще — в первый раз он им предлагал.

Обычно брал самую дешевую и денег всегда в обрез.

А тут такая вещь. Одна говорит, этот Коля недавно пришел бутылку покупать, а та на три рубля у них подорожала, так он чуть в обморок у прилавка не грохнулся, все уговаривал ее продать в долг, мол, три рубля позже принесу. Канючил-канючил, да без толку…

Продавщица не поддалась — с алкашами дело ненадежное, да и хозяин у них там, Алиев, недавно гайки закрутил, они в долг теперь — ни-ни… Девки и поостереглись…

— Что за алкаш? Что можешь о нем сказать?

— Да я поговорил с участковым — там Михал Иваныч, — он говорит, что вроде спокойный мужик и ничего такого за ним никогда не числилось. Всегда где-то работает — то грузчиком, то разнорабочим, ну, выпивает, пару раз соседи на него жаловались — жену бьет, визг у них там порой стоит ночью… А так, чтобы он был замешан в каких-то делах — не водится за ним такого. С собутыльником своим, с которым его вместе задержали, иногда подерется, ну, с разбитой мордой домой придет… В общем, безвредный, безобидный…

Раньше не привлекался, только так, на несколько суток. Жена у него, двое детей, — рассказывал Гриша.

— А что за собутыльник?

— Да тоже местный. Водопроводчик в дэзе — такой же.

— Ну, и чего говорят по поводу серег?

— Да ничего толком не говорят. Базарят, права качают… Честно говоря, вчера с ними поговорить как-то не очень получилось. Устали все вчера слишком, — признался Гриша, кося глазами и еще больше разлохмачивая рукой светлую шевелюру.

— Да, слушай, — вспомнил Вадим. — Участковый не говорил, что оба были замечены в последние дни в каких-то непомерных тратах, что деньги у них завелись против обыкновения?

— Да вроде нет, денег не заметили, и гульбы особенной тоже не было. Только вот эти сережки, которые они пытались продать…

Занозин с сочувствием поглядел на блеклого, выпадающего в осадок Гришу:

— Ну, ладно, давай своих алкашей.

Гриша пошел за задержанными, и через несколько минут в коридоре послышались возня, вопли и истерика — причем, что было удивительно, истерика женская. Занозин с Карапетяном, заинтригованные, выглянули в коридор. На подходе к кабинету стоял Гриша и двое милиционеров с задержанными. На груди одного из помятых алкашей — длинного, вислоусого — билась внушительных размеров девушка, по всей видимости, боевая подруга. Девушка отличалась выбеленными волосами, забранными в хвостик на затылке, красными мощными щеками и всесокрушаюшим голосом. «Ой, не пущу-у-у! — вопила она и цеплялась за куртку длинного. — Ой, отпустите вы его-о-о-о! А-а-а-а!» Обликом и манерами девушка напоминала продавщицу овощного ларька со стажем, еще с советских времен, таковой, видимо, и была на самом деле. Она поддала звука, явно рассчитывая на слабые нервы милиционеров. Те морщились, но терпели. Сам вислоусый, на чьей груди билась девушка, глядел в сторону и вообще имел отсутствующий вид, как бы говорящий: «Ну, что с бабы возьмешь». Второй задержанный — невысокий, склонный к полноте молодой мужик с серым лицом — лыбился.

— Ладно, Оксан, — пытался успокоить посетительницу Гриша. — Хорош голосить, будто его на каторгу отправляют. Максимум пятнадцать суток дадут за появление в общественном месте в нетрезвом виде, — пошутил он. Кстати, познакомились они всего минуту назад, но Гриша уже общался с ней по-свойски.

Толстощекая Оксана подняла голову, злобно посмотрела на мента и завыла вреднее прежнего — с какими-то невыносимыми ультразвуковыми взвизгами.

Отдирать ее от вислоусого пришлось силой, два милиционера еле справились. Они с трудом посадили ее на скамейку перед кабинетом, а Гриша уговаривал возлюбленную задержанного, что вот приехали специалисты из управления, они во всем разберутся. Оксанка косилась на Занозина и Карапетяна, причем последний явно привлек ее повышенный интерес — на долю секунды она позабыла выть и застыла с открытым ртом, но тут же возобновила свой плач и готовности прекратить скандал не выказывала. Она то и дело вскакивала со скамейки и рвалась снова пасть на грудь задержанного.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать