Жанр: Детектив » Ольга Играева » Две дамы и король (страница 31)


Занозин испугался — ему показалось, дама сейчас лопнет от возмущения.

— А…а…а… — стонала она с раскрытым ртом, пытаясь выдвинуть аргумент в пользу несчастных толстых, но возмущение мешало ее самовыражению. Наконец она совладала с собой и завопила дрожащим голосом:

— Что вы понимаете в эстетике? Не зря в русском языке «худой» означает плохой, подпорченный. А неэстетичны именно потому, что все эти ваши знаменитые педики-модельеры создают одежду для бледных переростков. Права толстых на достойную жизнь нарушаются на каждом шагу, и никому до этого нет дела… Все, на что вы способны, — это предложить толстым всю оставшуюся жизнь питаться сельдереем, ха! Но теперь, слава богу, у людей есть право выбора. Ну, не хотят они есть сельдерей! — Дама передохнула и продолжила:

— Вы говорите, толстые — враги эстетики. Ваши супермодели — вот кто представляет извращенную эстетику. А толстая женщина румяна, весела, доброжелательна, потому что не страдает от стресса, не ограничивая себя в своих желаниях…

— Ага, еще она одета в восьмиместную палатку и вся колышется… Знаю я ваших доброжелательных толстух! Да одна такая — у нас в магазине работает — при каждой встрече укусить меня готова. И не только меня. Не может смириться, что есть еще в России женщины стройные и привлекательные…

Реплика принадлежала даме с тахты — той, которая была в декольтированных «блестках». Она оглаживала себя по блестящему боку и говорила нетвердым голосом поверх речей наперсницы толстых, но та лишь глянула в ее сторону и продолжила свои проповеди. «Блестки» не показались ей серьезным оппонентом.

— Мне бы ваши проблемы, — в сторону пробурчал молодой человек, не желая провоцировать новый поток речей страстной правозащитницы.

— А почему бы нам не потанцевать? — кокетливо скосила она глаза на своего собеседника.

«Господи, — ахнул Занозин. — Всего-то, чего она хотела… Стоило огород городить?», но признал маневр остроумным. Через секунду молодой человек, облапленный будущим достойным членом общества толстых, был увлечен в темную половину комнаты, и пара скрылась за спинами других танцующих.

К Занозину пробивалась Светик, как всегда смеясь. Под впечатлением только что подслушанного разговора Занозин оценивающе оглядел подругу и с облегчением признал, что Светик стройна как тростинка. И это было то, что нужно.

— Светик кого-то тащила за руку.

— Ищу его, ищу! — помирала она со смеху. — Уже и на кухне побывала, и в холле, и в спальне… А он, оказывается, тут же в этой комнате в углу прятался…

В подошедшем Занозин узнал того самого мужчину, который беседовал в углу с приятелями и удачно отбивал все атаки своей подруги нежными словами:

«Секундочку, солнышко!»

— Вот знакомься, именинник, он же юбиляр — словом, не знаю, как назвать… Короче, это Павлик, который празднует сегодня седьмую годовщину своей свадьбы. А это мой друг Вадим, — представила мужчин друг другу Светик. — А вот там на тахте, видишь, — обратилась она к Занозину, — его счастливая супруга.

Светик, довольная, захихикала. На кухне, в холле и в спальне, где она побывала в поисках Павлика, — где-то в одном из этих мест, а может быть, и во всех трех сразу она, видимо, успела добавить и пребывала в прекрасном расположении духа.

— Да! — хлопнула себя по лбу Светик. — Забыла сказать, Павлик — нарколог. — И снова захихикала.

Решили выпить за знакомство. Высокий, блестевший лысиной Павлик, по виду полнейший флегматик, опрокинул стопку водки, в то время как Светик с Занозиным выпили еще шампанского. Светик сидела рядом с Вадимом на диване, подсунув свою руку под его локоть и прижавшись к его плечу, — она, выпив, становилась очень трепетной. Вадим был не против, ему даже нравилось. Когда Светик садилась вот так и при всех клала голову ему на плечо, он ощущал себя этаким мачо, повелителем женщин.

— А я думал, наркологи спиртное профессионально не приемлют, — заметил Вадим не слишком оригинально. Павлик ему сразу понравился.

— Распространенное заблуждение, — кивнул Павлик, присевший рядом с ними к столу. Видимо, он привык к подобным замечаниям окружающих. Закусил он тоже вполне толково — макнул в солонку пучок молодого зеленого лука и отправил в рот. — Наркологи тоже люди. Да еще какие, — добавил он загадочно.

— Ой! — ойкнула Светик. — Держи подарок от нас с Вадимом. Альбом для фотографий. Но учти, это для тебя и для твоей Юльки, ха-ха! Семь лет — это, мы решили с Вадимом, почти что героизм…

«Это просто удивительно. Судьба какая-то… — подумал Занозин, разглядывая Павлика и слушая щебет Светика. — Нарколог…» Как только Светик произнесла «нарколог», алкаш Щетинин с похищенными золотыми сережками сразу пришел Занозину в голову.

Что делать с дурацкой щетининской забывчивостью?

Хоть бы специалист ему сказал, можно ли добиться от него чего-нибудь… Ему очень хотелось порасспросить Павлика об особенностях национального алкоголизма, но ему было неловко. За время работы Занозину часто приходилось сталкиваться с проблемой алкоголиков — они, как известно, являются главными героями 90 процентов российских убийств. Но «бытовуха» по пьянке для сыщика, как правило, большой сложности не представляет: улик навалом, все в крови и в отпечатках пальцев, свидетели ссоры тут же, орудие убийства — кухонный нож — валяется неподалеку, убийца чаще всего признается, а нет — прижать его уликами не

составляет особого труда. Но с этим Щетининым — другое дело…

Занозину очень хотелось порасспросить Павлика, но… у человека годовщина свадьбы, а к нему с вопросами про алкашей. Да и надоели Павлику, наверное, жлобы, которые как узнают, что он нарколог, вечно стремятся бесплатно получить консультацию. Но Занозин не сдержался:

— Послушай. — Вадим придвинулся к спокойному медлительному Павлику и наклонился вперед к столу — так, что рука Светика выскользнула из-под его локтя и упала на диван. Занозин не обратил на это внимания. — Послушай, а скажи, пьяница в состоянии белой горячки, он способен совершить убийство?

Павлик покосился на Занозина, более того, внимательно осмотрел его лицо и фигуру и спросил: , — Зачем тебе?

— Да ты понимаешь, у меня по делу об убийстве проходит один алконавт. У него нашли вещи убитой, а сам он, видишь ли, ни хрена не помнит… Вообще я сомневаюсь — насколько я понимаю, при белой горячке люди находятся в довольно беспомощном состоянии, — рассуждал Вадим.

— Да, — Светик хлопнула себя по лбу. — Я же забыла сказать: Вадим — мент. — И захихикала.

— Павлик понимающе и по-прежнему медлительно кивнул головой и неопределенно протянул:

— Ты понимаешь, старик, вполне мог. Но вообще ты ставишь вопрос чересчур неопределенно. Непонятно, на какой стадии алкоголизма находится твой клиент. С чего ты взял, что у него была именно белая горячка?

Павлик вынул сигареты из кармана и неторопливо закурил, опершись локтями на стол.

«А действительно, с чего?» — подумал Вадим озадаченно. И сказал вслух:

— Ну, он ничего не помнит…

— Амнезия вообще характерна для хроников, даже если они не успели пережить ни одного психоза.

Потом, — продолжил Павлик, — насчет беспомощности ты не совсем прав. Вообще, повторяю, не очень ясно, что у тебя за типаж и в каком он состоянии. За глаза трудно сказать что-то определенное. Одно дело — просто похмельный синдром, другое — запой.

— Да нет, — засомневался Занозин, вспоминая Колю. — Запоя у него вроде не было.

— Ну, неважно, — Павлик затянулся и, неспешно подняв голову, выпустил в потолок струю сигаретного дыма. — В общем, при белой горячке могут быть и двигательное возбуждение, и агрессивность, устрашающие галлюцинации… Если, скажем, он кинулся защищаться от «глюков», как говорит современная молодежь, да еще и с тесаком, например, то мог убить. Да ты лучше меня знаешь «русское национальное убийство» — пили вместе, поссорились, один зарезал другого, и на следующий день оба ничего не помнят… — с непроницаемым лицом пошутил Павлик. — И, кстати, при этом и белая горячка не обязательно имела место.

Занозин слушал Павлика внимательно, пытаясь понять, что в его речах может быть для него полезным.

— Но у меня особый случай, — сосредоточенно продолжил он разговор. — Удушение. И убитая — не собутыльница, а вроде бы случайно встреченная в лифте дальняя знакомая, к которой мой алкаш хорошо относился.

— Голыми руками? Подушкой? Шнуром? — бесстрастно поинтересовался Павлик. «Врачи, они такие», — подумал Занозин, который о подобных вещах говорил тоже вполне бесстрастно.

— Подушки в лифте мы не нашли, — с совершенно серьезной миной ответил он Павлику. — Похоже, голыми руками. Разве что в перчатках — с отпечатками пальцев туго.

— Это другой коленкор. Удушение… — задумался Павлик. — Удушение… Это более сомнительно. Чтобы задушить человека голыми руками, требуется большая физическая сила, сосредоточенность, целеустремленность — способность сконцентрироваться на длительное время… А у моих «друзей» и без белой горячки — замедленная реакция, тремор рук, нарушения моторики, оглушение. Хотя… исключить нельзя. И, кстати, насчет «хорошо относился» — это все лирика, не играет роли…

«Вот тебе и профессиональное заключение специалиста — может, да, а может, нет», — иронически усмехнулся про себя Занозин.

— Ну, хорошо, — снова обратился он к Павлику. — А как сделать так, чтобы он вспомнил, что тогда произошло?

— Можно попробовать гипноз, — предложил Павлик, но без энтузиазма. — А лучше для начала попробуй вернуть его в обстановку, предшествовавшую убийству. Может, сработает…

Занозин открыл было рот, чтобы задавать следующий вопрос, он с удовольствием беседовал с приятелем Светика, но та энергично толкнула его под руку.

— Не надоело еще о работе? Ну, вы спелись, хороши! — подпрыгнула Светик на диване. — Шнуром…

Подушкой… Бр-р-р! Один — о своих алкашах, другой — о своих убийцах, и оба упоены беседой. Все, не желаю больше слушать!

Она вскочила с дивана и встала перед носом у Занозина, подтанцовывая в такт музыке. Ее короткая расклешенная юбочка замелькала перед его глазами — туда-сюда, туда-сюда. От этой юбочки Занозин почувствовал, что сам сейчас впадет в гипноз. Светик потянула завороженного Занозина из-за стола и увлекла на середину комнаты, где топтались пары. Павлик лишь напутственно и одновременно сочувственно махнул вслед Занозину рукой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать