Жанр: Научная Фантастика » Джильда Муза » Макс (страница 5)


- Видите ли... Деана боялся гнева жены, от которой у него не было детей. И тогда он придумал историю о том, что вы-порождение живой материи. Очень хитроумную историю. Жена поверила ему, коллеги Деаны в частных разговорах с вами, Макс, поддерживали эту версию. Однако, заметьте, они не опубликовали ни одной научной работы об опытах с живой материей и тем более о вашем... гм... происхождении. Согласитесь, что это весьма убедительное доказательство... Вы сын Деапы и его ассистентки, которая умерла десять лет назад от инфекционного гепатита. Я сам видел медицинское свидетельство.

- Не могу поверить вашему рассказу, синьор комиссар... По допустим, вы правы. Тогда почему же Деана... мой предполагаемый отец хотел меня убить?

- Убить? Тут явное недоразумение. Ваш друг, Роланд, который предупредил вас, неверно понял слова Деаны. Я допросил и Роланда. Поймите, Деана хотел устранить вас, ну, если так можно выразиться, как продукт лабораторных опытов. Собственно, он хотел вернуть вам имя, фамилию, возвратить вас обществу. Он стремился возвратить вас к жизни, потому что вы, дорогой Макс, пока что официально не существуете - вы даже не зарегистрированы в мэрии...

- Значит, Роланд напутал... Верно, он признался, что стоял за дверью и подслушивал не со злым умыслом, а чтобы узнать правду. Он сразу заподозрил неладное - не каждый же раз семь врачей собираются ночью в главном зале. Он мог и не расслышать...

- Видите, произошла ошибка. Деана думал, как вам помочь, а вы, Макс, вообразили, что вас хотят убить. Но теперь Деана сможет публично признать вас своим сыном - ведь его жена, бедняжка, умерла год назад. Вы обретете семью, узаконите свое положение и сможете, если захотите, остаться в Генетическом центре и жить вместе с отцом.

- С моим отцом? Как это странно звучит... Все эти дни с момента бегства я ненавидел Деану всеми фибрами души. И вдруг оказывается, что он мой отец... А что он вам говорил обо мне?

- О вас?... Что вы замечательный юноша, умный, серьезный, не по годам развитый. Что вы сильно отличаетесь от ваших сверстников, большой фантазер и мечтатель и, не обижайтесь, со странностями. Нет, нет, это вовсе не значит, что вы сумасшедший, просто у вас необычные вкусы. Вы, например, увлекаетесь старинными печатными книгами, которыми люди пользовались сотни лет назад. И еще он сказал, что вы тайком пишете... стихи.

- Как он узнал об этом?

- Он тайно следил за вами. Он не смел открыться вам, но чувствовал себя ответственным за вашу судьбу. Отца не может не тревожить будущее сына. Насколько мне известно, Деана не раз предупреждал вас, что вы слишком много читаете и пишете.

- Правда. И я в душе посылал его ко всем чертям. Потому что для меня читать и писать стихи - огромная радость!

- Ты прав, сынок, совершенно прав, только не надо так волноваться.

- А что еще он говорил? Послушайте, когда с меня снимут эту смирительную рубашку?

- Смирительную рубашку? Да это же обычная гимнастерка... Все-таки ты был без документов, а это всегда вызывает подозрение. Во всяком случае, я прикажу ее снять. Так вот, больше Деана мне ничего особенного но сказал. Ты не обижаешься, что я тебя называю на ты? Ведь по годам я гожусь тебе в отцы. Разумеется, Деана был немного растерян, когда говорил о тебе. Впрочем, иначе и быть не могло. Ведь целых двадцать лет он, человек с незапятнанной репутацией, не слишком-то краснгю вел себя в отношении жены и сына. Да и с законом он тоже был не в ладу.

- Не в ладу?

- А как же: ведь налицо грубое нарушение гражданского кодекса - в мэрии-то твое рождение не зарегистрировано. Впрочем, ничего страшного - уплатит штраф. Других преступлений он не совершал, а что касается этого случая, то здесь имеются смягчающие вину обстоятельства... Теперь, когда синьора Деана умерла, он оформит документы, и ты получишь все права его законного сына и наследника. Причем в самый короткий срок. У профессора больное сердце, и он боится, что не успеет... Ну, ты сам понимаешь.

- Все это невероятно, чудовищно! Больше того - подло. Называть меня продуктом лабораторных исследований, уверять, что я единственный в мире совершенный человек! А теперь вы говорите, что я ничем не отличаюсь от миллиардов других людей на Земле.

- Значит, ты сам считал себя чем-то иным?

- Да, и в то же время чувствовал, видел, что похож на остальных людей. Раньше я страдал от того, что у меня нет матери, а теперь мучаюсь от сознания, что я ничем не отличаюсь от других людей, и сейчас даже больше, чем прежде.

- Перестань терзаться, дружок, хватит тебе ломать голову над всеми этими проблемами. Поверь мне, это пустое занятие. Главное, что скоро ты получишь все документы... Как только Деана выполнит все формальности.

- Ах да, документы! Это очень важно - получить документы?

- Важно? Совершенно необходимо, друг мой. Особенно для тебя.

- Знаете, синьор комиссар... я не верю ни одному вашему слову. Никакой н не сын Деаны, и хватит водить меня за нос.

"Нет, он положительно ненормальный. Профессор Деана говорил правду. Бот к чему приводит чтение печатных книг".

Милан, виа дей Космографи, 5,

7 августа 2063 года

Милейший профессор!

Полицейский комиссар Гарроне рассказал мне кое-что любопытное о моем появлении на свет. Не знаю, должен ли я ему верить? Я вообще ничего не знаю. В этой запутанной истории лишь одно не подлежит сомнению - вот уже неделю меня держат в сумасшедшем доме на виа дей Космографи, 5, Милан Зюйд-Вест, и виноваты в этом Вы. Я пишу Вам с тем, чтобы Вы еще раз поняли, какой Вы негодяй. Вы виноваты в том, что произвели меня на свет, а потом задумали убить, по какой причине - до сих пор не знаю. Никто меня не разубедит, что в ту ночь Роланд ошибся. Наконец, по Вашей вине меня заключили в дом для

умалишенных. Ведь Вы-то знали, что я совершенно нормальный человек. Если я и в самом деле Ваш сын, то Вы преступный отец, жестокий и бессовестный убийца. Если же я "продукт лабораторных исследований", то Вы - лжеученый, жалкий отступник. В любом случае Вы подлец, и я не желаю признавать Вас ни своим отцом, ни "создателем". Я с детства привык к мысли, что у меня нет ни отца, ни матери, одиночество было моим нормальным состоянием. Знайте же, что здесь, в сумасшедшем доме, я читаю все, что хочу, и пишу стихи, стихи, стихи.

С глубоким презрением и ненавистью

Макс.

Генетический центр, 10 августа 2063 года

Дорогой Макс, я понимаю твои чувства, твое состояние. Но если бы ты знал, как я страдал н страдаю, возможно, твое отношение ко мне не было бы таким суровым! Я надеюсь, что постепенно сумею объяснить тебе всю безнадежность моего положения. Разумеется, если только ты этого захочешь. Обнимаю тебя.

Витторио Деана.

Виа дей Космографи, 5,

15 августа 2063 года

Профессор, я не верю ни единому Вашему слову. Нет и не может быть безнадежного положения. Лицемер!

"Макс.

Генетический центр,

17 августа 2063 года

Дорогой Макс, сам подумай, что лучше: сохранить одного или спасти сто тысяч? Если б тебя заставили выбирать между спасением жизни одного человека и смертью ста тысяч, что бы ты выбрал? Поверь мне, именно смерть одного этого человека могла спасти жизнь сотне тысяч, а быть может, и миллиону человеческих существ. Как бы ты поступил на моем месте? Ответь мне пока лишь на этот вопрос.

Обнимаю тебя.

Витторио Деана.

Я бы выбрал смерть одного.

Виа дей Космографи, 5,

18 августа 2063 года

Макс.

Генетический центр,

19 августа 2063 года

Именно это я и намеревался сделать.

Обнимаю тебя.

Не понял!

Витторио Деана.

Виа дей Космографи, 5,

20 августа 2063 года

Макс.

Генетический центр,

21 августа 2063 года

Постарайся понять то, о чем я не могу сказать тебе в письме, хотя и полностью доверяю человеку, который вручает тебе корреспонденцию.

С любовью.

Витторио Деана.

Виа дей Космографи, 5,

22 августа 2063 года

Не понимаю, жалкий фигляр!

Макс.

Генетический центр,

23 августа 2063 года

Дорогой Макс, считай правдой все, о чем я тебе рассказал много лет назад. Теперь ты понял? Добавь к этому шпионаж и известие о внезапной инспекции. И наконец, вспомни, что там, наверху, нуждаются в пушечном мясе. Мне пришлось бы, вернее, меня заставили бы сто, тысячу, двести тысяч раз повторить чудо, которое я сотворил с тобой, и тем самым послать этих людей на бойню... Теперь ты меня понял?

Обнимаю тебя.

Витторио Деана.

Р. S. Сожги это письмо.

Виа дей Крсмозрафи, 5,

23 августа 2063 года ..

Значит, правда, что я не Ваш...

Значит, правда, что я...

Устранить меня, чтобы не убивать тысячи других после меня?.. Так ведь? Но это опасная игра, профессор, и к тому же я не знаю, чему и кому верить!

Макс.

Генетический центр,

24 августа 2063 года

Дорогой Макс!

Истина всегда одна. Все, о чем я тебе рассказывал еще в детстве, - правда. Но ты вправе доверять лишь голосу сердца. Тебе нравится писать стихи? Пиши и пока больше ни о чем не думай.

Обнимаю тебя.

Витторио Деана.

Виа дей Космографи, 5,

26 августа 2063 года

Но почему меня заточили в этот ужасный дом? Отвечайте откровенно, без уверток.

Макс.

Генетический центр,

28 августа 2063 года

Дорогой Макс!

Как только ты прочтешь это письмо, сожги его. Непременно сожги, оно слишком опасно. Чувствую, что обязан объяснить тебе все. Сейчас, после тяжелого сердечного приступа, мне стало полегче, и я в состоянии подробно рассказать тебе обо всех событиях.

Так вот, сын мой, я решил уничтожить тебя, когда получил телеграмму от старого друга, чиновника министерства внутренних дел. Он предупредил меня о готовящейся инспекции и рекомендовал быть во всеоружии. Если решение необходимо принять внезапно, без долгих и глубоких раздумий, оно редко бывает наилучшим. И в данном случае это правило подтвердилось.

Тремя днями раньше я получил телеграмму из министерства внутренних дел (а ты сам знаешь, что министерство внутренних дел и военное министерство - это в сущности одно и то же). От меня требовали подробных объяснений об опытах с живой материей, которые привели к созданию в лабораторных условиях образчика по кличке Макс. Я был страшно напуган - ведь никто из нас не публиковал об этом ни одной статьи и вряд ли кто-либо из ученых Центра мог нечаянно выболтать тайну. Однако факт оставался фактом. Разумеется, я ответил, что никакого образчика по имени Макс нами создано не было. Одновременно я попытался выяснить, кто из моих сотрудников мог предать наше общее дело, но тщетно. Очевидно, кто-то соблазнился крупной суммой денег и донес об опытах властям. Но кто именно, мне неизвестно по сей день. Для военного министерства полученные сведения показались манной небесной. Отныне, полагали военные, любые войны можно вести с помощью людей, созданных в специальных лабораториях. К тому же в представлении этих вояк ты и тебе подобные - не люди, а "образчики", послушные роботы, и с ними можно не церемониться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать