Жанр: Современные Любовные Романы » Наталья Нестерова » Выйти замуж (страница 3)


— Я очень рада, что вы нашлись, — сразу начала оправдываться Люся. — Так нелепо все получилось. Я сейчас все объясню. Когда погас свет в вагоне, вы помните. Хотя нет, вы же дремали. Так вот, моя шапка упала в капюшон.

Люся говорила, рассматривая потерпевшего, и он никак не походил на то, что ей запомнилось. Собственно, ей ничего не запомнилось. Тогда в метро она видела только профиль, да еще так нервничала, что не сообразила выделить особые приметы. Когда же дверь перед парнем захлопнулась, то его лицо пришлось прямо на стык дверей. Но ростом он был выше, определенно выше.

Люся несколько сбавила темп оправдательного монолога, потом вообще замолчала, задумалась. В это время раздался звонок в дверь. Она пошла открывать.

На пороге стоял парень лет двадцати. Он оглядел Люсю с ног до головы и так мерзко ухмыльнулся, словно она была воровкой со стажем, а не случайно оступившейся. «Нахал», — подумала Люся и спросила:

— Вам кого?

Нахал перегнал в уголок рта спичку, которую жевал, и процедил:

— Шапка у тебя?

По комплекции и росту этот визитер походил на потерпевшего.

— Проходите, — сказала Люся.

В комнате она спросила новенького:

— Вы меня помните? Правда, вы спали…

— Когда это я с тобой спал? — оскалился тот. Люся обиделась:

— Я, конечно, виновата, но, пожалуйста, без пошлостей. Тем более, что есть еще один претендент, а я вас… или его… не запомнила.

— Какой еще претендент? Гони шапку! — грубо бросил нахал.

— Извините, — вежливо сказал алкоголик, — я первый пришел.

— Да хоть нулевой. Ты свое получила? — ухмыльнулся спичкожеватель. — Отдавай чужое.

— Подождите, — Люся поджала губы, — сейчас разберемся.

Сейчас не получилось, снова раздался звонок в дверь. Люся бросилась в прихожую: юный очкарик в куцей куртенке.

— Прошу прощения, я по объявлению насчет пропавшей шапки.

— Бабаня!!! — заорала Люся, не отрывая взгляда от новенького.

— Чего? — выглянула из кухни старушка.

— Ты мне ничего не сказала! Сколько человек звонило?

— А я считала? Целый день: трень-брень.

— Проходите, — затравленно пробормотала Люся очкарику.

Он вошел и устроился на диване рядом с алкоголиком. Люся стояла перед ними и лихорадочно соображала, что же делать. Нужно проводить дознание.

— При каких обстоятельствах пропала ваша шапка? — спросила она первого.

Тот не успел ответить, как грубо вмешался нахал:

— Слушай, дева, если мы здесь будем выслушивать обстоятельства твоего промысла, времени не хватит. Оно у меня казенное. Клиент ждет.

— Какой клиент? — не поняла Люся.

— Твой.

— А, в том смысле, что я у вас… Нет, понимаете, это произошло нечаянно…

— Да не интересует меня твоя заблудшая душа, — опять перебил нахал. — Давай шапку!

— Какая у вас была шапка: цвет, мех? — разозлилась Люся.

— Ну, ондатровая, рыжая.

— Верно, — воодушевилась Люся. — А все-таки: при каких обстоятельствах она пропала?

— Хочешь, чтобы я рассказал? — ухмыльнулся парень.

— Конечно.

— Ты привела клиента домой, он был здорово под градусом и забыл шапку.

— Что?! — не поняла Люся. — Я вас сюда привела?

— Да не меня, шефа. Он внизу в машине ждет. Нечего время тянуть и спектакли устраивать. Не таких артисток видали.

До Люси наконец дошло, за кого ее принимают. Сначала она задохнулась от возмущения, потом гордо задрала свой орлиный носик и процедила:

— Ошибаетесь. Таких — не видали. Мне с вами говорить не о чем. Это не ваша и не шефа шапка. До свидания. Прошу вас уйти, мне еще с товарищами разобраться надо.

— Чай пить-то будете? — вошла с вопросом Бабаня.

— Нет, — ответила Люся.

— Да, — вставил алкаш.

— С удовольствием, — поддакнул очкарик.

— Ну ладно, — смирилась Люся, — только этот, — она ткнула пальцем в нахала, — пусть уходит. Это точно не его шапка.

Бабаня, Люся, алкоголик и очкарик выстроились боевой линией и оттерли парня в прихожую.

— Да ну вас! — махнул он рукой. — Связываться с чокнутыми. Пусть сам разбирается.

Гости с удовольствием набросились на Люсин торт, особенно усердствовал юный очкарик. Пока Люся разливала чай, она думала о том, что будет тактически неверно раскрыть историю своего падения самой. Надо грамотно провести допрос.

— Какая у вас была шапка? — спросила она алкаша.

— Ондатровая, рыжая.

— А где вы ее потеряли?

— В метро.

«Это они уже знают, не подходит», — подумала Люся и попросила:

— Расскажите, как все было.

— Я заснул.

— А дальше?

— Дальше не помню.

— Что же вы так? — расстроилась Люся.

В дверь снова позвонили. Люся со вздохом поплелась открывать. Прибыли гражданин преклонных лет, по всей вероятности развратник-шеф, и какой-то молодой человек.

— Вы по объявлению? — быстро спросила Люся того, что помоложе.

Он кивнул.

— Проходите. А вы, наверное, тот самый клиент, который присылал сюда своего адъютанта?

— Совершенно верно, шофера.

— Послушайте, вы же видите, что это совсем другая квартира и я вовсе не та самая… Вы просто теряете время.

— Все-таки позвольте, — бесцеремонно протиснулся в прихожую греховодник.

В комнате он принялся озираться по углам, очевидно пытаясь что-нибудь вспомнить, но, судя по лицу, это ему не удалось, и он решительно занял место на диване. Новенький парень встал у окна.

— Совершенно не понимаю, зачем вы пришли, — сказала Люся шефу. — Шапка не ваша, и вам я ее не отдам. Это начальник того нахала, — пояснила она присутствующим.

— Я посижу, — упрямо сказал шеф. Люся пожала плечами и спросила алкоголика:

— Значит, вы больше

ничего не помните? А станция метро какая?

Алкаш беспомощно сморщился и отрицательно покачал головой.

— Какая станция? — спросила Люся очкарика.

— Не помню, не здешний, из Воронежу я, — ответил тот и потянулся за последним куском торта.

— А на вас были тогда очки?

— Нет, кажется, не было, — ответил он, жуя.

— Размер уточните, — посоветовал шеф.

— Что? — переспросила Люся.

— Размер шапки. У меня — пятьдесят восьмой.

— А у вас? — спросила Люся алкоголика.

— Не знаю.

Очкарик тоже не знал своих параметров, а данные шефа принимать во внимание не следовало.

Парень, который стоял у окна, участия в разговоре не принимал. Он только улыбался и, казалось, наслаждался всем этим представлением.

— Мы в тупике, — констатировала Люся. — Может, бросите жребий?

— Только без этого. — Очкарик кивнул в сторону шефа и громко потянул чай из чашки.

— Минуточку! — засуетился старый развратник. — Насколько я информирован, у девушки есть чужая шапка. Истинного владельца установить не удается.

— Но уж это точно не ты. — Алкаш заискивающе покосился на Люсю, словно прося оценить комплимент.

Шеф в свою очередь принялся внимательно рассматривать пьяницу и в конце концов строго потребовал:

— Ну-ка, дай свой паспорт!

Алкаш безропотно вытащил из кармана потрепанную книжицу.

— Так, так, — пробормотал шеф, листая ее. — А что, если мы сейчас позвоним куда следует и выясним, где ты провел ночь? В вытрезвителе, верно? Шапку какую там оставил, кроличью? Говори честно, у меня в машине есть бутылка «Столичной». Если не соврешь — твоя.

— Да я думал, раз ничья, — заюлил алкаш.

— Вам все понятно? — спросил шеф Люсю и повернулся к очкарику: — Теперь вы, молодой человек. Значит, Москвы вы не знаете. Ну а в каком часу у вас пропала шапка?

— Вечером.

— Точнее, — попросила Люся.

— Около семи.

— Как не стыдно! — возмутилась хозяйка. — Зачем вы пришли?

— Но я правда потерял шапку! Вязаную, сунул в карман, а она выпала где-то.

— И это вы называете «при странных обстоятельствах»? — попенял шеф.

— Да уж, по странности с вами никто не сравнится, — огрызнулся очкарик. — Между прочим, просили прийти молодого человека.

А вы-то?

— Подведем итоги, — объявил шеф, не обращая внимания на выпад. — Девушка, никто из здесь присутствующих владельцем найденной шапки не является. И вероятность, что вы его найдете, ничтожна. Я вам предлагаю разумный выход из положения. Вы потратили свое время, деньги на объявление, торт. Сделаем так: вы отдаете шапку мне, я плачу за нее тридцать рублей. Это почти вдвое больше, чем она стоит на базе, и расходимся с миром.

— А мне бутылку! — напомнил алкаш.

— Молодой человек, — шеф кивнул на очкарика, — у вас неплохо подкрепился, так что ни у кого обид не будет.

— Никаких сделок я совершать не буду, — отрезала Люся, — и шапку вам не отдам.

Она вдруг сообразила, что истинный потерпевший может обнаружиться только завтра или послезавтра. А если она отдаст им шапку, даже по жребию, что делать потом? Своей жертвовать? Вместо двух ушанок ни одной!

— Уходите, господа хорошие, — попросила она.

Никто не тронулся с места.

— А чего мне бутылка только? — спросил вдруг алкоголик.

Он, видно, сообразил, что за шапку может получить больше, чем одну поллитровку.

— Я все-таки шапку потерял, — буркнул очкарик, — а эта не ваша.

На лице шефа тоже проступила агрессивная решительность.

«Драться будут, — испугалась Люся. — Еще этот у окна, здоровый такой». Она оглянулась. Парень усмехался, переводя взгляд с нее на диван, где сидели претенденты.

— У меня сосед милиционер, — соврала Люся.

— Девушка, отдайте шапку по-хорошему, — поднялся шеф.

— Разыгрываем так разыгрываем. — Алкаш тоже встал.

— Я в Воронеж специально не поехал, задержался, — присоединился к ним очкарик.

Четверо злых мужиков в квартире, против нее и Бабани. Тут не только чужую шапку отберут, а и своих вещей недосчитаешься. Или костей…

Люся сочиняла на ходу:

— Мне сосед-милиционер посоветовал, если объявление не поможет, сдать шапку в милицию. Я уже и заявление написала.

— И что вы там написали? — спросил парень у окна.

Все развернулись к нему.

— Как с мирно спавшего человека сорвали шапку на станции метро «Комсомольская»? — улыбался молодой человек.

— Во дает! — изумился алкаш.

— Воровка, — хмыкнул шеф.

— Наводчица, — вставил очкарик.

Люся и истинный потерпевший их не слушали.

— Я даже сначала не понял, что вы там закричали. Мне потом люди объяснили, вроде о какой-то справедливости. Ничего себе справедливость! Мне эту шапку на Севере подарили. Я служил под Мурманском. Наш старшина шил эти шапки офицерам, ну и на продажу.

Внутри, кстати, тряпочка пришита с надписью: «Другу Володьке на голову и на память».

— Она совсем истерлась, — пробормотала Люся. И потом вдруг добавила: — Вам торта не досталось…


Володька стал Люсиным мужем номер один. Не сразу, конечно, но после довольно скоротечного периода ухаживания. И увез ее в город Калугу. Люсиным родителям ее брак был не по душе. Но через год, когда родился Димка, они смирились.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать