Жанр: Научная Фантастика » Сергей Калашников » Странный мир (страница 24)


Славка очередной раз почувствовал себя инструментом в руках искусного хирурга. Протеста это не вызвало. Жизнь усложнялась, но за последнее время он стал сживаться с этим процессом.

На обратном пути их догнал фронт сплошной облачности. Последний день шли под дождём. Мелкий, словно висящая в воздухе пыль, он, кажется, забирался под одежду. Однако дотопали, обогрелись и вымылись в тёплой мыльне, переоделись в сухое и заснули в обнимочку. Рипин взгляд он тогда, наверное, не вполне расшифровал, но упрёка в нём не было.

* * *

Ледоход прошёл в начале марта. Прибрежный лёд пропал незаметно, но потом несколько дней вниз по течению проплывали льдины. Небольшие и нетолстые, каждая сама по себе. На уровне воды в реке это не сказалось. А вот дожди, догнавшие Славку с Зоей по дороге из разведки, шли долго. Вода в реке поднималась медленно, и это позволило согнать к Камышовке всю имевшуюся у них флотилию, две пластиковых коробки, оба челнока и тримаран долблёнку.

Ловили и тащили к берегу всё, что проносила мимо раздувшаяся река. Много натаскали. Высокая вода стояла месяц, а подмытые стволы деревьев попадались не по разу в день. Все — лиственных пород, тяжелые и набухшие от пропитавшей их воды. После окончания дождей половодье продолжалось долго. Только к концу апреля река приобрела привычный вид. Но течение оставалось заметно более быстрым, чем они привыкли. Установилось устойчивое тепло, дождики стали редкими и короткими.

Интенсивно шло обустройство Вишнёвки, во все стороны разошлись пешие разведывательные группы, но великие строительные работы Славка прекратил. Дома надо было строить из самана, это зима показала однозначно. Однако их следовало обкладывать кирпичом, которого они могли делать достаточно, но не на глину же его класть! Нужна известь, то есть известняк. Требовались деревянные полы, на которые необходим лес иного качества, чем тот, который им доступен. И следовало позаботиться об устройстве невоспламеняющихся кровель. Как это сделать — уму непостижимо. Но тростниковые или соломенные — это слишком рискованно.

* * *

Семейная жизнь Славки приобрела невообразимый шарм. Все считали, что с Рипой он расстался, и живёт с Зоей. Тут вообще всё на виду. В общем, спал он действительно с Зоей. Она нежно и трогательно прижималась к нему ночью, но вот в супружеских действиях с его стороны нуждалась нечасто. Да и стеснялась она некоторой публичности происходящего. Хоть и в кромешной темноте, но люди то рядом. В общем, действия всегда носили тщательно замаскированный характер.

Зато с Рипой он встречался нередко. Всегда скрытно и накоротке, зато бурно и с огромным желанием. Были у них примечены и обжиты укромные углы среди хозяйственных построек, шалашик в кустах… цирк, одним словом. Тайком от всех, по одному движению брови… нравится ему эта женщина.

Зато другие девушки стали оказывать ему заметно меньше знаков внимания. Нормальный деловой разговор, как человек с человеком, получался с любой. А вот улыбок или прикосновений невзначай больше не случалось. Кругом сплошные братья по разуму. Хоть мужеска пола, хот женска. Рипа объяснила, что Зою девчата побаиваются. Решительная она и очень ревнивая. И поскольку он теперь её муж — табу. А то, как бы чего не вышло. Мир повернулся к Славке новой гранью. У него безумно любимая любовница и жена, которой все опасаются. При

таком тесном проживании сохранить что-либо втайне трудно, и отсутствие скандалов указывало на то, что весь честной народ им с Рипой подыгрывает.

* * *

Когда вода спала, в верховья ушла большая экспедиция на пластиковой лодке и челне. Славка с Зоей и Зиной отправились искать Крым.

С Зинкой хорошо, она понятная. Парни её сейчас не интересуют. Она намерена вырасти и созреть, а уже потом родить троих детей. Второго от Славки, третьего от мужика, который не дал ей патронов в той группе, что они нашли прошлой осенью, а от кого первого — не скажет никому. Квакушки, Вера и Рипа для него вообще как родные, дорогие и близкие люди. А вот с женой ему непросто. К себе подпускает редко, причем после проведенного по всем правилам приступа с подкопом, штурмовыми лестницами и бурным натиском. Зато ревнует его даже к собственной тени.

А сейчас лодка скользит на юго-восток, Солнце припекает пока несильно, а за кормой прячется за горизонтом берег. Они вышли из Лимана Солеварни, где никаких новых следов пребывания других людей не обнаружили. Оставили бутылёк с притёртой пробочкой с картой и инструкцией, как найти их посёлки. И вот — открытое море. Земля скрылась сзади и… появилась впереди. Хм. Слишком близко. Это не должен быть Крым.

Славка держит руль, а Зина засекает ориентиры. Зоя делает пометки на планшете — они хорошо подготовились к походу. На листе намечается контур, а берег впереди низменный. Сухая степь, глубокий залив. Нет, не слишком глубокий. Лиман-ёлочка, такой, как описывала Вика.

— Думаешь, это не Крым? — Зина разглядывает сушу в бинокль. Травинки редкие, кустики чахлые, песочек барханится.

— По внешнему виду не скажешь. По расположению вроде как слишком близко. Если это он, то налево — Керчь, направо — Севастополь. Только с другой стороны. А если не он, то справа есть проход, а слева — кто знает? Вы осенью эту землю обошли западней. Идём туда, определимся с другим берегом пролива.

Зинаида берёт солнце деревянным секстантом, засекает время, и углубляется в расчёты. Привязывает точку. Нулевой меридиан расположен у них в обсерватории, что на краю степи рядом с поселком в балке. Инструмент, понятное дело грубоват, но совершенствовать его они будут ещё не раз. А Славка поворачивает румпель. Зоя управляется с парусом. Она вообще-то хорошо вписывается в команду.

* * *

Обошли полуостров, или оконечность острова. Никакой это не Крым. Гор нет, степь, барханы, которые Зинаида называет дюнами. Источников воды не видно, растительность такая, что плакать хочется. Берег изрезан глубокими заливами. В одном из них заночевали. Вода холодновата, купаться не тянет, но дно просматривается. У них имеется с собой тазик со стеклянным дном, через которое прекрасно видны песочные холмики и водоросли. Рыбки плавают, медузы, крабов не видно. Буйства жизни не наблюдается.

Пристали, поставили палатку, сварили похлёбку, и на боковую. Ага. Вот и новый штрих. Рыжая Зоя однозначно устроилась посерёдке. Сама то притиснется к его животу, а вот другой девушке прижаться к тёплой спине своего мужчины не позволит никому.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать