Жанр: Научная Фантастика » Сергей Калашников » Странный мир (страница 5)


Глава 3

Ножик из обмотанного изолированным проводом обломка полотна ножовки по металлу оказался истинным сокровищем. Аккуратно размотав рукоятку, Славка получил около десяти сантиметров замечательных мелких зубчиков, выстроившихся по прямой кромке. А потом в тонком окончании ореховых посохов были неторопливо сделаны продольные пропилы.

Дело в том, что утром они первым делом разобрали флягу с антуражными вещами. Там была найдена обалденной красоты фаянсовая кофемолка, куча пакетов зернового кофе, тёмный керамический кофейный сервиз на шесть персон и два комплекта непривычных своей прямоватостью ложек: двенадцать столовых, смахивающих на десертные, и столько же чайных, изрядного размера.

Аналогия с наконечником копья возникла в голове у Славика мгновенно. Захлестав туристический топорик в ствол лежачего дерева, на его обухе, как на наковальне, осторожными поначалу ударами другого топорика, расплющил, или выпрямил, как посмотреть, две столовых ложки, оттянув, иными словами, сплющив, их кромки. Поправил напильником, довел на оселке и, вставив в расщеп, примотал. Два лёгких копья — это хоть что-то. Посохи немного просохли, стали легче, и в качестве древков копий выглядели достойно. Правда, и для крепкого поперечного удара они по-прежнему годились, поскольку остругана в профиль ручки ложки была только узкая оконечность.

Цветастую рубаху с просторными рукавами и лёгкие шелковистые штаны, похожие на пижамные, Рипа подобрала ему из… вообще-то в тряпках она ковырялась без его участия, так что, сказать, откуда она это добыла, было непросто. Из «экипировки», изготовленной в первый день, понадобились только шапки, похожие на… лучше не будем о грустном.

А ещё сразу четыре пластиковых меха для воды, скрученные трубочкой, извлечённые из той же фляги — и походное снаряжение в полном порядке. Остаётся позавтракать овсянкой. Цивилизация — великое благо, пока есть продукты.

Как ни крути — осматриваться нужно предметно и обстоятельно. Пока цела обувь, пока не похрумкали с вечерним чаем пакет не размокших в воде сухарей, и не расквасилась от жары баночка плавленого сыра.

Кроме копий взяли: Славка — топор, Рипа — самый большой из обнаруженных кухонных ножей. Еще она прихватила медицинскую сумку на ремне через плечо, поскольку положить провиант больше было решительно не во что.

— Ты бы выложила часть медикаментов, — видно же, что тяжело.

— Понимаешь, не знаю как где, но у нас бытовало поверье, что ничего из такой сумки вынимать нельзя, иначе как для использования по назначению, — девушка выглядит слегка смущённой. — А то именно этого и не хватит.

Кипячёную воду из остывшего чайника перелили в мех, который при помощи лямок, связывавших покрытие балагана, парень приторочил на спину вместе с парой спальников. Пошли. Как раз солнце встало.

На границу степи выбрались быстро. Стада диких коров не наблюдалось, а всё остальное — без изменений. По верхнему краю оврага направились прочь от реки, углубляясь в степь. Слева овраг, справа равнина. Два часа туда, столько же обратно. Ничего примечательного. Рипа, правда, сорвала несколько цветочков и украсила ими свою шляпу. Вообще-то смотреться стало гармонично. И по склонам оврага у разных деревьев, кое-где веточек с листочками посрезала, так и шла с веником в руках. Славка больше по сторонам поглядывал, нет ли где какого опасного зверя.

Вернувшись к границе поймы, поворотили спиной к почти полуденному солнцу и направились в сторону верховьев реки. Следующий встреченный ими овраг оказался широким, и по дну его протекал ручеёк. Пологие, очень пологие склоны заросли высокой травой, и стадо диких коров как раз здесь и паслось. Обошли подальше. Тут вообще и заросли кустарника встречались часто, и деревьев немало росло. Да и трава выглядела очень бодрой. А сама ложбина уходила вдаль, просматриваясь на большое расстояние.

Открывшаяся слева панорама определению «овраг» никак не соответствовала. Славка долго всматривался в эти слегка наклонные поверхности, заросшие травой, мелким кустарником и редкими деревцами. Что-то эта картина ему напоминала. Особенно речка, петляющая по плоскому дну. Или ручей, хотя течение очень слабое. В нижней части, явно заливаемой водой, трава просто буйствовала, радуя глаз богатой зеленью и обилием цветов.

Диким коровам это великолепие тоже нравилось. Они неустанно паслись, скрытые по брюхо от глаза стороннего наблюдателя.

Рипа тоже любовалась открывшимся видом, причём взгляд её обшаривал пространство методично, словно сканируя и запоминая все детали пейзажа.

— Собираешься рисовать по памяти? — спросил он, отметив столь пристальное внимание.

— Ещё не поняла. Что-то мне эта картина напоминает, пытаюсь вспомнить.

— Как будто чего-то не хватает, — подключился Славка к её умственной деятельности.

— Да, недостаёт деталей, а каких — не пойму. И для чего?

— Хат недостаёт, крытых соломой, и плетней с крынками на кольях. И снега. И будет тебе «Ночь перед Рождеством», где кузнец Вакула тащил в мешке чёрта.

— Точно! А ведь тогда, наверное, киношники настоящую деревню снимали.

— Стало быть, радость моя, ты местечко присмотрела для семейного гнёздышка.

Рипа прислонилась к нему всем телом.

— Пойдем к речке. У тебя сейчас всё равно юношеская гиперсексуальность, а в тенёчке да на мягкой травке мы можем прекрасно… передохнуть. Ведь не меньше двадцати километров протопали. Заодно переждём, пока самое пекло.

class="h2">* * *

Даже подремали пару часиков. По два обсыпанных сахаром ванильных сухаря на нос, да крошечная баночка плавленого сыра, вычерпанная до дна деревянными лопаточками — и желудок надавил на глаза. Так что «глупости» оставили на потом. Лежали в тени на спальниках, даже не прикасаясь друг к другу — жарко. В речке, оказавшейся неожиданно глубокой, конечно искупались сразу. А сейчас просто пережидали послеполуденный зной.

— Смотри, что-то беленькое в воде.

Концом копья Славка выловил бумажную салфетку. Обычную рифлёную, насквозь мокрую, буквально расползающуюся в руках.

— Знаешь, Рипа, а ведь эти протирушки долго на поверхности не держатся. Её, скорее всего, принесло ветром, а в воду она угодила не далее, чем в паре сотен метров отсюда. Течение-то медленное.

Оглянулся. Ага. Спальники уже свёрнуты. Ведь даже не договорил, а она уже всё поняла.

* * *

Людей они нашли метрах в трёхстах выше по течению. Мужчина лежит в тени. Рядом женщина, смотрит на них толи удивлённо, толи обрадовано.

— Как вы нас отыскали? Неужели через спутник нашли по сигналу телефона, как в кино?

— Записку получили…, - начинает шутку Славка, но…

— Что с Вами, больной? — вот это да! Не девушка в мохнатой шляпе с легкомысленными цветочками, а врач с медицинской сумкой, вот кто она теперь.

— Когда тряхнуло и грохнуло, мне в спину и вступило, даже руль от боли не удержал, ну и въехал немного в куст. А куда нас при этом занесло, ума не приложу.

— Слава, одежду с него долой и перевернуть на живот. Вы…

— …Вера Евгеньевна.

— Вы Вера Евгеньевна помогайте.

Рипа долго кончиками пальцев пробегала вдоль позвоночника, щипала, колола травинкой, спрашивала, где что ощущает пациент Пётр Маркович. А потом всадила укол. Посидела с полчасика, и сделала ещё один.

— В общем, чего-то уж совсем непоправимого, конечно не произошло, — наконец ответила она на тревожный взгляд женщины. На нашей Земле его за пару недель бы поставили на ноги. Собственно, и здесь это потребует примерно такого же срока, просто кое-что придётся сделать не самое гуманное. И очень хорошо, что мы прихватили с собой топор.

Удивлённый взгляд женщины Рипа так и не заметила. А Славка откровенно любовался старенькой «Нивой», загнанной в тень развесистых деревьев. Да, эта балка кажется просторной и прозрачной только с виду. А вот, поди ж ты, совсем рядом были, и ничего не заметили.

* * *

Для реализации Рипиного замысла Славке пришлось смотаться в оставленный утром лагерь. Требовалось много верёвок и крепежа. Путь вдоль речушки до основного русла, а потом по его берегу до лагеря осилил в оба конца за пару часов.

Когда вернулся, выяснилось, что план поменялся, хотя сходил он всё-таки не напрасно. На скорую руку соорудили хитрые носилки, на которых больной, лёжа на собранном из жердей щите лицом вниз и был помещён на крышу старенькой «Нивы», прямо на багажник, с которого женщины уже сняли и сложили в сторонке какие-то листы. Там ещё что-то виднелось аккуратно складированное, но разбираться было некогда — поджимало время. Солнышко уже сильно передвинулось к западу и явно направлялось в сторону горизонта.

Рулила Вера, а Славка с Рипой выбирали дорогу провнее. Там сук срубить, тут ямку засыпать. Поняв, что у него в руках лопата, недоумённо посмотрел на подругу.

— Они же на дачу ехали, — пояснила девушка. — У Веры с собой целая сумка семян. Одних цветов пятнадцать наименований.

Фыркнули. Он лопатой, она окучником быстро сделали пересыпки через промоину как раз на ширине колёс автомобиля.

* * *

Добротно сделанный щит с Марковичем оказалось несложно установить в балагане на небольшой высоте так, что ноги было можно опускать на земляной пол. Пока женщины хлопотали у костра, Славка позаботился об удобствах пациента. И о физиологии, и том, чтобы ему было мягко. Поужинали. Осмотрев картонку, из которой только что сцедили последние капли кефира, Рипа протянула её своему спутнику.

Знакомый молокозавод, земляки. И время переноса их в этот мир совпадает. Хорошо, что у людей было с собой продуктов на неделю и вода под боком. Убедившись, что дозвониться никуда не удаётся, Вера просто отправила SMS-ки дочери и сыну, после чего уселась ждать подмоги. Оставлять беспомощного мужа без присмотра она не решилась — видела зверя, похожего на собаку. Конечно, отсутствие значка телефонного оператора на экране мобилки её смутило, как и неполучение подтверждающего сигнала, но большего сделать она всё равно не могла.

— Слав, пойдём посуду помоем, — отличное предложение. А то в жилище они теперь не одни.

— Ага. — Быстро собрали блюдечки, чашки, котелок, и бегом к реке. Пока песок не остыл.

* * *

— Как Вы думаете, Пётр Маркович, если в эти места забросило два автомобиля, так, ведь и другие люди могли сюда попасть из нашего мира, — теплится крошечный огонёк в низком круглом стаканчике икеевской свечи. Вера Евгеньевна ворочается на своём спальнике. А Славка с Рипой устроились вместе.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать