Жанр: Русская Классика » Андрей Николаев » Коридор судьбы (страница 12)


Юрий не знал как выглядит Чапман, но зато отлично помнил знакомое с детства по многочисленным фотографиям лицо Леннона. В газетах писали, что утром рокового Дня Чапман взял у Леннона автограф у входа в отель. Значит, надо не пропустить этот момент. Юрий много размышлял, как же ему поступить, но не придумал ничего лучшего, как попытаться предупредить и убедить Леннона. Он не очень-то верил в эту затею, но пока ничего другого ему не остается. Если не получится, то он запомнит Чапмана и постарается поговорить с ним, вечером. Задержать на крайний случай, чтобы Леннон успел пройти в отель, а до следующего утра маньяк, может, и успокоится...

Речь для Леннона он приготовил заранее. Когда Чапман отошел от певца с подписанной пластинкой в руках он подошел к Леннону и бойко стал говорить. Он говорил долго и как ему казалось, убедительно. Леннон слушал не перебивая и улыбаясь. Музыканта ждала машина, он торопился - Юрий знал: в студию, на запись нового альбома - и поэтому Юрий начал говорить быстро, сбился и скомкал конец приготовленной речи. Он говорил Леннону о том, что он из будущего, что не смейтесь пожалуйста, все возможно, он бы и сам в жизни не поверил... Но это так, что Леннона застрелит сегодня тот парень, что взял автограф, что он, Юрий, любит музыку Леннона вот с таких лет...

Леннон улыбнулся Юрию своей знаменитой иронической улыбкой сказал что-то - Юрий совершенно от волнения не понял смысла сказанного, хотя должен был бы навечно занести каждое ЕГО слово в свою память, - и, видя что у Юрия нет в руках ни фотографий, ни пластинок достал из кармана мелкую банкноту и расписался на ней.

- Держи, - сказал Юрию кумир его молодости. - В качестве гонорара на память о замечательной сказке, что ты мне рассказал. Я сочиню об этом песню, - он еще раз усмехнулся, - может быть... - эти слова он говорил уже из машины.

Юрий стояла как дурак посреди улицы с подписанной двухдолларовой бумажкой в руках. Потом опомнился и пошел прочь. Пока прочь!

В общем-то он не особенно рассчитывал на успех, но... Обидно, конечно, но логично. И не все еще потеряно!

С отчаянья он зашел в телефонную будку, набрал номер полицейского участка и опустил десятицентовик.

Услышав ответ в трубке он зло сказал:

- Агент КГБ под именем Майк Чапман сегодня вечером встречается со связником у отеля "Дакота".

И повесил трубку.

Юрий увидел Чапмана на улице перед отелем, когда машины Леннона еще не было и в помине, и понял, что если он хочет попробовать уговорить Чапмана, то другой возможности не представится.

- День добрый, - сказал Юрий походя к нему. - Мне необходимо с тобой поговорить.

- Ты кто такой? - спросил Чапман и Юрий подумал, что он, похоже, действительно ненормальный.

- Неважно кто я такой, - как можно вежливее и дружелюбнее заговорил Юрий. - Зато мы оба знаем, что ты хочешь сейчас сделать. Я бы попросил еще раз как следует подумать...

Чапман засунул руку во внутренний карман. Юрий прекрасно видел что тот "на взводе" и лихорадочно соображал, что бы такое сказать. Дать бы ему по его башке дурацкой, да и дело с концом. Нельзя - он вооружен...

- Слушай друг... - Юрий говорил почти ласково, - мы же с тобой почти ровесники... Леннон нам одинаково дорог...

- Леннон - это я! - вдруг почти что не закричал Чапман. - А тут живет самозванец, который...

- Ну конечно же ты - Леннон, - сказал ему Юрий. Ох, как трудно разговаривать с сумасшедшими. - Кто спорит? Только я хочу...

И тут совершенно неожиданно Чапман вытащил пистолет и направил его на Юрия.

- Не подходи, - прошипел он. - Пошел вон отсюда.

Они услышали звук подъехавшей с другой стороны машины и увидели, что из автомобиля вылезает Леннон с Йоко.

- Чапман, - сказал Юрий. - Подумай! Не делай необратимых поступков!!! Леннона обожают миллионы...

Чапман в бешенстве посмотрел на Юрия, перевел взгляд на оружие в своей руке и вдруг, развернувшись, выстрелил в Джона Леннона. Тот вскрикнул и упал на ступеньки отеля. Чапман в исступлении выстрелил еще четыре раза. Истошно закричала Йоко Оно...

И тут Юрий повернулся и побежал прочь. Не страх его гнал Юрия от места преступления, а стыд, чувство собственного бессилия и злость. Злость на себя! Не разговаривать надо было, идиоту, а бить прямо в челюсть сходу и забирать пистолет от этого психа...

Он все дальше и дальше убегал от места собственного позора, расталкивая прохожих и ничего не видя перед собой.

Распив бутылку виски - которое ребятам не очень-то и понравилось: наша водка лучше! - они взяли такси и поехали к магазину, торгующему оружием и успели купить три самых дешевых пистолета с патронами почти перед самым его закрытием. Тем не менее продавец подробно рассказал и показал, как пользоваться оружием.

А потом был Бродвей!

Ребята, очарованные часа два гуляли по нему, не зная на что и соблазниться. Сергей хотел посмотреть какой-нибудь из знаменитых бродвейских мюзиклов, Гуго уговаривал поглядеть пресловутый американский фильм "Рэмбо" (Сергей резонно напомнил Гуго о годе создания знаменитого боевика), а Дельфин тянул их на стриптиз. Наконец, все трое сошлись на том, что решили пойти в один из многочисленных баров - чтоб никому не обидно было.

В роскошном питейном заведении, куда они зашли, вовсю шло веселье. По иронии судьбы из мощных динамиков лилась музыка Джона Леннона. Звучал "Дабл фэнтэзи" - его последний, - и как выразился Дельфин, - "Пока последний!" -

альбом.

Обсудив свои планы на завтра они решили: сегодня гуляют, потом отсыпаются в гостинице, а затем, ближе к вечеру, берут такси, едут к отелю "Дакота" и занимают пост. Как только кто достанет оружие, все втроем налетают на него, сбивают с ног и заламывают руки... Дальше видно будет...

Они взяли по двойному коктейлю, потом решили пить что покрепче и взяли сразу две бутылки виски. Вскоре они познакомились с какими-то молодыми людьми и купили еще спиртного. Американцев потрясла способность друзей выпивать зараз стопятидесятиграммовый бокал виски. Новые знакомые оказались отличными парнями и, уже все изрядно выпившие, они поехали куда-то на студенческую вечеринку. Там оказалось очень весело, играла великолепная музыка, ходили умопомрачительные девочки, спиртное лилось рекой и ребята провели там всю ночь. Дельфин ухитрился по очереди уединиться с пятью или шестью девицами, Гуго повздорил крепко с одним из гостей дома, даже пистолет выхватил - вовремя успокоили, а пьяный до предела Сергей плакался в кофточку какой-то не менее пьяной блондинке. Он рассказывал ей о осточертевшей муторной работе, о своих замечательных пацанах, которых очень любит, о глупостях с Коридором и о том, какой замечательный музыкант Джон Леннон. Блондинка звала Сергея на диван, но до дивана он не добрался, а пошел надоедать новым друзьям своими путаными рассказами и жалобами на злую судьбу.

Пробуждение оказалось тяжелым, но уже через четверть часа началось продолжение веселья. Вновь играла музыка, опять тосты с отличными ребятами, снова красивые девочки. Давно друзья так не отдыхали!

Все трое прекрасно помнили, что им предстоит сделать вечером. Но все время казалось, что до вечера еще так далеко...

Когда же они, наконец, покинули вечеринку, уже смеркалось.

Таксист гнал машину почти не обращая внимания на светофоры, Сергей тихо и зло матерился. Он не знал, во сколько точно произошло убийство и гадал успеют или нет. Дельфин спал на заднем сидении, положив голову на грудь Гуго. Шофер мастерски вел автомобиль, они доехали очень быстро и опоздали на какую-то минуту.

Когда они выскочили из машины, Леннон лежал в крови на ступеньках отеля, над нам плакала Йоко, а неподалеку от них стоял глупо ухмыляющийся убийца с дымящимся пистолетом в руках.

Сергей так и остановился как вкопанный, не веря еще, что они опоздали.

Гуго расплачивался с таксистом.

Неожиданно на всю улицу загремели выстрелы. Сергей вздрогнул и огляделся. Дельфин с безумными глазами в упор расстреливал убийцу своего кумира. Рука Сергея автоматически полезла за жезлом, который, к счастью, он не забыл переложить в новый костюм.

Где-то вдалеке завыли полицейские сирены.

Сергей схватил за руку Гуго и Дельфина и потащил их прочь. Они побежали. Кто-то из толпы собравшихся зевак пытался их задержать, но Гуго тоже выхватил пистолет и направил на толпу. Они вбежали в первый же попавшийся двор и Сергей отчаянно замахал жезлом.

Когда вход в Коридоре за ними закрылся, Сергей прислонился к стене с закрытыми глазами и застонал. Гуго достал из пакета бутылку виски, откупорил ее и молча протянул Сергею.

- А как я все-таки этого гада, а? - доставая сигареты довольно сказал Дельфин.

Сергей взял из рук Гуго бутылку, посмотрел на нее непонимающим взглядом и вдруг с размаху швырнул ее в стену.

- Хватит!!! - истошно заорал он и рванул молнию на куртке. - Гады!!! Сволочи мы с вами - вот мы кто! - он прислонился лицом к стене и заплакал. - Не могу... не могу больше!!! Раз в жизни выпадает шанс... Раз в жизни... И дело вовсе не в Ленноне... Все дело в нас самих... Ради пьянки мы пожертвовали всем лучшим, что есть у нас... Подвиги... Идеалы... Как же! Баба в постели и спиртное оказывается дороже всего. Водка... Водка - враг, мы это отлично знаем, знаем какие мы по пьяни, а все-равно пьем... Нас бьют, с утра сами себе противны... Всю жизнь ломаем по пьянке... Все, ради чего живем...

Гуго и Дельфин молча, серьезно и вроде даже сочувственно смотрели на истерику Сергея. Тот повернулся к ним лицом и продолжал:

- Коридоры... Бессмертие... Реальности... Да какое право мы имеем входить туда, какое право имеем что-либо менять в них?! И никто, никто не имеет права! Сволочи... Ни в одну реальность, кроме родной, не войду больше... И вообще домой пора, пока мы еще способны вернуться, пока мы еще остаемся сами собой... Если уже не поздно...

- Ладно, прекрати, - властно сказал Гуго. - Пошли.

- Куда? - непонимающе уставился на него Сергей.

- Откуда я знаю?... Туда... - показал рукой Гуго.

Сергей достал сигареты и закурил. Он понемногу приходил в себя.

- Ладно, ребята, не сердитесь... - сказал он друзьям. - Я сейчас как дурак какой. Я всегда, как напьюсь поганый... Да еще такое... такой облом!

- Идем, идем, после, однако, плакаться будем. - По-дружески обнял его рукой за плечи Дельфин и они пошли. Дельфин не разделял мнения Сергея (и не одобрял его истерику), но на душе тоже отчего-то было тоскливо - как занозу здоровенную вогнали.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать