Жанр: Научная Фантастика » Дэймон Найт » Человек в кувшине (страница 1)


Найт Дэймон

Человек в кувшине

Дэймон Найт

Человек в кувшине

В крохотном номере гостиницы на планете Менг было тесно. Голубоватый солнечный свет падал из окна на затоптанный серый ковер, на массивную песочницу, усыпанную окурками, на батарею пустых бутылок. В углу были кучей свалены вещи - и привезенные с собой, и купленные здесь, на Менге. Неподалеку от двери сидел очередной хозяин номера, мистер Р.С.Вэйн человек лет пятидесяти, чисто выбритый, с ежиком стальных волос. Вэйн был отчаянно пьян.

Послышался легкий стук в дверь, и в комнату проскользнул коридорный высокий смуглый туземец лет девятнадцати. Его зеленовато-черные волосы, спереди коротко постриженные, были слишком длинны на затылке. Глаза у него были разные: один зеленый, другой серый.

- Поставь вон там, - распорядился Вэйн.

Коридорный поставил свой поднос и склонился над столом.

- Слушаю, сэр. - Он снял с подноса неоткупоренную бутылку "Десять звездочек", ведерко со льдом, бутылку содовой воды и осторожно разместил все это среди грязной посуды. Затем поставил на поднос пустые бутылки и ведерко из-подо льда. Руки у коридорного были большие и мосластые; в своей тесно обтягивающей зеленой форме он казался слишком рослым и широкоплечим.

- Так вот он какой, Мент-сити, - проговорил Вэйн, не сводя глаз с рассыльного.

Вэйн сидел, выпрямившись в кресле, аккуратный и чопорный - в пиджаке и тщательно повязанном галстуке. Он сошел бы за трезвого, если бы выговаривал слова не так старательно и белки его глаз не были бы воспалены докрасна.

- Да, сэр, - отозвался коридорный и выпрямился, не выпуская подноса из рук. - Вы здесь впервые, сэр?

- Я приехал еще две недели назад, - сказал Вэйн. - Мне не понравилось здесь тогда и не нравится сейчас. Кроме того, меня не устраивает этот номер.

- Администрация будет огорчена, что вам не понравился номер, сэр. Отсюда открывается чудесный вид.

- Здесь грязно и тесно, - ответил Вэйн, - но дело не в этом. Днем я его освобожу. У меня билет на сегодняшний лайнер. Убил две недели на поездки по селениям - проверял достоверность историй о марраках. Пустое дело всего лишь болтовня туземцев. Жалкая планетишка. - Он в упор посмотрел на коридорного, и презрительно фыркнул. - Как тебя звать, бой?

- Джимми Рокша, сэр.

- Так вот, Джимми Ройс, погляди-ка на эту груду барахла. - Поверх штабеля чемоданов громоздились шарфы и ткани, туристское снаряжение, одеяла, ковры и многое другое. - Я занимаюсь упаковкой, и мне некуда девать фунтов сорок добра, не считая обломков вон того кувшина. Есть у тебя какие-нибудь предложения?

Коридорный неторопливо прикидывал что-то про себя.

- Осмелюсь посоветовать, сэр, можно положить шарфы и прочие вещи внутрь кувшина. По-моему, они поместятся.

- В этом что-то есть, - ворчливо одобрил Вэйн. - А ты умеешь собирать такие кувшины?

- Не знаю, сэр, не приходилось.

- Ну, попробуй. Давай же, не стой столбом. - Вэйн взболтал теплый, безвкусный напиток в высоком стакане.

Коридорный снова поставил на стол свой поднос и направился а глубину номера. На платяном шкафу, чуть повыше головы коридорного, лежал объемистый пакет, а в нем куски серой керамики, перетянутые бечевкой. Рокша бережно снял башмаки и взобрался на стул. Смуглые босые ноги юноши были чисты. Он без усилия снял пакет, слез со стула, положил свою ношу на пол и снова обулся.

Вэйн поднес высокий стакан к губам, зажмурился и осушил его залпом. Проглотив теплую смесь виски с содовой, он еще мгновение посидел с закрытыми глазами, покивал головой над стаканом, точно прислушивался к какому-то внутреннему голосу.

- Ну что ж, - сказал он, наконец, вставая, - поживем - увидим.

Коридорный разрезал бечевку. В пакете лежали шесть длинных, толстых черепков, по форме несколько напоминавших гигантские рожки для обуви. Были еще два плоских глиняных круга: один побольше - дно, другой поменьше и с ручкой - крышка.

- Осторожнее подноси черепки друг к другу, - буркнул Вэйн, он стоял за спиной у юноши. - Потом захочешь отодрать, да будет поздно.

- Слушаю, сэр.

- Я приобрел эту старинную вещь в одном селении. В таких сосудах когда-то хранили зерно и масло. Туземцы утверждают, будто марраки владели секретом их склеивания. Слыхал про такое?

- В дальних деревнях детишки рассказывают много интересного, - ответил коридорный. Он успел уже разложить выпуклые черепки на манер лепестков вокруг большого плоского круга. Они заняли почти весь пол; должно быть, в собранном виде кувшин приходился взрослому человеку по грудь.

Выпрямившись, коридорный взял в руки два длинных изогнутых черепка и осторожно сложил их краями. Казалось, на последнем миллиметре они прыгнули друг другу навстречу, словно намагниченные, и слились воедино. Как ни щурился Вэйн, ему не удавалось найти место соединения.

Тем же способом коридорный прирастил к первым двум черепкам еще один. Теперь кувшин был наполовину собран. Коридорный осторожно наклонил эту половину над краем центрального круга и тот со щелканьем сомкнулся с нею.

- Погоди-ка, - внезапно заговорил Вэйн. - Мне пришла в голову мысль. Вместо того, чтобы возиться со сборкой кувшина, а потом пихать туда вещи, уложи сначала вещи, а потом уж приставишь остальное.

- Слушаю, сэр. - Коридорный взял несколько легких одеял и бросил на дно сосуда.

- Да не так, болван, - нетерпеливо сказал Вэйн. - Залезай внутрь, утрамбуй их поплотнев.

Коридорный заколебался.

- Слушаю, сэр. - Он бережно перешагнул через несобранные черепки и, стоя на коленях на дне сосуда, принялся скатывать и укладывать одеяла.

На цыпочках передвигаясь за спиной коридорного, Вэйн молча приложил к одному длинному черепку другой (звяк!), потом третий (звяк!), а когда, наконец, поднял их (звяк, щелк!) - бока обеих половинок слились. Кувшин стал цельным.

Коридорный оказался внутри.

Вэйн тяжело дышал, ноздри его раздувались. Из зеленого портсигара змеиной кожи он достал сигару, обрезал перочинным ножиком и зажег. Пустив изо рта дым, он наклонился и заглянул в кувшин.

Если не считать изумленного возгласа в момент, когда стенки сосуда смыкались, коридорный не проронил ни звука. Вэйн увидел перед собой смуглое лицо, запрокинутое вверх, и встретил взгляд разноцветных глаз.

- Прошу вас, сэр, выпустите меня из кувшина, пожалуйста, - взмолился коридорный.

- Не могу, - ответил Вэйн. - В селении меня не научили разбирать такие кувшины.

Коридорный провел языком по губам.

- Тем натирают кувшины древесным салом. Когда оно просачивается между черепками, те распадаются.

- Ничего подобного мне там не дали, - безразлично сказал Вэйн.

- Тогда, сэр, осмелюсь вас просить, разбейте кувшин и позвольте мне выйти.

Вэйн снял с языка табачную крошку и, с любопытством поглядев на нее, легким щелчком сбросил на пол.

- Сегодня я заметил тебя в холле, едва переступил порог. Битых две недели шарил по селениям - и вот, пожалуйста, встречаю тебя в холле.

- Сэр...

- Ты маррак, - заявил Вэйн, не повышая голоса.

Коридорный помолчал.

- Но ведь, сэр, - сказал он изумленно, - марраки - это все _легенда_, сэр. В них давно уж никто не верит. Марраков нет на свете.

- Ты снял со шкафа кувшин, как перышко, - возразил Вэйн, - а между тем наверх туземцы водружали его вдвоем. У тебя впалые виски. У тебя удлиненный подбородок. У тебя сутулые плечи. - Нахмурясь, он вынул из кармана бумажник, достал оттуда пожелтевший от времени фотоснимок и показал коридорному. - Полюбуйся-ка на эту картинку. Надеюсь, она тебя не слишком расстроит. Не исключено, что здесь изображен твой предок.

На выцветшей фотографии можно было разглядеть скелет, заключенный в стеклянный футляр. Изображение внушало неясную тревогу. Скелет был чересчур длинен и узкокост, плечи казались сгорбленными, а череп был продолговатый, с западающими височными костями. Подпись под фотоснимком гласила: "Уроженец Нового Кливленда, Менг (Сигма Лира-11)", а буквы поменьше - "Ньюбольдский антропологический музей, Тен-Айк, Квинсленд, Т.Н. Публикуется с любезного разрешения Уолтера Б.Сунга".

- Нашел между страницами книги, изданной в позапрошлом веке, - пояснил Вэйн и бережно спрятал фотоснимок. - Кто-то из моих предков некогда получил этот снимок как почтовую открытку. А годом позже мне довелось побывать на Терра-Нова. Теперь слушай внимательно. Музей по-прежнему существует, но тамошние сотрудники утверждают, что у них вообще никогда не было подобного экспоната. Хранитель музея, по-видимому, считает эту открытку поддельной. "Такие скелеты не характерны ни для одной из коренных рас Менга", - твердил он мне.

- Должно быть, открытка и вправду подложная, сэр, - подхватил коридорный.

- Слушай же, что было дальше, - продолжал Вэйн. - Я прочитал всю литературу по колонизации Менга. Все отчеты экспедиций, все воспоминания современников. Оказывается, лет двести назад на Менге никто не считал марраков легендой. Внешне они легко сходили за обычных туземцев, но были наделены особым могуществом. Владели тайной превращения одних предметов в другие. Умели влиять на чужую психику, если объект не был настороже. Затем я изучил все материалы по экспорту за последние два столетия. А также геологические карты, составленные планетарными разведчиками. Кое-что удалось выяснить. Как ни странно, на Менге отсутствуют природные алмазы.

- Неужто, сэр? - взволнованно откликнулся коридорный.

- Ни одной россыпи, ни одного алмаза и ни единого места, откуда их можно было бы добывать. Тем не менее еще двести лет назад Менг ежегодно экспортировал безупречные бриллианты на сумму в один миллиард стеллоров. Откуда они, спрашивается, брались? И почему их поток прекратился?

- Не знаю, сэр.

- Их делали марраки, - резко заявил Вэйн. - Для коммерсанта Сунга и его семьи. Все Сунги умерли. С тех пор Менг не торгует бриллиантами.

Он открыл чемодан, порылся там и вытащил два предмета: узкий овальный сверток, обернутый в жесткую ткань из растительного волокна, и тускло поблескивающую серовато-черную глыбку, величиной с половину его кулака.

- Знаешь ли ты, что это такое? - спросил Вэйн, показывая коридорному сверток.

- Нет, сэр.

- В селениях эту штуку называют воздушным семенем. Оно было зарыто у одного старика в погребе, вместе с кувшином. И вот с этим. - Он приподнял черный камень. - Ты, может быть, скажешь, что здесь нет ничего особенного? Обыкновенный кусок графита, скорее всего из заброшенной шахты Бэдлонга? Но графит - это чистый углерод. Так же, как бриллиант.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать