Жанр: Морские Приключения » Джон Данн » Знак черепа (страница 21)


Кружки были наполнены, и черноволосый гигант стоя провозгласил здравицу голосом, способным перекрыть грохот любого урагана:

— За Девиса! Все как один и — до дна!

Девон всегда слыл родиной славного племени морских разбойников. Здесь не было никого, кто не слыхал бы о Девисе или о подобных ему знаменитых буканьерах, громивших испанцев и грабивших их вест-индские владения во славу и благополучие английского флага. Кровавые дела творили они, эти морские разбойники, но мир всегда рукоплескал смелым воинам, и Девиса провозгласили отважным и галантным джентльменом.

Если кто и сомневался в принадлежности этих людей к его команде — во всяком случае, в это верил, — то все они покинули таверну вслед за Фентоном и Пайком. Чернобородый великан этому не препятствовал: он лишь проводил их пренебрежительным взглядом, как жалких каботажников и береговых слизняков, ставя на стол опустевшую кружку.

— Надеюсь, люди Девиса не откажутся выпить со мной, — воспользовался я минутной паузой, — сперва за капитана, а потом за его храбрую команду?

Великан с сомнением покосился на меня, но вскоре дружелюбный огонек зажегся в его черных глазах.

— Почему бы и нет? — сказал он. — Почему бы и нет, мой любезный джентльмен, хоть я готов побожиться, что вы — странная рыба, случайно заплывшая в эти воды!

— Зато сейчас я плаваю в хорошей компании, — отпарировал я, и он одобрил мой ответ громким добродушным смехом.

Я уселся рядом с ним за два сдвинутых стола, где великан удобно расположился со своими приятелями. Эти грубые, простые парни не очень-то почитали законы церкви и государства, но они были из тех, кто шел за Дрейком и Рэйли, кто плавал с моими предками и сражался под их началом. Такие люди мне приходились родней по духу, и я умел найти с ними общий язык. Я твердо решил не упускать подвернувшейся мне возможности и любой ценой добиться своего. Ибо мне, наконец, попались моряки как раз такого сорта, которые требовались для плавания, подобного нашему, — хоть и вспыльчивые, как пороховая петарда! Правда — и тут заключалась главная загвоздка, — ими надо уметь управлять.

Среди морских разбойников существует своеобразный кодекс чести, заставляющий их беспрекословно подчиняться своим вожакам. Пиратство — их профессия, и добыча — их цель, однако под командованием Девиса и других эти люди довольствовались малым, совершая чудеса героизма и самопожертвования. А мы отчаянно нуждались в их опыте и силе. Мы затевали рискованную авантюру, и если сэр Ричард или я не почувствуем себя в состоянии овладеть положением, то будем просто не вправе идти на это.

— Откуда вы прибыли? — поинтересовался я, начиная разговор издалека.

— Из Байдфорда, куда зашел наш корабль, — последовал ответ. — А туда мы пришли с острова Нью-Провиденс на Багамах. Пришли честными людьми, сэр, с помилованием от самого вице-губернатора в кармане! Мы свободные люди и можем ходить по земле, не опасаясь виселицы. Черт побери, жаль, что игра в Карибском море закончилась! Девис получил от короля патент на офицерский чин, а мы теперь ожидаем начала войны с Испанией. Вы, случайно, не на службе, сэр?

— Я — нет, но могу предложить службу для вас, — ответил я. — Испания все еще ведет переговоры. Война может так никогда и не начаться. Не хотите ли отправиться в плавание на полгода на отличных условиях и с хорошей оплатой?

— Купеческие рейсы не по мне, — поморщился чернобородый великан. — Я не шкиперская дворняжка, скулящая при виде веревочного конца и радующаяся куску червивого сухаря с соленой кониной. У меня слишком привередливый желудок, — верно, ребята?

— На сей раз все иначе, — настаивал я. — И кормежка, и плата, и обращение. Это… это особый рейс.

Глаза великана сузились:

— Ого! Особый рейс, вот как? И не побоитесь взять на борт таких волков, как мы?

— Боялся бы, так и не стал бы предлагать!

— Хо-хо! Храбрый петушок!

Он медленно обвел меня взглядом с ног до головы. Наши глаза встретились, и мы смотрели в упор, с обоюдным вызовом оценивая друг друга.

— Нет, вы бы не испугались! — произнес великан. — И я согласился бы получать приказы от вас. Но сейчас не время для серьезной беседы. Мы только что высадились на берег, и у нас есть еще гинеи, чтобы тратить их на удовольствия. Время придет, когда уплывет последняя монета и в долг никто больше верить не станет. Через недельку приходите, и мы с вами потолкуем.

Он был явным вожаком, и остальные присоединились к его словам.

— Послушайте, — не унимался я. — Судно отчаливает через три дня, сразу же после того, как закончится погрузка. Если вы дадите мне свое согласие, то можете все эти трое суток развлекаться на берегу. Жалование хорошее, и камбуз набит до отказа.

— Что за судно?

— Баркентина «Золотая Надежда».

— Видел ее. Довольно приличная посудина! Что скажете, ребята? О войне пока ничего не слышно, а тут, похоже, ожидаются горячие денечки, судя по тому оружию, которое, как говорят, загружено к ней на борт! Но только мы все вместе, имейте в виду, и каждый будет занимать свою должность. Я, например, канонир, Эмбер тоже, а Уэллс — боцман. Я склонен принять ваше предложение, сэр. Что-то для меня начинает попахивать тухлятиной здесь, на берегу. Гуд мое имя — а характер у меня добрый, если со мной хорошо обращаться. Майкл Гуд. Черный Майкл, канонир с «Ужаса».

— Квартирмейстер Гуд с «Золотой Надежды», если подпишете контракт.

— Что же, неплохо звучит! Пусть я буканьер, пусть нас называют пиратами, но мы честно заслужили помилование. Прошли времена настоящих пиратов, отважных бойцов, не боявшихся сойтись грудью с любым противником. Осталась лишь жалкая кучка трусливых головорезов и мародеров, вроде того хвастливого пса, которого я чуть не утопил в его собственной выпивке! Теперь мы честные люди и поступаем

честно с теми, кто нам доверяет. Но хватит разговоров: моя глотка суха, как песчаная коса на Багамах. Продолжим беседу ровно через три дня!

Я понял намек и заказал достаточное количество грога, чтобы насквозь промочить их иссохшие внутренности. Убедившись, что мой заказ выполнен, я сослался на неотложные дела и ушел.

Пробираясь к выходу, я слышал, как Черный Майкл затянул песню, а его приятели подхватили вслед за ним:

Сорок пушек у испанцев, только дюжина — у нас, но бесстрашие британцев победит и в этот раз! Гром орудий, свист шрапнели, смерть глядит со всех сторон, — что же вы так побледнели, господин спесивый дон?..

К тому времени, когда я добрался до дома, я уже вовсе не был убежден в мудрости своих действий и решений. Несмотря на все уверения Черного Майкла в обращении их на праведную стезю закона и порядка, при виде сокровищ к ним могут вернуться их прежние нравы, а ни я, ни сэр Ричард не являлись настолько опытными дрессировщиками, чтобы держать в повиновении подобную стаю морских волков. С другой стороны, без них я не видел никакой возможности в ближайшие дни выйти в море, и в этом смысле можно было считать, что они нам посланы свыше. Будут, конечно, трудности с Пайком и Фентоном, но мы не могли принимать в расчет их чувство уязвленной гордости, когда на карту ставится судьба всей экспедиции. Если понадобится, мы найдем способ обойтись и без них или отправить их обратно из первого же порта, куда зайдем, направляясь к Мадагаскару.

До сих пор обстоятельства вынуждали нас держать их в качестве заложников. Я, однако, больше доверял Черному Майклу и его товарищам, чем людям типа Фентона. Последний, по сравнению с канониром с «Ужаса», вообще выглядел театральным злодеем и бутафорским разбойником, каких показывают на площадях бродячие актеры.

Я ломал себе голову над тем, согласится ли сэр Ричард с моими доводами. Если у него нет другой замены, то вряд ли у него найдутся серьезные возражения. Правда, путешествие наше станет еще более рискованным, но нельзя же ожидать, чтобы поход за сокровищами был столь же простым и безопасным, как сбор вишен в собственном саду!

Питер встретил меня с мрачным лицом.

— Фентон пропал, — сказал он.

— Пропал? Как? Куда пропал?

— Не знаю. Мы расстались с нашими тремя матросами, и по дороге домой Фентон вдруг заявил, что потерял нож. Он вернулся его поискать, и больше мы его не видели. Мы звали его, обыскали все вокруг, но никаких следов не обнаружили. Ей-богу, я не виноват, сэр!

— А что с Пайком?

— Он оставался со мной. Помогал разыскивать Фентона. Он злился и ругался, кричал, что Фентон сыграл с ним гнусную шутку, однако не пытался последовать за ним.

— Пришли его ко мне. Сэр Ричард уже лег?

— Да, сэр, два часа тому назад, как мне сказали.

Явился Пайк, угрюмый и сонный, на чем свет стоит проклиная своего приятеля. Мне даже показалось, что он слегка переигрывает, и он словно бы спохватился, догадавшись о впечатлении, которое на меня произвел:

— Тот чернобородый верзила опозорил его перед всеми моряками, мистер Пенрит. Вот в чем причина. Фентон — гордый человек. Он постыдится появиться вам на глаза после того, как проклятый черный пес смыл его с палубы прямо в кильватер. Питер сказал нам, что вы были в таверне, сэр. Но я доказал свою верность. Я ведь остался с вами добровольно и без всякого принуждения, разве не так?

— Фентон лишился права на свою долю сокровищ, — сказал я. — Золото он держал при себе?

— В поясе, под перевязью. Днем и ночью. Даже мне не доверял и не показывал ни разу, не говоря уже о том, чтобы одолжить хотя бы монетку!

— Попытайтесь отыскать его, вы и Питер, — сказал я. — Он совершил глупость, оставшись на бобах!

— Совершенно верно, сэр! Я постараюсь.

Я отпустил его. Могу поклясться, что заметил, как он прячет ухмылку, поворачиваясь ко мне спиной в дверях; поэтому я решил присмотреть за ним, чтобы лишить малейшей возможности последовать за Фентоном, если это входило в его намерения.

Побег негодяя представлял опасность, и довольно серьезную. Конечно же, я не мог поверить, чтобы Беспалый Фентон пожертвовал своей долей из-за пустячного оскорбления во время кабацкой ссоры; и вероятность встречи с Черным Майклом на борту «Золотой Надежды», разумеется, никак не могла прийти ему в голову. Правда, он с самого начала наотрез отказывался от участия в экспедиции, но тогда он еще надеялся получить пять тысяч гиней вместо двух.

Вряд ли он успеет вернуться в Лондон и присоединиться к Саймону, если в этом заключался смысл его затеи. Если же он рассчитывал перепродать секрет карты и кольца в Плимуте или где-нибудь еще, то преимущество во времени все равно оставалось за нами. Через три дня мы сможем отплыть. Однако теперь, когда Фентон сбежал, прибавив нам лишних хлопот, мы обязаны во что бы то ни стало добиться участия Черного Майкла и его товарищей в нашем путешествии. Я не сомневался, что Фентон задумал какую-то дьявольскую каверзу. Он либо искал наиболее удобного случая, чтобы улизнуть от Питера, либо выжидал, пока его план не созреет. И я был абсолютно убежден, что Фентон и не думал обманывать своего приятеля, Сэма, которому во всем этом деле была отведена своя строго определенная роль.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать