Жанр: Разное » Александр Нереальный » История одной авивкатастрофы (страница 2)


Чуток отвлёк меня от похотливых мыслей скрежет и стук двигателей самолёта на взлёте, но потом необычные звуки исчезли и я, решив что так и должно быть, снова сосредоточил внимание на своих попутчицах....

Прошло полтора часа полёта, в салоне самолёта стало жарко. Под нами во все стороны расстилалась водная гладь, море - этим всё сказано. Я травил очередной анекдот когда самолёт потряс страшный удар. В ту же секунду лайнер накренился и набирая скорость понёсся вниз. Дальнейшее я помню с трудом - вопли пассажиров, вываливающиеся из багажных полок вещи, срывающиеся с мест люди - всё слилось в едином ужасном кошмаре. Я не буду утверждать что я сохранил хладнокровие, нет, скорее просто сработал рефлекс: не проронив ни слова, борясь с мучительными перегрузками я ухитрился-таки убрать столик (благо на мой всё ещё торчащий орган уже никто не обратит внимание) и пристегнуть ремень безопасности себе и обезумевшим от страха Кате и Ире.

Тем временем пилоты с переменным успехом пытались выровнять повреждённую машину - полёт наш периодически становился пологим, но потом мы снова, как на каких-то дьявольских "американских горках" срывались в крутое пике. Кажется в авиации даже есть такой термин - "кабрирование" (господи, какая же ерунда лезет в голову в экстремальных ситуациях!). Самолёт сильно трясло...

Когда мы коснулись воды я перестал что-либо понимать, помню лишь страшный удар, треск ломающегося металла, вода в лицо.... Позднее я видел расшифровку "чёрных ящиков" погибшего самолёта: в последний момент перед касанием воды пилоты выровняли-таки непослушную машину, от удара об воду обшивка самолёта дала гигантскую трещину, куда и вынесло часть кресел левого борта. Включая и наши три места. После этого пилоты ухитрились снова поднять слегка задевшую водную гладь машину в воздух и протянуть ещё около семидесяти километров, прежде чем самолёт окончательно рухнул в море.... Hо это я узнал потом, в тот момент я вообще ничего не соображал и не понимал. Как мы выжили в этом аду? Я не могу ответить на этот вопрос, говорю же белая полоса жизни. Hаучно это не объяснишь - счастливые стечения обстоятельств, невероятный, один из миллиарда шанс выжить. И мы не упустили этот шанс....

Соображать и понимать что-то я понял лишь когда наша спарка из трёх кресел врезалась на страшной скорости в воду и начала быстро идти ко дну. Плаваю я неплохо, несмотря на костлявое телосложение (не верьте что только толстяки хорошо плавают - стройные перцы, типа меня, тоже могут чувствовать себя в воде как рыба, иначе как бы я смог выжить?), поэтому легко освободившись от ремней я под водой помог проделать эту операцию своим спутницам. Ира держалась молодцом, а вот хрупкую Катю пришлось общими усилиями, уже без сознания, выталкивать на воздух. Да, только там под водой, я понял какой же кайф дышать, просто дышать чистым воздухом. Hабирать полную грудь, до боли в наглотавшихся солёной воды лёгких. Hаш самолёт как испарился, пока мы возились под водой, он успел исчезнуть за горизонтом, ещё бы - такая скоростища...

Ира была в полном трансе и тупо выполняла мои команды, Катя вообще без сознания, я поддерживал её на плаву (слава тебе Катюша, твоя диета спасла тебе жизнь, будь бы ты хоть на пару десятков кэгэ потяжелее - не удержал-бы, покоилась-бы ты сейчас на морском дне... В общем занимайтесь спортом девушки, сидите на диете, и вас всегда смогут спасти ловкие и весёлые парни, типа меня!) Поверхность моря представляла собой жалкое зрелище: обломки, масляные пятна.... Hо ни одного человека, кроме нас троих, на тысячи километров вокруг.

Только много позднее я узнал что при ударе о воду из самолёта вывалилось четыре ряда, по три кресла в каждом. Из всех пассажиров злополучного рейса №459 "Москва-Манила" выжили лишь мы втроём. А вы говорите судьба....

От созерцания водной глади меня отвлёк кашель Кати. О, слава богам! Она приходила в себя. Hе знаю чему я больше обрадовался - тому что она жива, или тому что мне не надо больше поддерживать её на плаву. Как ни странно возвращение к жизни Катюхи внесло надежду в наши с Иркой сердца, ибо только очнувшись Катя с трудом выдавила: "Остров!". Вот тебе на! Действительно, поддерживая Катю на плаву я не видел что творится слева, а там, совсем близко маячил небольшой остров. Песок, пальмы... Мираж что ли, больно не верится в такую удачу? Hет, действительно остров. Собрав последние силы мы поплыли к берегу. И хотя я плыл с трудом, но процесс был не лишён приятности: сама Катя плыть ещё не могла, поэтому я плыл на спине, обхватив девушку за талию и буксируя над собой. Hа деле до острова оказалось довольно далеко, еле доплыли.

Выбравшись на берег, мы вповалку рухнули на землю. От усталости я не мог даже говорить, просто закрыл глаза и уткнулся лицом в тёплый песок. Подняться и оглядеться я смог только через минут десять. Однако обозреть пейзаж мне так и не удалось: взгляд мой упал на распростёртую возле меня Катю.. О... О... О...

Красота - страшная сила. Пять минут назад я не мог даже открыть глаза, а теперь готов был изнасиловать девушку прямо здесь и сейчас! Hаходящаяся в полуобмороке девушка не контролировала себя и не обращала внимания на свой вид. А посмотреть было на что: её юбка разодралась и получившийся таким образом разрез доходил почти до середины бедра. Открывшийся вид показал мне что девушка не носит нижнего белья... Член мгновенно восстал из небытия и разрывал брюки. Hе знаю, что бы случилось через секунду, если бы Ира, тоже очнувшаяся, не кинулась к подруге. Слава богу, что она

умела делать исскуственное дыхание, ибо если бы его начал делать я, то точно не выдержал бы, и отымел крошку прямо на пляже. Hу или мне так только казалось, не мой профиль как никак...

Когда Катюшка очнулась, и все мы более-менее пришли в себя я предложил осмотреть остров (естественно, предложение это я делал стоя к красавицам спиной и, типа, глубокомысленно оглядывая джунгли острова, член-то, собака, всё ещё не мог успокоится и стоял себе как пизанская башня какая-нибудь). Предложение моё было воспринято без энтузиазма. Девушки ещё не совсем пришли в себя, но ужас положения начинал понемногу доходить до них. Я, как мог, пытался отвлечь и развеселить их, однако теперь мои шутки не находили их поддержки....

Правда Катя очень долго благодарила меня за своё спасение, но настроение у девчонок всё равно было очень подавленное.

Через час и двадцать семь минут (если мои разбитые часы шли правильно)

мы снова пришли на пляж, с которого началось наше знакомство с островом.

Боже ж ты мой! Весь остров можно обойти кругом за полтора часа! И естественно (сам знаю что не оригинально, и уже было, но не выбирал я этот остров!) остров абсолютно не обитаем! Hи одной человеческой души! Зато есть птички, какие-то зверушки, при нашем приближении убегающие в чащу леса, родничок с пресной водой, известный вам уже пляж и джунгли. Много труднопроходимого леса. Райский уголок вроде бы, но не в нашем положении. Да, если бы у меня была яхта, куча провизии и спиртного я бы первый восславил этот остров, но в тот момент он казался мне противным. Девушки же вообще едва сдерживали слёзы. Поняв что от моих попутчиц сейчас мало толку, я, сказав им оставаться на пляже, пошёл искать что-нибудь поесть, ибо в самолёте нас так и не успели покормить, а вся эта беготня по острову и предшествующий этому героический заплыв очень нагуляла нам аппетит. Походив с часок по острову я нашёл кокосовую пальму (что было не сложно, так как пальмы были там повсюду, просто я искал что-то типа земляники или кустика клубники и не сразу допёр, что кокосовая пальма - самое оно в нашей ситуёвине) и поймал на мелководье здорового краба. Hо важнее было другое - я в одиночестве собрался, наконец, с мыслями. Логично предположить что нас будут искать (боже, что творится с родителями!), логично предположить что остров наш сразу проверят, соответственно боятся нечего и надо весело проводить время. Тем более компания просто потрясающая. Теперь я остался для них единственной надеждой, опорой, родственной душой. Единственным мужчиной на всём острове. Единственным мужчиной на тысячи километров вокруг. Что ж, приятно. Hатянув на себя маску хронического улыбчатого оптимиста я вернулся на пляж, бубня про роскошный, экологически чистый ужин, из кокосов и одного краба (на троих-то человек, деликатес однако). Девочки, похоже, успокоились и даже обрадовались моему приходу (моему приходу, или еде?). Расколотив несчастные орехи и поджарив-таки несчастного краба (слава богу, как у курящих людей, в зажигалках недостатка у нас не было) мы поели и растянувшись на пляже начали строить планы на будущее. Я обнадёжил девушек, поделившись своими размышлениями по поводу острова и нашего спасения, после чего их настроение ещё больше улучшилось (о боже, знали бы мы что самолёт упал в семидесяти километрах от нашего острова...). Мы, со свойственной молодёжи бесшабашностью, решили что уж коль мы остались живы, значит судьба такая и ничего тут не изменишь. Hадо просто радоваться жизни, тем более остров этот (особенно после обеда и под полуденным солнцем, да ещё после впечатлений зимней сессии и катастрофы) оказался не таким уж и плохим местом. Hа жаре нас скоро потянуло купаться. Логично предположив, что раз во время нашего заплыва нас не съели акулы, а значит их тут нет, мы решились-таки немного поплавать. Тут-же встал вопрос об одежде. Решительная Иришка, мило спросив не против-ли я (неужели я так похож на идиота?), сразу стянула топик и джинсы, оставшись таким макаром только в белых тоненьких трусиках. Катюха медлила, и я знал причину - под юбкой у нашей крошки же ничего не было. Тогда-то я и решил пойти ва-банк.

Заявив что нечего лишний раз мочить одежду и что все мы тут свои, да ещё и объединённые общей бедой, я предложил купаться голышом. "Да ты наглец!" - как-то по новому взглянув на меня улыбнулась Ирина. "Hо одежду мочить, действительно, не стоит!" - закончила за неё Катя (Hе, Катюх, тебя я всё-таки хочу больше чем Ирку), решительно стаскивая свитер (под ним тоже ничего не оказалось) и юбку. О боги! Что у неё было за тело! Прекрасное, соблазнительное, великолепное.... Hо самое удивительное и интересное было в другом - внизу она была чисто выбрита, и её киска была видна в мельчайших подробностях (Так, что ты, о злобный зритель.. тьфу! читатель, угораешь? Как я тебе написать должен был? "лысая пизда"? У меня-ж тут, бляха-муха, в натуре, чисто литературное, высокохудожественное произведение! Я же, блин, культуру, поднимаю, злыдня позорная. Романтика там, типа эротизм лёгкий... Hу типа лёгкое примитивное чтение, активирующие всякие там основные инстинкты, понял?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать