Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 19)


Пару раз он спотыкался, задевая поваленные деревья. Даже подумал обернуться гиенокотом, но не стал этого делать. Запыхавшийся, весь исцарапанный, Тарх все-таки настиг добычу, повалил ударом ноги, после чего перерезал горло кинжалом.

Уставший, но довольный, он присел рядом, умиротворенно внимая суете ночной природы. Неподалеку шастали в поисках добычи лисы, шуршали грызуны и змеи, ворковали на ветвях большие птицы — вот бы подстрелить такую — наверняка ведь вкуснотища, только кто готовить станет…

В эту симфонию неторопливой борьбы за существование неожиданно вкрался посторонний хруст: кто-то ломился по лесу, не слишком заботясь, что распугает живность. Потом звериные уши разобрали, как переговариваются незнакомые голоса. Чужие люди — это были именно натуралы — негромко обсуждали, как бы половчее прикончить оборотня.

Ясное дело: Светлые не успокоились и хотят с ним разобраться. Разозлившись, Тарх двинулся навстречу врагам, стараясь поменьше шуметь. Через сотню шагов он увидел на тропе двоих, одетых по-деревенски. Оба были вооружены короткими самодельными луками, на поясах висели тесаки для разделки звериных туш.

Дождавшись, пока они пройдут мимо, Тарх выстрелил, перебив позвоночник тому, что шел сзади. Второй стремительно обернулся, навскидку пустив стрелу на щелчок сработавшего механизма. Если бы Тарх своевременно не пригнулся — лежать ему с продырявленной головой.

Лук скорострельней арбалета, поэтому следующие стрелы просвистели одна за другой, но Тарх уже скатился по склону в низинку и торопливо шмыгнул в кусты, перезаряжая свое оружие. Противник, держа лук наготове, осторожно поглядывал из-за деревьев, высматривая заказ. Оборотень без движений лежал внизу, надеясь на оберег Лирга, делающий его не слишком приметным.

Выбрав момент, когда наемник отвел взгляд чуть в сторону, Тарх сжал пальцами призрачный имитатор и произнес про себя: «Появись, призрак, у коряги сбоку от врага». Вызванный магией образ немедленно возник в двадцати шагах — точно в том месте, куда мысленно показывал оборотень. Хитрость сработала: убийца немедленно обнаружил цель, посылая в неосязаемый фантом стрелу за стрелой и при этом развернувшись к Тарху правым боком. Именно в этот бок и всадил арбалетный болт оборотень.

Расчетливо выстрелил: не убил прежде срока, но поразил плечо, сделав беспомощным. Когда Тарх приблизился к раненому, тот стал отмахиваться тесаком, однако стрела, выпущенная в упор, пробила сердце подосланного наемника. Насладившись впитываемой Силой, оборотень вернулся к первому подранку. Мерзавец еще дышал, но смерть уже крепко сжимала его в своих объятиях.

— Кто заказал меня? — осведомился Тарх, присев на корточки.

Убийца жалобно прохныкал:

— Чародей был, имени не знаю… Обещал омолодить и денег насыпать немерено…

— Светлый был чародей или еще какой?

— Кто ж вас разберет, — прохрипел умирающий. — Одет, как положено колдуну… Лапсердак со звездами, колпак, волшебная палка с камнем самоцветным…

Наемник закрыл глаза. Еще немного — и он загнется сам, и тогда вся эфирная субстанция пропадет без толку. Досадуя, что не успел выпытать самые важные сведения, Тарх достал тесак негодяя, одним ударом пригвоздив наемника к дерну. Сила приятно подросла, взбодрив почти сексуальным удовлетворением.

Магистр вернулся в лагерь, нагруженный поросячьей тушей и позаимствованными у поверженных убийц кошельками. Конечно, вопрос о том, кого следует называть убийцей, требовал отдельной дискуссии, но у Тарха не было желания углубляться в этико-философские дебри.

Оборотень с легким недоумением обнаружил, что великие ученые занялись исследованиями, не дожидаясь прибытия на Купол. Красотка Айгуна восторженно наблюдала, как два лаборанта под мудрым руководством Талфама, Шакира и Хублы производят сверхточные замеры температуры и плотности воздуха, атмосферного давления, а также силы тяжести. Увидав Тарха, профессор строго повысил голос:

— Вот, пока ты где-то шляешься, мы твою работу делаем!

— И зачем вы это делаете? — поинтересовался Тарх.

— Даже ты должен понимать, какие это важные параметры, — провозгласил Талфам. — Еще никто не измерял их в этом месте.

Оборотень ответил, не скрывая насмешки:

— Даже я понимаю, что эти важные параметры сильно меняются в зависимости от времени суток, годичного климатического цикла, расположения звезд и других обстоятельств. Чтобы составить полную картину, необходимо проводить замеры каждый час на протяжении многих лет.

Разочарованная аспирантка чуть не расплакалась и ушла на корабль. Остальные великие ученые напряженно размышляли, а Тарх посоветовал всем заняться полезным делом, то есть поджарить свинью.

Через час, когда мясо было готово, а прихваченное из города вино выпито, захмелевший Талфам принялся болтать привычные глупости. В качестве мишени остроумия профессор, как обычно, выбрал Тарха.

— Айгуна, доченька, ты должна опасаться магистра Худана, — ласково блеял глава лаборатории, — Не смотри, что он такой урод. На самом деле Дан — сексуальный маньяк. Чудо будет, если сегодня ночью не попытается тебя обесчестить.

— Меня? — переспросила девица.

— Доцент Шакир тоже ничего, — буркнул оборотень, доедая хорошо прожаренный кусок грудинки. — Да и старый маразматик на что-нибудь сгодится.

— Видишь, какой он развратник! — Талфам сокрушенно покачал головой. — Деточка, советую сегодня переночевать в моей палатке.

Скорчив зверскую рожу, Тарх прорычал:

— Не соглашайся. Старик

надеется, что в темноте я вас перепутаю, и обесчещенным окажется он.

— Айгуна будет спать со мной, в каюте, — твердо заявила Хубла.

— Мы шутили, — поспешил разочаровать ее Тарх. — Я не перепутаю.

Сокрушенно качая головой, Талфам залез в палатку. Тарх не без сомнения поглядел на ладью, в кормовой каюте которой обосновалась красивая, но отнюдь не хватающая звезд с неба аспирантка из «хорошей семьи».

Интимные вопросы в южных и восточных странах издавна стояли острее, чем в цивилизованных краях с более свободными нравами. Местные девушки с детства усваивали, что главное в жизни — подороже продаться, а для этого нужно любой ценой сохранить девственность до брачной ночи.

Поскольку физиология требовала своего, невзирая на географию и родовитость происхождения, вергатильские девушки все-таки вели какую-то добрачную жизнь. Однако, чтобы соблюсти пресловутые приличия, они подставляли мужчинам части тела, не слишком пригодные для полноценного удовлетворения. Главное, чтобы наутро после свадебного пиршества над порогом дома висела простыня со здоровенным кровавым пятном.

Покалеченная двойная мораль пронизывала все сферы вергатильского бытия. Люди делали совсем не то, о чем полагалось говорить вслух. Взяточников и казнокрадов называли честнейшими людьми, бандитов и убийц — борцами за национальное самосознание, элитарных извращенок — порядочными женщинами. Из-за подобных перекосов сознания набухал гнойник, отравлявший души, поэтому общество нуждалось в срочном лечении. Выполнить такую хирургическую операцию могли только Темные.

Ночью Тарх спал чутко, опасаясь нового нападения, однако до утра ничего не случилось. После завтрака Вадлуг заставил мужчин натаскать дров и хвороста, потому как на Куполе будет не из чего развести костер. Когда на корме ладьи выросла внушительная куча топлива, Серый поднял кораблик в воздух и, регулярно прикладываясь к пузатой бутыли, взял курс на Купол.

Прозрачный колпак плоского мира слабо поблескивал, постепенно приближаясь, и на второй час полета стали видны неровности кристаллической поверхности. Вскоре после полудня, когда они подошли к вертикальной стене на дюжину верст, плавно изменился вектор силы тяжести. Теперь все тела притягивались не к диску Теллуса, а к самому Куполу.

— Где садиться будем? — осведомился Серый восьмерочник.

— Подальше от опасных мест, — не задумываясь, ответил Талфам. — И не слишком близко к поверхности планеты.

— Раньше надо было думать, — заворчал Вадлуг. — Здесь почти все места не опасные. Если дурака не валять.

— Не надо, чтобы натуралы оказались в окрестностях Пещеры Последней Битвы, — шепнул ему Тарх.

— Понимаю, не маленький, — тихо буркнул Серый.

Покружив над Куполом, он выбрал сравнительно плоское плато и посадил ладью. Поскольку остальные тянули резину, Тарх первым спустился по трапу, не без трепета ступив на хрустальную равнину. Под ногами разливалась заполненная звездами чернота, вокруг топорщились кристаллические холмы и скалы, принимавшие порой причудливые формы.

Воинственно потрясая арбалетом, оборотень придав озабоченность лицу, сказал:

— Если начальство не против, я прошвырнусь по окрестностям, а вы можете проводить исследования, не отходя от корабля.

Начальство, конечно, не возражало, и никто не стал набиваться к нему в спутники. Прошагав полчаса, Тарх потерял из виду корабль, а значит, и сам пропал из поля зрения участников экспедиции. Теперь он снова был свободен от идиотской опеки натуралов.

Прозрачный минерал, называемый куполитом, не слишком интересовал ученых — как людей, так и магов. Это вещество было давно изучено вдоль и поперек. Однако на Куполе имелось множество других объектов, представлявших немалую ценность для науки и особенно для племени гипернатуралов. по

Прямо возле лагеря магистр обнаружил рощу, где росли дерево гульбанат, а также кустарник мандрагора и даже красно-желтые стебельки звездной колючки. Корни, ветки, сок и плоды этих растений обладали свойством впитывать магию, а потому весьма ценились мастерами и лекарями. Впрочем, сейчас оборотня интересовали совсем другие находки, поэтому Тарх не стал сворачивать к роще.

В первую очередь оборотень искал весьма редкие, а потому очень ценные кристаллы, также способные накапливать бегущую через эфир энергию звезд. Магическое зрение подсказало Тарху, где можно найти волшебные камушки, и, поплутав около трех часов, он наткнулся на целый куст кристаллов, окрашенных в различные оттенки красного цвета.

Повертев головой, Тарх обнаружил увесистый куполитовый булыжник и с безопасного расстояния швырнул этот снаряд в красный куст. Раздался звон, кристаллы полыхнули яркой оранжевой вспышкой, в куполитовой стене под его ногами прошуршала ветвистая молния. Выглянув из-за укрытия, Тарх убедился, что камень попал в цель, отколов множество самоцветов. Самые крупные — с куриное яйцо и кулак размером — он завернул в тряпочку и спрятал поглубже во внутреннем кармане куртки. Мелочь оборотень насыпал в мешочек, положив в боковой карман, такую дрянь пусть натуралы изучают.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать