Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 20)


Он продолжил поиски, на ходу перекусив бутербродами. Дважды ему попадались желто-зеленые камушки — в основном, маленькие, не больше ногтя. Подбирая минералы этого типа, Тарх только морщился: хотелось встретить что-нибудь по-настоящему Темное по цвету и сущности, однако такой удачи ему не подвернулось.

Время пролетело незаметно, и вдруг Тарх обнаружил, что воды во фляге остается совсем чуть-чуть, да и светило небесное почти завершило дневной путь. Он уже собрался возвращаться к лагерю, когда почувствовал совсем недалеко источник сильной, но незнакомой магии.

Трудно было не сообразить, куда он попал. Тысячу лет назад здесь происходило сражение Последней Битвы событие, о деталях которого даже мудрецы-гипернатуралы могли только строить догадки. Доподлинно известны были разве что самые общие контуры той драмы.

Когда случился предыдущий визит Небесной Раковины, Темный Властитель вывел свое воинство на Купол, намереваясь отвратить катастрофу. Однако Светлые тоже ринулись в эти же места, безусловно возжелав сорвать замыслы конкурентов. В развернувшейся битве полегли обе рати, но Створки Раковины удалось разжать, и гибель мира была отодвинута до следующего цикла планетных вращений.

Тарх с благоговением взирал на ровное поле, усыпанное давно истлевшими скелетами, чьи костяные пальцы продолжали сжимать магическое оружие и жезлы. Над полем давнего сражения мерцали призрачные контуры — казалось, духи Светлых и Темных воинов кружатся в дружеском хороводе, предостерегая забредшего сюда потомка. Волны колдовских энергий тонко вибрировали, будто где-то далеко-далеко играла изысканная музыка и шуршали неразличимые голоса.

У растерявшегося Тархошамрахудана имелись веские причины для недоумения. Основные события Последней Битвы разворачивались в сотнях верст отсюда — вокруг нынешнего склепа Властителей. В исторических трудах не было упоминаний о схватке на таком удалении от главной баталии. Вероятно, здесь столкнулись отряды флангового охранения. Маленький, оставшийся незамеченным эпизод великой драмы.

Достав блокнот, оборотень старательно набросал очертания этого места, не забыв пометить основные ориентиры. Пусть ему не удастся раскрыть загадку, но Тайный Совет должен получить информацию.

Уже в полной темноте, направляясь к лагерю экспедиции, он увидел вонзившийся в куполитовую скалу боевой топор. Древний мастер выточил этот инструмент из цельного куска черного непрозрачного минерала, и топор пережил испытание веками. Тархошамрахудан потянул за рукоять, почувствовав мощный толчок Силы, однако вытащить оружие не сумел — черное лезвие прочно засело в кристалле.

А жаль — видно было, что топорик великолепно сохранился и полон магии. Печально вздохнув, Тарх пошел быстрее, держа направление на бледно-голубую черту в черном небе — это Вадлуг зажег сигнал на мачте ладьи.

Впрочем, вскоре Тарх снова остановился, наткнувшись на россыпь незнакомых кристаллов мутно-бурой раскраски. Недолго думая он отломил и насыпал в мешочек для образцов несколько горстей матовых камушков размером от горошины до водочной стопки. Туда же отправились три больших — в человеческую голову — кристалла. Завязывая мешок, Тарх обнаружил кровь, обильно текущую по его ладони. Острые грани бурых кристаллов распороли толстую перчатку, оставив на руке глубокие порезы.

— А мы тебя не ждали, — разочарованно сообщил Талфам. — Думали не вернешься.

— Все мясо уже съели, — злорадно проговорила Хубла.

Пожав плечами, Тарх поужинал хлебом и сыром из запасов экспедиции. Чай остыл, но подогревать не было сил, и магистр удовлетворился противно-теплой полусладкой бурдой.

По разговорам собравшихся у костра он понял, что великие ученые напуганы красочными эффектами вроде сверкания огненных теней или бесплотных голосов. Кажется, они прежде не слышали, что на Куполе подобные явления — не всегда безобидные — происходят постоянно. Большинство требовало немедленно возвращаться, однако Вадлуг отказался.

— Ночью никуда не полечу, — твердо заявил Серый. — Безопасней здесь остаться, среди призраков.

Великие ученые боязливо жались друг к дружке. Привезенные на ладье запасы дров заканчивались, так что костру оставалось гореть от силы до полуночи. Как водится, пошли в ход страшные истории про Купол, про волшебников-людоедов, про чудовищ, и вскоре вся экспедиция была запугана до смерти — бери идиотов от науки голыми руками.

— Держись поближе ко мне, — посоветовал Тарх красотке Айгуне. — У меня арбалет с заколдованными стрелами. Ко мне призраки не сунутся.

С готовностью прижавшись к нему, аспирантка поинтересовалась:

— Вы знакомы с магией?

— Ну как можно… — Он обнял девицу за узкие плечи. — Но у меня есть приятели среди Темных и Светлых.

— И какие лучше?

— Трудно сказать. — Тарх помахал ладонью. — Светлые

прощают людям грехи и слабости, поэтому им служат охотно. Только служат им грязные люди, коим нужно прощение многих грехов. Темные, напротив, карают безжалостно, причем не всегда достается только виноватым.

— Эти самые Темные, они чересчур, конечно, жестокие, но все-таки справедливые, — неожиданно высказался один из лаборантов. — Вот недавно убили таможенника — редкостной был сволочью. Парня покалечил ни за что — сына докторского.

— А собачку зачем задрали?! — возмущенно закричал Шакир.

— Да, собачку они зря, — с важным видом согласился лаборант. — С собачкой переборщили.

— Говорят, не простой был пес — оборотень, — вставила Айгуна. — Каждую ночь людей убивал.

— Не людей, а полицейских, — уточнил другой лаборант. — Их и надо убивать!

«Вот они, смертные, — подумал Тарх. — Собаку жалеют, а человека — нет».

Высокоинтеллектуальная беседа была прервана очередной шуткой Купола. В темноте, куда не доставали красноватые блики костра, заколыхались пугающие фигуры призраков. На мгновение возникали нечеловеческие хари, оскалившиеся в безмолвном хохоте. Ничего страшного в них не было — банальные оптико-магические эффекты. Однако великие ученые пришли в ужас, и Талфам осведомился дрожащим голосом:

— Дан, сынок, ты изучал в Мишвенде теорию колдовства. Какие демоны напали на нас — Темные или Светлые?

Демоны не имели цветового деления, о чем полагалось знать даже провинциальным профессорам. К тому же вокруг лагеря вертелись вовсе не демоны, а всего лишь призраки. Внутренне расхохотавшись, Тарх произнес замогильно-зловеще:

— Судя по форме и размеру, это — демоны Кровавой Расправы. Их предназначение — подвергать мучительной смерти самых мудрых смертных, которые им подвернутся.

Молодежь облегченно повеселела, зато великие ученые лишились покоя до самого рассвета. У бедняжки Хублы совершенно сдвинулись мозги, и она заговорила вовсе не в тему:

— Дан, ты каким волшебником хотел бы стать — Светлым или Темным?

— Такие вопросы передо мной никогда не стояли, — холодно бросил оборотень.

Глупо хихикая, пожилая научная дама изрекла:

— Я точно знаю, он должен быть Светлым. Дан по гороскопу — Тигр, к тому же родился в год Эвкалипта под знаком Белой Луны.

— Под Железной Звездой! — возмутился он.

— Тем более… — Внезапно закашлявшись, она умолкла.

— Я тоже Тигр, — заискивающе сообщила Айгуна. — Вы в какой части города живете?

— На углу Шестой Сабельной и Корабельной.

— Ах, это же Старый Город… — Она вдруг всхлипнула. — Там хорошо, а здесь страшно.

Кажется, девочка вполне созрела. Оставалось организовать совсем простенькие чары, чтобы экспедиция в панике забилась в самые глухие щели. После этого они с дурочкой могли заниматься чем угодно в полном одиночестве. Тогда увидим, чего стоит хваленое южное целомудрие.

Тарх мысленно произнес формулы заклятий, но призраки повели себя несолидно. Вместо того чтобы превратиться в клыкастые челюсти, бледные тени засверкали, трансформируясь в письмена древней азбуки. Над костром повисли кроваво-красные слова:

«Смерть. Жертва».

— Мы погибли, — прошептал Талфам.

Из ночи медлительно выдвинулось омерзительное страшилище: короткое и толстое змеиное туловище, три пары мохнатых козлиных ножек, массивные клешни на суставчатых лапках, крылышки нетопыря возле загривка. Уродство трехглазой пятнистой башки дополняли челюсти хищного насекомого, вокруг пасти извивались щупальца в локоть длиной.

— Вы все погибнете, если не принесете жертву, — обрадовал их монстр и, переждав дружный хоровой вопль, добавил: — Мы соизволим забрать самого умного из вас. Оставь арбалет, избранный, и следуй за нами, иначе я надругаюсь над твоими спутниками.

Клешня кошмарной твари указывала на Тарха. Разоружившись, оборотень — все равно терять нечего — расцеловал Айгуну, заодно пощупав все имевшиеся при девице округлости, оказавшиеся к его разочарованию небольшими и дряблыми. Затем шагнул к костру, проговорив:

— Я не прощаюсь. Может, чудовище пощадит меня.

— Вряд ли, — заметил монстр. — Утром снова наведаюсь, чтобы забрать остальных.

На глазах оцепеневших вергатильцев создание безумных проклятий щелкнуло клешней. Прямо над костром разверзлись врата в бездну, окаймленные тонкой чертой пульсирующего пламени. Столкнув оборотня в эту дыру пространства, чудовище прыгнуло следом, после чего проход в иные измерения захлопнулся, погасив костер.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать