Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 32)


— Тебе виднее. — Бадек осторожно отложил пластину побольше размером. — А в хвостовик рукоятки запрессую малые пурпуриллы — никакая защитная магия не остановит такой кинжал. И для меча твоего камушек найдется… Жаль, не попался тебе черный транспараз — уникальные, по слухам, из него получаются клинки.

— Кажется, на Куполе я видел готовый топор из такого камня. Остался от участников Последней Битвы.

— И ты не взял этот инструмент?! — вскричал потрясенный Бадек. — Словно не мой сын!

— Пытался, но не вышло, — признался пристыженный оборотень. — Намертво засел в глыбе куполита. Бадек запыхтел, хмуря лоб.

— Точно с ума сошел бедный ребенок, — сказал он. — Ты же умеешь наращивать Силу достаточно простым способом. Всего-то и делов — подтянуться на пару ступенек и дернуть порезче. С таким оружием хоть в Последней Битве сражайся — почти ничего не страшно, всех врагов положишь.

— Прежний владелец сам на Куполе остался, — напомнил Тарх.

— Ну, как повезет. — Бадек усмехнулся. — Только без этого топорика тебе совсем тяжко придется.

Он отложил в сторону большой красный самоцвет, обещав подшлифовать, чтобы можно было носить на шее для накапливания запасов звездной энергии. Крупный хлорианд решили пустить на кристалл-переговорник.

Прямо на месте, за неполных полчаса, Бадек вставил пурпурилловую горошину в рукоять меча, купленного Тархом на базаре перед встречей с Наддой. Оружие сразу изменилось — будто удобнее ложилось в руку и помогало выполнять сложные фехтовальные приемы. Кроме того, Тарх почувствовал, что пурпурилл создает сферу магических Сил, обращению с которыми еще предстояло научиться.

Между тем отец уже выпиливал транспаразовые клинки, озабоченно бормоча. Он никак не мог придумать, куда бы пристроить остающуюся каменную мелочь.

— Делай с ними что хочешь. — Тарх пожал плечами. — Настругаешь всяких магических хреновин на продажу.

Отец кивнул, не отрываясь от работы. До вечера Бадек возился в мастерской, Тарх ассистировал отцу чем мог — инструменты подносил, зажимал кристаллы в тисках. Когда начало смеркаться, мастер вручил сыну готовые ножи, сказав:

— Ножны закажи в Заклятых Кварталах. Был там мужичок по имени Хландабрагонтраб — на многое он не способен, но такие мелочи у него прекрасно получались.

— Знаю Хланда… — Тарх не мог оторвать глаз от великолепных ножей. — Мы с ним в одной когорте служили.

— Ну, тем лучше. — Отец задумчиво глянул на склонявшийся к лесу Герое. — А не сходить ли нам на рыбалку?

В трех верстах от городка нашлось тихое местечко. Речка здесь текла спокойно, застаиваясь в глубоких омутах, а наклонившаяся над руслом неохватная старая ива идеально годилась, чтобы сидеть над медлительным потоком и забрасывать снасть на любом расстоянии от берегов.

Бадек подвесил над водой светящиеся шарики, после чего рыба стала клевать с неслыханным остервенением. За час с небольшим они сняли с крючков десяток аппетитнейших созданий длиной не меньше локтя.

— Может, хватит? — взмолился Тарх. — За неделю столько рыбьего филе не съедим. И тащить эту дрянь домой— пупок развяжется.

— Еще чуть-чуть… — рассеянно отмахнулся отец и вдруг хихикнул: — Ты у меня всегда не любил рыбалку, предпочитал ловить рыбу прямо из тарелки.

— Именно. Мне охота нравится.

— Потому и с арбалетом не расстаешься? Тарх машинально погладил оружие, висевшее рядом с ним на сучке.

— С оружием спокойнее. Особенно в такое время, когда неведомо, кто вздумал меня прикончить, — смутившись, произнес он.

На этом разговор пришлось отложить, потому как на снасть Бадека польстилась одетая в чешую болванка длиной в половину человеческого роста и в ногу толщиной. Сын с отцом умаялись, вытягивая чересчур живучую рыбину, и окончательно решили — пора сматывать удочки в прямом и переносном смыслах. Выпотрошенную добычу сложили в заплечные мешки и, тяжело нагруженные, побрели по тропинке в сторону города.

По дороге отец вдруг буркнул:

— Не надо слишком серьёзно относиться к семье. Забудь бред насчет великой любви. Браки по расчету крепче. Главное, чтобы девушка была хорошая.

Тарх засмеялся:

— Эх, папа! Какой же расчет хорошей девушке идти за меня замуж? Им нужен богатый да влиятельный и чтоб не ниже пятого ранга. Так что до меня опустится лишь какая-нибудь Темная десяточница, успевшая походить по рукам и не сумевшая довести до венца никого из высших рангов. Не слишком веселая перспектива.

Отец пыхтел трубкой, потом неуверенно сказал:

— Не так мрачно, сынок. Знаешь, как получилось у нас с Мерланикой? У нее было несколько неудачных романов, а меня бросила, оставив глубокую рану на сердце, женщина, которую я безумно любил. Друзья познакомили нас, и через полгода мы женились.

— Может быть, и я так сделаю. — Тарх вздохнул. — Только пока надеюсь на…

Он замолчал и, закрыв глаза, всмотрелся в лес внутренним, колдовским зрением. Неподалеку собиралась недобрая магия — словно кто-то могущественный посылал чары, готовя расправу над не ожидавшей нападения жертвой.

Схватив отца за руку, Тарх отступил в заросли кустарника, на ходу снимая арбалет — сначала с плеча, а потом и с предохранителя. Затем, поработав призрачным имитатором, создал на тропинке весьма правдоподобную иллюзию: нематериальные Тархошамрахудан и Шамрахбаданакар сидели под вековым дубом, неслышно перешептываясь. Для вящего эффекта он бросил возле призраков мешки с рыбой.

Оборотень едва успел закончить эти

приготовления, когда из зарослей в десятке шагов от них выскочила невысокая тварь, отдаленно похожая на ишака. От длинноухого упрямца бестия отличалась длинным тонким рогом, росшим из середины лба. Повертев башкой, зверь устремился к картине «Отдыхающие призраки», боднув ненастоящего Тарха. Пробив иллюзию, костяная пика вонзилась в дубовый ствол, прочно засев в крепкой древесине.

— Как ты думаешь, стрела его возьмет? — задумчиво произнес оборотень, спустив тетиву.

Судя по истошному визгу, рана получилась болезненной. Тарху пришлось выстрелить еще дважды, после чего задние ноги живучей твари подкосились, и мохнатый круп задергался в агонии.

Отец и сын подошли к умирающему существу. Безусловно, это был непарнокопытный рогач, но слишком крупный для своей породы. Чтобы вырастить такую особь, требовались многолетние усилия неслабого чародея. Троечника, никак не ниже.

— Миар, — уверенно сказал Бадек. — Его работа.

— Хотел убить нас с тобой. — Оглядевшись, Тарх убедился, что других опасностей нет. — Я правильно понял, что у мамы был с ним роман?

Мрачно сопя, Бадек извлек из-за пояса топорик и двумя точными ударами отсек рогатую голову. Тарх почувствовал, как рассеивается звездная субстанция, вытекающая из сущности рогача, но оборотню достались жалкие крохи — убивал-то не он. Между тем отец выковырял из древесины острие бивня, решив, что оно станет великолепной рукояткой для чародейского жезла.

— В гадине было много магии, — задумался вслух оборотень. — Как ты думаешь — печень и сердце?..

— Интересная мысль. — Отец понял его с полуслова. — Только надо спешить, пока Сила не растаяла.

Они вспороли брюхо рогача и вырезали внутренности, стараясь не задеть желчный пузырь и почки. При разглядывании магическим зрением окровавленные куски буквально светились — столько эфирной субстанции накопилось в этих органах.

Прибавив шаг, они вскоре оказались на окраине Муспарди. В безлюдной улочке, за два поворота до родительского дома, Тарх повторил прежний вопрос:

— И все-таки — что было у мамы с Миаром? После паузы Шамрахбаданакар нехотя ответил:

— Старый подонок плохо с ней обошелся, поэтому Мерланике пришлось перебраться в Вергатил. Примерно через год, когда мы уже считались женихом и невестой, Миар снова нашел ее и попытался увезти. Миштпор и Корда поддержали меня, Серые не стали вмешиваться, а Светлые даже пытались урезонить своего выродка, но Миар не послушал Вабланга.

— Миар — Светлый? — поразился Тарх.

— Тогда он был Светлым троечником. Я немного побил его и пригрозил созвать трибунал, который наверняка назначил бы дуэль. Миар отказался драться и уехал, сильно разгневанный на Светлых. С тех пор он объявил себя Серым и время от времени делал нам мелкие пакости.

Рассказ отца звучал совершенно неправдоподобно, поэтому Тарх решил уточнить:

— Троечник побоялся драться с восьмерочником?

— Представь себе! — Бадек самодовольно фыркнул. — Хотя в те годы я уже стал семерочником, но это не важно. Он всегда был трусоват, а я считался большим забиякой. Вполне мог бы попортить ему шкуру на разных частях тела.

На этом разговор пришлось прервать, потому как они вошли в свой дворик, а развивать тему при Мерланике оба считали неудобным.

Увидев рыбу, хозяйка стала кривиться и морщиться, но потом ей показали печенку рогача, и Мерланика сказала, что лучше бы вдвое больше рыбы принесли. Продолжая ворчать, она все-таки нарезала внутренности, уложив ломтями на разогретую до шипения сковородку.

Даже слегка обжаренные куски выглядели неаппетитно, родители старательно отворачивались, не желая приступать. Чтобы подать пример, Тарх отрезал кусочек и прожевал. Оказалось не слишком вкусно, хоть и не отвратительно. К тому же он почувствовал, как в его сущности "начала перераспределяться Сила, и это было приятно.

— Присоединяйтесь, — потребовал оборотень. — Или вам нравится стареть?

— Давно не пробовали, — признался отец. — Может, мы лучше травами лечиться будем?

— Не привередничайте, старики, — строго сказал Тарх. — Вам необходимо это съесть.

С недовольными гримасами родители откусили раз-другой, потом втянулись. Тарх тоже не отставал, умяв почти половину невкусного, но полезного продукта.

Пульсации звездных субстанций сделали Тарха расслабленным, настроив мысли на меланхолический лад. «А что, если на самом деле выбрать ведьмочку из низших классов, вроде той же Надды? — подумал он. — Детям обеспечим старт с восьмого-девятого ранга. Потом подтянем, дадим образование…»

Однако вместо Надды перед мысленным взором упорно возникала Кабурина, раздевшаяся для превращения в невидимость. После таких видений о других женщинах даже думать не хотелось. Особенно в этой глуши, где на двадцать верст вокруг не было ничего мало-мальски привлекательного.

Раздеваясь в спальне, он решил: «Убью еще десяток смертных — смогу сделать себе тело получше. Пусть после этого упаду до невысокого ранга — потом наверстаю. А как стану атлетичным красавчиком-шестерочником — сразу в завидные женихи запишут!»



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать