Жанр: Боевая Фантастика » Константин Мзареулов » Капитан Багровой Тьмы (страница 34)


Глава 11

ИСПОЛНЕНИЕ ВЕРДИКТА

В помощь Тарху полковник Ликтор выделил отделение пехотинцев, перетащивших через Невидимую Дорогу ящики с амуницией. Удивленно покачав головой, Миштпор признался:

— Даже не верится, что нам столько добра подкинули.

— Значит, и потребуют от нас немало, — изрек пессимист Астах.

Тарх привез из Штайнбурга много чего нужного, но в отдельной упаковке покоилась главная добыча — два ручных громобойника, молнии которых поджаривали человека с двухсот шагов и оглушали — с пятисот.

— Отдохни до вечера, — разрешил воевода. — В шесть часов собираемся в храме у Серых.

— По какому поводу?

— Не объявляли. Шудлай только намекнул, чтобы тяжелое оружие с собой не брали.

— Наверное, опять переговоры о дружбе, — смекнул оборотень.

Времени оставалось вдоволь. Прихватив отцовские подарки, Тарх выпросил у Миштпора магический транспорт до Заклятых Кварталов. За последние дни он пользовался Невидимыми Дорогами чуть ли не каждый день и привык к этому средству передвижения.

Услышав, что знаменитый мастер Шамрахбаданакар передал ему привет, Хланд расцвел и немедленно занялся ножнами для транспаразовых клинков.

— Поосторожнее, — запоздало предупредил Тарх. — Режет, как сволочь.

— Уже, — простонал Хланд, размахивая окровавленной ладонью.

Оборотень метнулся на помощь, вытаскивая из-под рубашки висевший на цепочке амулет. Хоть и недолго Тарх общался с Ланком, но кое-какие целебные чары запомнил и теперь в два счета залечил рану.

Отметив кровавый почин чаркой домашней кислятины, которую жители пригорода с необъяснимым упорством называли вином, Хланд вернулся к верстаку. Он уже заканчивал шлифовать костяные заготовки, когда в мастерскую заглянули Тибрел и Лирг.

— Здравия тебе, оборотень, — неожиданно приветливо произнес староста. — Дошел слушок, будто папаша твой очередные чудеса сварганил.

— Не томи, покажи, — потребовал нетерпеливый Тибрел.

Ножи привели их в восторг. Словно дети, они стали тыкать клинками во все подряд и, конечно, порезались. Пришлось оборотню лечить еще двоих. А вот меч Лиргу не понравился. На широком лице старосты заиграла довольная улыбка.

— Хороший мастер Бадек, нов этот раз грубо сработал, — заметил пятерочник. — Торопился, наверное.

Он затянул долгую нудную речь, перенасыщенную загадочными терминами своей гильдии: рукохватка, тройник, нитка-восьмерка, надслойник. Если не задумываться над глубинным смыслом жаргонных словечек, речь шла о том, что камень в рукоятке делает меч прочнее и увеличивает мощь удара, но баланс магических Сил не соблюдается. По словам Лирга, следовало бы не стягивать сферу чар вокруг рукоятки, а перераспределить в сторону клинка, и тогда убойная Сила возрастет троекратно.

Лирг даже попробовал осторожно переколдовать оружие, но не сумел изменить раскладку чар. Осерчав, староста, буркнул:

— Капитально сработано, на века… Еще чего старик твой сделал?

Тарх показал хлориандовый переговорник и амулет для накопления энергии, сказав, что через пару дней будет готов роговой жезл с большим темным пурпуриллом. Тибрел произнес восторженно:

— Здорово живешь, оборотень. С этим снаряжением ты можешь драться против мага на две ступени сильнее твоего ранга. А если б немного в чарах соображал, так тебе в бою цены бы не было.

После такого комплимента магистр в чине штабс-капитана долго недоумевал: почему, спрашивается, маги из пригорода уверены, будто он не владеет колдовскими приемами? Наверное, не сомневались, что чтение умных книжек — занятие бесполезное, а магическим искусством овладеть можно лишь фольклорным путем — подслушав, как ведьмачит малограмотный чародей-самородок.

Он не обиделся на мастеровых. Те всегда высокомерно считали образованных магов гипернатуралами второго сорта, ибо далеки горожане от природы-матушки. При этом они, жители предместий, искренне удивлялись: почему, дескать, образованные колдуны настолько сильнее их, детей природы…

Потом они примеряли ножны, подвешивали ножи к поясу и пробовали меч. Булатный клинок, усиленный магией, легко рубил и бронзу, и железо, и камни. И вдобавок звенел, точно колокольчик, отлитый из серебра высокой пробы.

Около пяти вечера Тарх спохватился и объявил, что должен спешить на очередную миротворческую встречу.

— Не спеши, оборотень, — буркнул все еще сердитый Лирг. — Нас тоже позвали. Вместе поедем, на моей таратайке.

Пресловутая таратайка оказалась шестиколесной самоходной повозкой. В дороге магический механизм дважды принимался капризничать, но к храму они подъехали даже чуть раньше назначенного срока.

Перед капищем прогуливались Миштпор, Ланки Корда, поодаль стояла кучка Светлых во главе с Оз-Ваблангом. Среди недругов оборотень разглядел Оза-Лиану и Оз-Катугурда — троечника, самого сильного и коварного в губернии вражеского бойца.

Воевода Темных был не в духе и, покосившись на Тарха, раздраженно пробубнил:

— Ты все-таки обвешался оружием. Кажется, я предупреждал, что идем на мирную встречу.

Тарх попытался объяснить, почему при нем ножи и меч, но Миштпор, не пожелав слушать, отвернулся. Сам воевода пришел налегке, с короткой прогулочной шпагой на боку. Штабс-капитан пожал плечами — он не считал себя в чем-то виноватым.

Перебросившись короткими фразами с Ланком, оборотень узнал, что утром к Миштпору пришел посланец Оз-Вабланга, поименно пригласивший десяток Темных для серьезного разговора. Как

сказал гонец, надо спокойно и по-доброму разобраться в некоторых недоразумениях, омрачающих сосуществование магических общин.

Вскоре жрец из Серых позвал их в храм. Внутри было не слишком светло, стены покрывала дорогая ткань стального цвета. На амвоне стояла серебряная скульптура воина с мечом в ножнах, протягивающего развернутую ладонь.

Светлые сели справа, Темные — слева, Серые — сзади. Шудлай и еще четверо Серых заняли места за столом, сидя лицом к собравшимся. Шудлай поставил на стол песочные часы и, когда первые песчинки упали в нижний сосуд, торжественно произнес:

— В городе возник межобщинный конфликт, для преодоления коего решили мы обратиться к древнему кодексу и созвать Трибунал Трех Расцветок. Поскольку спор ведется между Светлыми и Темными, большинство в трибунале получает Орден Благолепия. Согласно кодексу, к пяти беспристрастным судьям из нейтрального лагеря должны присоединиться по одному представителю истца и ответчика. Миштпор и Вабланг, извольте занять места за столом суда.

Взбешенный, но растерянный Миштпор проревел:

— Какой суд? Меня позвали на переговоры!

— Не шуми, — поморщился глава Серых. — Трибунал — это разновидность переговоров, в ходе которых по справедливости решаются споры и недоразумения.

Судя по довольным рожам Вабланга и Катугурда, Светлые считали, что выиграли первый раунд. Скорее всего, так и было — противник застал Темных врасплох.

Когда предводители враждующих общин присоединились к судьям, Шудлай продолжил:

— Орден Света обвиняет Темных собратьев в изощренном убийстве на почве мести Светлого десяточника Оз-Кульдара, причем убийство совершено с использованием несоразмерно сильной магии. Орден Света представил убедительные доказательства того, что присутствующие здесь Темный четверочник Оланкавачанд и Темный восьмерочник Тархошамрахудан затаили злобу на судью Оз-Кульдара, вынесшего не устроивший Темных приговор. Применив колдовство высокого уровня, Оланкавачанд и Тархошамрахудан заманили Оз-Кульдара в безлюдную часть города, где Тархошамрахудан убил Светлого, равно как оказавшегося там же натурала Балыглу. При этом Оланкавачанд обеспечивал исполнителю алиби, создав иллюзию присутствия Тархошамрахудана в другом месте. Таким образом, по мнению Ордена Света, имели место умышленное убийство и сговор с целью умышленного убийства. Что могут сказать в свое оправдание Темные?

Ланк растерялся и мог по неосторожности сморозить любую глупость. Поэтому Тарх опередил доктора, равнодушно проговорив:

— Нам не в чем оправдываться. Пока мы слышали только безосновательные домыслы.

Спустя четверть часа он не смог бы повторить это заявление. Оказалось, что амулет из белесого кристалла, висевший на шее Оз-Кульдара, дотошно сохранил все события того дня.

Могучий чародей Оз-Катугурд извлек из амулета обрывки зримых и сверхчувственных образов, запечатлевших как удар направленных Ланком заклятий, так и сцены расправы на пустынном пляже. Тарху этот иллюзион удовольствия не доставил: видно было, насколько неловко и даже робко нападает оборотень, как он чересчур осторожничает, атакуя лишь наверняка.

Между тем истцы вызвали свидетеля — врача-семерочника, присутствовавшего тем вечером в доме ротмистра Нацца. Кристалл Светлого лекаря бесстрастно зафиксировал создание Ланком призрачной иллюзии, а также незаметный уход оборотня и его столь же скрытное возвращение.

Темные наблюдали это безобразие с каменными лицами, Светлые изображали показное возмущение, а Серые искренне сокрушались по поводу чрезмерной жестокости совершенного убийства. Когда Катугурд объявил, что считает преступление Темных доказанным, Шудлай сухо поинтересовался:

— Способны ли ответчики привести доводы, опровергающие справедливость предъявленных улик?

Ошеломленный разоблачением Ланк не в силах был связно говорить, поэтому Тарху снова пришлось брать инициативу и отдуваться за двоих. Сохраняя на лице мину беспредельного равнодушия, он меланхолично произнес:

— К сожалению, у нас нет под рукой доказательств, поскольку мы не были заранее оповещены о замыслах этого постыдного фарса. Прошу дать нам некоторое время на подготовку необходимых материалов. Думаю, двух недель хватит.

— По традиции время разбирательства ограничено сроком вытекания песка… — Шудлай постучал ногтем по наполовину опустевшим часам. — Итак, подтверждают ли ответчики, что совершили убийство?

Поскольку обвинительный приговор был гарантирован, Тарх решил устроить прощальное развлечение для публики.

— Я сомневаюсь в подлинности доказательств, — заявил он. — Катугурд — сильный маг и вполне мог сфабриковать иллюзии. Пусть прокрутит всю запись без купюр, начиная с момента, когда жертвы подъехали к пляжу.

Светлые занервничали, заявили протест, но жаждавший беспредельной справедливости Шуддай потребовал предъявить улики в полном объеме. Пришлось Оз-Катугурду показать все, включая беседу Балыглу и Кульдара о совместно совершенных ими преступлениях, а также радость судьи, решившего, что Тарх всего лишь намерен с ним позабавиться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать